1990
05 сентября 2018 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Тарналицкий

«Квартира, в которую вложено $85 000, превратилась в хлам». Как потоп в «Новой Боровой» обернулся дорогостоящим ремонтом

Застройщик района «Новая Боровая» первым применил европейский подход к созданию жилых кварталов, благодаря чему успешно продает квартиры за МКАД по столичным ценам. Принято считать, что у «А-100 Девелопмент» слова не расходятся с делом и результат не отличается от красивых картинок. Вместе с тем не все жильцы разделяют восторженные отзывы, а возведение района не обходится без редких скандалов. Мы уже сообщали про выпадающие створки окон и лужи на лоджиях, вызванные «экстремальными погодными условиями». Эти проблемы уже в прошлом, но возникла новая. Радость от обладания квадратными метрами на эксплуатируемых кровлях обернулась головной болью для жильцов дома №2 по улице Небесной. Террасы не справились с летними ливнями, и вода хлынула в квартиры со свежими ремонтами.

Ручьи по стенам, ламинат «домиком»

Выбор района и квартиры Иван объясняет просто. Привлекла концепция застройщика: малоэтажный формат, продуманное благоустройство, личная терраса на крыше. Других аналогичных вариантов просто не было, так что выбор сам собой пал на «трешку» на последнем, пятом этаже дома в «Новой Боровой». В ноябре прошлого года семья получила ключи и незамедлительно приступила к ремонту.

— Я специально торопил строителей, чтобы поскорее заселиться. На отделке, мебели и технике не экономили. Когда ремонт был закончен, начались проблемы, — рассказывает Иван. — В мае этого года на стенах в спальне проступили подтеки. Поначалу пятна не казались чем-то критичным, но я должным образом проинформировал застройщика о залитии, направил претензию, однако в последующие недели пятна влаги только увеличивались в размерах, возникли перебои с электричеством. Пока застройщик не мог разобраться с причинами проникновения влаги в квартиру, мне оставалось лишь наблюдать за тем, как после каждого нового дождя растет материальный ущерб. Так продолжалось несколько месяцев.

Ливень, который обернулся настоящим потопом, произошел в субботу, 18 августа. Ивана с женой и ребенком в тот день не было дома.

— 10 августа мы уехали отдыхать и вернулись 20-го числа. Когда открыли дверь, стало понятно, что произошло что-то ужасное. На полу стояли лужи, натяжные потолки провисли, на стенах были видны следы обильных ручьев, ламинат встал «домиком», — Иван проводит экскурсию по квартире. — Ламинат, четыре слоя пробковой подложки и шкаф можно отправлять на свалку, обои — переклеивать, потолки — менять, пошла гулять геометрия дверных коробок. Ко всему прочему, несмотря на проветривания, уже появляется плесень. И это только видимый ущерб. Если коротко, квартира в хлам.

Гидроизоляцию повредил подрядчик

Вместе с Иваном поднимаемся на эксплуатируемую кровлю, которая и стала причиной потопа. Во время нашего визита представители застройщика проводили здесь испытания гидроизоляции, отчего терраса напоминала бассейн.

— Сейчас они уже устранили течь, но что мешало разобрать плитку и решить проблему до 18 августа? — задается вопросом Иван. — У застройщика было три месяца.

Причина залития квартир крылась в повреждении гидроизоляционного слоя. Сняв газон и плитку, специалисты увидели небольшие отверстия в гидроизоляции от дюбелей, которыми подрядная организация, отвечавшая за обустройство газона, крепила геотекстиль (работы проводились в ветреную погоду, отчего и возникла необходимость в дюбелях). Но как мог случиться масштабный потоп, если на кровле смонтирована ливневка и стоят аэраторы, удаляющие излишнюю влагу? Как выяснилось, ливнесток оказался засорен песчано-гравийной смесью, которая использовалась при обустройстве газонов. «Вопрос к специалистам: можно ли ПГС использовать в качестве дренажной системы?» — делает ремарку Иван.

— Разделяю беспокойство жителей залитых квартир, но обвинять застройщика в бездействии в данном случае нельзя, — подключается к разговору председатель товарищества собственников Анжелика Лебедева. — В ситуации начали разбираться, как только поступили первые жалобы. Была заказана экспертиза. Сначала чистили и разбирали ливневку, потом проверяли аэраторы. Никто из экспертов не мог предположить, что проблема кроется в пробитой гидроизоляции. Ведь когда ее сдавали технадзору, никаких вопросов не было. Повреждения возникли позже — в период обустройства газона подрядчиком.

От залития пострадали жильцы еще нескольких квартир. Где-то только промокли обои, где-то люди переселились в предоставленную застройщиком квартиру на время косметического ремонта. Своей историей с нами поделился Андрей, сосед Ивана по тамбуру:

— Меня тоже удивляет нерасторопность застройщика. Топить нас начало в мае, и только в августе обнаружилась причина. Видимо, до последнего не хотели взрывать плитку и проверять гидроизоляцию. Повезло, что 18-го числа мы были дома. В прихожей на потолке на стыке плит надулся пузырь — проткнув его, мы слили полтора тазика воды, после чего еще два дня продолжалась течь. Вода бежала по стенам в комнатах, из розеток. В туалете потрескалась дверная коробка, ламинат пока не вздулся, но будем наблюдать… Моральный ущерб? Да, мы понервничали, ведь ремонт дорогой. Но пусть хотя бы на совесть восстановят все как было.



Почему не удалось договориться?

Поскольку дом находится на гарантии, весь ущерб должен быть устранен за счет застройщика. «А-100 Девелопмент» от обязательств не отказывается, но в вопросе признания размеров компенсации материального и морального вреда стороны не сошлись. Иван поясняет:

— На словах мне предложили выбрать один из трех вариантов компенсации. Первый — $30 000, куда входят примерно $10 000 на ремонт по результатам государственной оценки и $20 000 компенсации за моральный ущерб (не забудем отнять подоходный налог). С данной оценкой я не согласен. Мой строитель насчитал ущерба на $20 000 с учетом работы, и это только видимый объем, а ведь наверняка в квартире обнаружатся и скрытые дефекты. Второй вариант — застройщик переселяет нас на съемное жилье, оплачивает проживание и полностью восстанавливает затопленную квартиру своими силами, а также выплачивает около $2000 за моральный вред. Что ж, переживания своей семьи я оцениваю дороже. Наконец, третий вариант — застройщик предложил выкупить мою трехкомнатную квартиру за $176 000. Мы с женой прикинули, что вложили сюда даже больше. Ремонт вместе с мебелью и бытовой техникой обошелся нам дороже $85 000 (основные затраты — мебель и техника). Да и не хотим мы продавать квартиру и заниматься новыми поисками, расположение и формат жизни нас полностью устраивают.

Я озвучил застройщику свои варианты: ремонтом занимается мой строитель и за мой счет, взамен «А-100» выделяет мне студию в «Новой Боровой» либо компенсирует стоимость ремонта в двойном размере. Кто-то подумает, что парень раскатал губу. Но такова моя оценка причиненных моей семье неудобств и переживаний. На протяжении четырех месяцев мы не можем полноценно пользоваться квартирой, электричества фактически нет в двух из трех комнат, жене с полугодовалым ребенком пришлось снять жилье, поскольку находиться здесь просто небезопасно для здоровья.

Застройщик предложения Ивана не принял. Вероятно, теперь спор будет решаться в суде.

Застройщик: «Согласно оценке, ущерб составил 22 000 рублей, но мы предлагаем более выгодные варианты компенсации»

За комментарием по поводу сложившейся ситуации мы обратились в компанию «А-100 Девелопмент». Приводим развернутый комментарий застройщика:

«Вместе с собственниками четырех пострадавших квартир мы сильно огорчены ситуацией, потому что нам небезразлично все, что происходит в „Новой Боровой“. И мы не пытаемся избежать ответственности за случившееся — наоборот, предложили варианты компенсации жителям, чтобы они могли выбрать наиболее приемлемый. Проблемных вопросов в адрес нашей компании поступает не много, поэтому мы досконально владеем ситуацией по каждому из них и состоим в диалоге с теми жителями, которые обращаются к нам за помощью.

Застройщик „А-100 Девелопмент“ участвует в жизни людей „Новой Боровой“ даже после передачи им ключей от квартир. Это касается не только поддержания благоустройства на высоком уровне или организации мероприятий, но и, что самое важное, решения непростых вопросов. Для нас важно не просто сдать дома в срок, но и дать людям гарантии комфорта и безопасности.

Мы применяем в строительстве решения, которые раньше в стране никто не применял. Инновации в жилой недвижимости — всегда риск. Эксплуатируемые крыши относятся как раз к нестандартным решениям. Не все получается с первого раза, но мы несем ответственность за каждое свое действие. Всегда открыты и не скрываем проблемные вопросы, если они возникают, стараемся их решать в интересах жителей.

В „Новой Боровой“ уже были дома с эксплуатируемой кровлей, но с подтоплением мы столкнулись впервые. Поэтому понадобилось время, чтобы найти причину и устранить ее.

Дефекты на кровле — самые сложные для устранения. Обнаружить место протекания можно только методом исключения: сначала прочистить ливневки, затем проверить исправность аэратора. После того как пройдены эти этапы и причина не обнаружена, вскрывается кровля. После каждого этапа необходим доступ в жилое помещение, которое пострадало, чтобы проверить, устранена ли проблема. Подрядная организация, которая несет ответственность за качество кровельных работ, отказывалась вскрывать крышу сразу после возникновения проблемы, ссылаясь на другие причины течи. Поэтому нам приходилось дополнительно проводить официальную экспертизу с привлечением комиссии для выявления причин.

Первую заявку от Ивана Анатольевича мы получили в мае, после чего сразу начали ремонтные работы. Однако Иван Анатольевич, чья квартира пострадала больше остальных, отказывался предоставлять нам доступ в помещение, чтобы мы могли оперативно проверить результаты устранения недостатков путем проливки кровли. Поэтому приходилось ждать осадков и информации от собственника: есть течь или нет (Иван опровергает застройщика. С его слов, специалистов он пускал, но иногда возмущался частым визитам в неудобное для семьи время. — Прим. Onliner.by).

Только после исключения возможных причин течи и проведения необходимой экспертизы мы смогли вскрыть кровлю. В строительном процессе задействовано большое количество подрядчиков, и от человеческого фактора, увы, не застрахован никто. Как показало вскрытие кровли, причина именно в нарушении технологии подрядчиком.

Решая нестандартные ситуации, мы руководствуемся, в первую очередь, моральным аспектом и стремимся компенсировать даже больше, чем предполагает заключение юристов и экспертов. Поэтому то, что мы предлагаем, всегда выгоднее официального заключения и экспертной оценки. Так, мы предложили Ивану Анатольевичу выбрать любой из трех вариантов компенсации:

  • денежную компенсацию, установленную экспертизой, выплатить в трехкратном размере;
  • сделать на 100% новый ремонт и меблировку во всей квартире;
  • выкупить квартиру по рыночной стоимости (она сегодня выше стоимости, по которой Иван Анатольевич приобретал это жилье), а также на 100% компенсировать стоимость ремонта, мебели и техники.

Чаще всего люди идут с нами на диалог, и мы с полной ответственностью компенсируем затраты, а также устраняем недочеты. Собственник пострадавшей квартиры не согласился ни с одним из предложенных вариантов. Он настаивал на компенсации в виде новой однокомнатной квартиры в 23-этажном доме Соснового квартала.

Мы стремились найти компромисс, однако в наш адрес поступил ультиматум: или новая квартира, или обращение на Onliner.by и в суд. Нам неприятна подобная ситуация, и в случае шантажа мы вынуждены переводить диалог в юридическую плоскость. Так, согласно независимой экспертной оценке, сумма ущерба, нанесенного Ивану Анатольевичу, на сегодня составляет порядка 22 000 белорусских рублей. Именно результат такой независимой экспертизы принимается и рассматривается судом. Это значит, что размер ущерба пересмотрен уже не будет. Очевидно, что наши варианты ощутимо выгоднее.

Если собственник решит делать ремонт в квартире самостоятельно, сумма, затраченная на это, не будет принята судом как основание для компенсации.

Пока мы готовили этот комментарий, Иван Анатольевич обратился в нашу компанию с просьбой подобрать ему арендное жилье на то время, пока в его квартире будут производиться ремонтные работы. Разумеется, мы решим этот вопрос, и все затраты, связанные с арендой жилья, компания возьмет на себя.

При этом варианты компенсации, которые мы предлагали собственнику квартиры изначально, по-прежнему актуальны.

Хотим подчеркнуть, что мы всегда внимательно относимся ко всем вопросам, с которыми сталкиваются жители „Новой Боровой“. Мы понимаем, что на этапе заселения в новый квартал форс-мажоры неизбежны, но мы готовы их устранять. Потому что нам важно, чтобы жители района были довольны тем местом, которое выбрали для жизни».

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Тарналицкий