Какой ремонт сделает белоруса счастливым. Архитекторы о национальном колорите и его будущем
22 068
167
31 июля 2018 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий, Zrobym, 33|16 Architects, archdaily.com, Bas Prinsen, Максим Соколов/place.by
Какой ремонт сделает белоруса счастливым. Архитекторы о национальном колорите и его будущем

Легко описать классическую английскую квартиру, элегантный французский интерьер, пестрый Восток или уютный скандинавский дом. Куда сложнее обстоят дела с белорусской стилистикой: не считая вышиванки, в современном интерьере трудно представить что-то национальное. А может, этим все и ограничивается? Архитекторы из студии Zrobym architects уверены, что в белорусской архитектуре есть ряд традиционных отличий, формирующих нашу самобытность. Их коллега Евгений Дайнеко из архитектурного бюро 33|16 Architects, напротив, убежден, что белорусского стиля не может быть априори, а все попытки его создания искусственны. Как отсутствие денег стало чертой менталитета, какими могут стать квартиры белорусов в будущем и как запрет салатового сайдинга поможет нам выйти на новый уровень, читайте в материале Onliner.by.

Мнения наших сегодняшних героев во многом расходятся. Соучредители студии Zrobym Architects Андрей Маковский (Андрусь Bezdar) и Алексей Кораблев убеждены, что однажды наш архитектурный колорит оформится в полноценную художественно-образную стилистику, узнаваемую за пределами страны. «Мы уже давно пытаемся найти современную белорусскую архитектурную идентичность», — рассказывают профессионалы.

Опытный архитектор Евгений Дайнеко с таким прогнозом не согласен. Специалист считает, что процесс глобализации стер все границы, а хорошая архитектура может быть только интернациональной.

Существует ли белорусский стиль?

На вопрос о существовании белорусского колорита в современном дизайне архитекторы смотрят с разных ракурсов, однако признают: если он и есть, то где-то очень глубоко.

— Белорусская стилистика определенно есть. Своя интерпретация современной архитектуры постмодернизма есть у каждой нации. Стилистику формируют климат, религиозные и культурные традиции, экономическое положение и другие факторы. Условия на планете у всех разные. То, что делают люди в определенной точке Земли, всегда будет иметь отличия от того, что делают люди в другой геолокации, — уверенно начинает Андрусь Bezdar. — Мы же не отрицаем, что есть белорусский менталитет, который, вероятно, отличается от менталитета других народов. Соответственно, у нас есть и особенные пожелания в архитектуре.

Мы семь лет собирали информацию о пожеланиях клиентов и поняли, что большинство людей предъявляют очень похожие требования к проектам — это и есть наши ментальные черты. Вероятно, это можно переоформить в дизайн-коды белорусской стилистики.

Евгений Дайнеко не совсем согласен. По его мнению, попытки воссоздания «народного» в дизайне и архитектуре — это явный откат назад.

— Понятие архитектурных стилей кануло в Лету еще в XIX веке, а вся современная архитектура, которая находится на пике прогресса, относится к постмодернизму. Поэтому белорусского стиля не может быть по определению. Может быть разве что «налет белорусскости» — свое видение общепринятого стиля, которое проявляется исключительно в частном домостроении, в декоре, но никак не в формообразовании — не в глобальном подходе, — убежден представитель бюро 33|16 Architects.

— Проектируя сегодня и здесь, можно вдохновляться белорусскими образами, но формировать на их основе определенную стилистику — это утопия.

В устоявшемся стиле сложно определить черты национального. Если посмотреть на работы любого современного архитектора, который занимается проектировкой общественных зданий, вы не сможете наверняка определить, где это построено — в Бельгии, Беларуси или Франции.

In honor of Belgian National Day, @uglybelgianhouses teamed up with ArchDaily to curate a selection of beautiful Belgian houses. Link in bio. . . Follow the ArchDaily pages: @ArchDaily @plataformaarquitectura @archdailyco @archdailymx @archdailybr @archdailyhq . . . #Contemporary #architecture #wow #picoftheday #adphotooftheday #architecturephotography #archdaily #instagood #iphonesia #photooftheday #arquitectura #architect #design #designer #archilovers #archilover

Публикация от ArchDaily (@archdaily)

— Давайте отвлечемся от архитектурных терминов и попробуем порассуждать на примере более простых вещей — например, спорта. Раньше люди гребли веслами, потом придумали парус, начали повышать обтекаемость судна, применять более легкие материалы и гонять на Кубке Америки, где побеждает быстрейший. Можно и на веслах плыть, но тогда определенно проиграешь.

Я это к тому, что мы живем в эпоху глобализации, где самое новое теряет признаки национальности. На первый план выходят функциональность, простота, выразительность образов за счет прогрессивных конструкторских решений и новейших материалов.

@ateliercarvalhoaraujo - mário sequeira gallery, braga 2006. pedro lobo. #architecture #carvalhoaraújo #portugal #braga #concrete #gallery #mariosequeira

Публикация от subtilitas (@subtilitas.site)

— Я считаю строго наоборот, — не согласен Алексей Кораблев. — Сейчас от глобализации уходят. Никому не нравятся интерьеры McDonald’s, никто уже не любит стеклянные небоскребы — все страны ищут самоидентификации. А те страны, что находятся на пике прогресса, диктуют остальному миру тренды, навязывают собственные национальные черты.

— На мой взгляд, хорошая архитектура может быть только интернациональной, — продолжает Евгений Дайнеко. — Перед архитектором стоит такая же задача, что и перед разработчиком смартфона: он должен быть технологичным, удобным и умным. И он везде должен быть одинаково хорошим и полезным — в любой стране, в любой широте и долготе, понимать любой язык.

Zrobym стоит на своем:

— Польза, прочность, красота — необходимые черты любой хорошей архитектуры. Но, чтобы быть интересной, она также должна учитывать национальные особенности. Надо понимать, для кого строишь. Постмодернизм — это современный стиль. Но в Китае он принимает одни формы, в Египте — другие, в Германии — третьи. И у нас есть свои особенности.

Лаконичность, контекстуальность, много дерева и света. Белорусский стиль в представлении Zrobym

Архитекторы Zrobym Architects много думали о том, какая архитектура привлекает белорусов и почему одни и те же решения нравятся многим заказчикам (компания позиционирует себя именно как белорусская студия дизайна). За годы работы у них сложилась довольно складная концепция. Белорусская архитектурная стилистика в их представлении имеет следующие черты:

  • лаконичность;
  • контекстуальность;
  • прагматичность, функциональность;
  • светлые тона в интерьере, серые тона в экстерьере;
  • использование дерева и натуральных материалов;
  • закрытые приватные пространства (большие окна в закрытый внутренний двор, фасад-стена со стороны дороги);
  • конструктивизм (часто строгая линейная геометрия простых форм, мало округлых форм);
  • скульптурность (работа с формой фасада, выполненном в одном или двух материалах).

— Пока проблем с дизайном и архитектурой у нас очень и очень много, а большинство домов выглядят откровенно безвкусно. Но определенное движение есть. Люди все чаще обращаются к профессионалам и стараются что-то делать, — рассказывает Андрей. — Всем своим клиентам мы даем брифы, которые помогают нам понять, чего хочет человек. За время работы мы и выявили этот ряд закономерностей.

По мнению ребят, практически все белорусы тяготеют к лаконичности: простоте, сдержанности форм, четкости графических решений. В доказательство своих слов архитекторы демонстрируют две фотографии. На первом снимке изображен собор Святого Стефана в Вене, на втором — костел Святых Симеона и Елены в Минске.

— Разница между ними колоссальная. Вопрос: почему там все так жирно, а у нас все так скромно? Можно сказать, что дело в отсутствии денег, и это будет правильно. Денег у нас не было так долго, что это стало чертой характера, — рассуждает Андрей.

Еще одной особенностью отечественного вкуса специалисты считают контекстуальность.

— Белорусы не любят выделяться и стараются слиться с окружающей средой. Отсюда наша любовь к серому цвету, который преобладает в пейзажах. Дерево естественным образом сереет со временем, и деревни сливаются с окружающим ландшафтом. В мире в плане архитектуры есть подход на контрасте: выделять здания из контекста. Это бывает очень эффектно, но в Беларуси я этого не нашел. У нас это вызывает непонимание.

Но что больше всего отличает нас от европейцев — это закрытость. В архитектурном плане белорусы интроверты. Мы не любим выставлять все напоказ. Хотя в соседней России можно наблюдать полнейшую противоположность. У нас никак не может появиться собора Василия Блаженного: не поймут.

В нашей практике был хороший пример. Когда-то мы проектировали два похожих домика: один в Подмосковье, а второй в Минске. Вот какой дом получился в России:

А вот — в Беларуси:

Разница очевидна. Когда мы спросили у москвичей, не пугает ли их тот факт, что с дороги будет прекрасно видно все происходящее в доме, они ответили: «Ну и что? Это мы в СССР прятались, а сейчас демократия, мы открытые, как все европейцы». Белорусы, как вы понимаете, отказались от такого варианта и предпочли сделать остекление с внутренней стороны двора. Так происходит на всех уровнях — и в городской застройке, и в загородной.

По мнению архитекторов, от сложного финансового положения у белорусов развилась еще и любовь к функционализму: мы стараемся задействовать каждый квадратный метр жилья.

— В интерьере мы используем преимущественно светлые тона. Это объясняется климатом: людям явно не хватает солнца и тепла. Белый цвет отражает и рассеивает солнечные лучи, зрительно расширяет и увеличивает помещение. По той же причине белорусы любят большие окна (но только во внутренний двор, не на дорогу).

Вообще, во многом наш стиль похож на скандинавский, но с некоторыми важными отличиями. Скандинавские интерьеры все же более яркие и пестрые, наши более одногаммные, скульптурные и минималистичные.

Пока этот стиль не оформлен и находится в зачатке, но к этому, как нам кажется, все идет. Сейчас задача дизайнеров и архитекторов — показать, как это может выглядеть, — заканчивает Алексей.

Салатовый сайдинг и бетонные заборы. Белорусский колорит глазами Евгения Дайнеко

Евгений Дайнеко в своих взглядах более критичен. Он считает, что если белорусская стилистика в архитектуре и есть, то зрелище это не слишком приятное.

— Сейчас сложно говорить о состоявшейся стилистике жилой частной архитектуры, потому что современный пригород Минска — это просто ужас. Сейчас это и есть современный белорусский колорит: бессистемное применение отделочных материалов вроде сайдинга, металлочерепицы всех цветов радуги, очень странный декор и показательная гигантомания.

Ребятам хочется, чтобы все выглядело так, как они представляют, но если прокатиться по окрестностям Минска, то станет понятно, что дела обстоят куда хуже. Не нужно брать единичный подвиг архитектора и говорить, что это и есть белорусы. Посмотрите на самые крутые поселки — станет страшно. Когда смотришь на это, создается впечатление, что люди попадали с разных планет и внезапно построились. Никаких правил, никаких договоренностей и ограничений — каждый строит, как он хочет.

Коттеджные застройки в пригороде Минска вызывают ассоциации с юношескими татуировками, сделанными по неопытности: вывести их будет очень больно, а исправить — очень дорого.

Если так уж нравится традиционная архитектура, берите пример с белорусской шляхты. Это прекрасный пример того, как каменная архитектура существовала не только в городах, но и в виде поместий и фольварков.

Вышиванка ни при чем?

Все архитекторы сходятся во мнении, что одной вышиванкой дело не ограничивается. Да и в целом она не играет основополагающей роли в формировании стиля. Сегодня это, скорее, символ.

— Что касается вышиванки, то это слишком очевидное, лобовое решение. Это как если дизайнеру поручат сделать логотип хоккейной команды, а он нарисует клюшку с шайбой.

К тому же у нас почему-то забыли про наследие советских архитекторов. В то время у нас была очень сильная конструктивистская школа, — уверен Алексей.

— Я вообще не думаю, что в современный интерьер нужно привносить народный декор. Можно, конечно, где-то для души повесить глиняный светильник или установить в новом офисе арт-объект из бревен, но этого достаточно. Более важны цветовая гамма, функциональность и так далее. Но делать что-то из веток просто потому, что хочется чего-то народного, — это китч, — продолжает мысль Андрей.

— Сегодня заморачиваться на каком-то историзме и воссоздавать условия исторического дворца или старой хаты — это то же самое, что ходить в парче. Это странно. Люди должны хотеть идти в ногу со временем. Это просто игры, а не серьезная задача, — соглашается Евгений Дайнеко.

Изменится ли что-то со временем?

Если вопрос о дизайне особых волнений не вызвал, то относительно перспектив белорусской архитектуры у специалистов возникло лишь два сценария.

— Нам кажется, что не все потеряно. В эпоху глобализации люди все больше проявляют интерес к национальному, поэтому однажды наша интерпретация модных тенденций архитектуры будет узнаваема — как узнаваема, например, китайская, — считают архитекторы Zrobym.

У Евгения Дайнеко прогноз не столь радужный.

— Все будет плохо еще очень и очень долго. Люди не хотят меняться, не хотят идти вперед. Изменить что-то можно только одним способом: сформировать грамотную комиссию из архитекторов и создать выверенный дизайн-код, а затем обязать всех жителей четко следовать ему. Данную практику можно применить в небольшом городе с потенциалом роста. Все будут вынуждены использовать только разрешенные стройматериалы, не уродующие город, и со временем научатся строить красиво.

Выработается единый стиль, который, вероятно, и будет иметь какие-то белорусские корни. Каким он будет, я не знаю, но лет через 15, когда будут видны первые результаты, в этом городе захотят жить многие белорусы. Иначе белорусский стиль останется просто историческим подражанием.

Дизайнеры интерьера в сервисе Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий, Zrobym, 33|16 Architects, archdaily.com, Bas Prinsen, Максим Соколов/place.by