Обрушение шлюза, взрыв на стадионе и давка на эскалаторе: пять забытых советских техногенных катастроф

309
25 июля 2018 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: pastvu.com, fleetphoto.ru, flickr.com, wikimedia

Обрушение шлюза, взрыв на стадионе и давка на эскалаторе: пять забытых советских техногенных катастроф

Как и в любой крупной стране, в Советском Союзе случалось немало трагедий с человеческими жертвами, однако, в отличие от большинства других государств, на одной шестой части суши их предпочитали не афишировать. В лучшем случае газеты ограничивались скупой заметкой, в которой отсутствовали какие-либо подробности, в худшем — аварии на производстве и транспорте вообще не упоминались и становились достоянием стихийно расползавшихся слухов. О многих из них, несмотря на десятки жертв, стало известно лишь после распада СССР и рассекречивания документов соответствующих органов. Onliner.by рассказывает о забытых катастрофах советской эпохи.

Пожар в поселке Машинистов, Сызрань

Приволжская Сызрань в годы Великой Отечественной войны превратилась в достаточно крупный промышленный центр. Одновременно она являлась и мощным железнодорожным узлом сразу по шести направлениям. Как и на любом подобном объекте, в Сызрани существует большая сортировочная станция, в данном случае окруженная массивами частного сектора. Одним из них являлся поселок Машинистов, судя по названию, возникший как компактное поселение железнодорожников. Этот район города и стал местом трагедии в ночь с 19 на 20 сентября 1980 года.

Многие из нас замечали на некоторых цистернах нанесенную трафаретом надпись «С горки не спускать». Под горкой в данном случае имеется в виду сортировочная горка, обязательный элемент любой соответствующей станции. Для того чтобы переформировать пришедший на станцию состав из вагонов, идущих далее в разных направлениях, маневровый локомотив затягивает его на специальную возвышенность, от которой вниз идет разветвляющийся станционный путь. Вагоны поочередно отцепляются (по одному или группами) и спускаются с горки, в процессе чего их направляют на разные пути в соответствии с дальнейшим маршрутом следования.

Однако в «Инструкции по движению поездов и маневровой работе» специально оговариваются исключения, которые категорически запрещено спускать с сортировочных горок. В частности, в 1980 году к ним относились и относятся сейчас цистерны со сжиженными газами и порожние цистерны из-под сжиженных газов, о чем свидетельствует соответствующая надпись на их борту. К сожалению, на этот запрет вопиющим образом наплевали работники сызранской «сортировки» в ту сентябрьскую ночь 1980 года.

Около 1:40 ночи 20 сентября дежурный по горке Валерий Воронков дал указание пустить с нее самоходом сцепку из пяти цистерн, в крайней из которых находилось 36 тонн сжиженного пропана, предназначавшегося для отправки в направлении Польской Народной Республики. Помощник составителя поездов Фуражкин в точности выполнил нарушающий инструкцию приказ, а рабочий горки Поднебесов, задачей которого было тормозить при помощи специальных башмаков вагоны, этого не сделал. Спустя несколько секунд сцепка столкнулась со стоявшим на сортировочном пути вагоном-цементовозом, в результате чего пропановая цистерна получила трещину. Сжиженный газ немедленно начал вытекать из нее в сторону находящегося вплотную поселка Машинистов, превращаясь при контакте с воздухом в крайне взрывоопасную смесь.

Однако трагедия могла быть гораздо менее тяжелой, если бы Поднебесов, видевший произошедшее, сообщил об этому дежурному Воронкову и пожарной службе. Он же предпочел просто сбежать, опасаясь за свою жизнь. Около 35 минут пропан продолжал распространяться по поселку, пока в 2:15 ночи от случайной искры не произошел объемный взрыв.

Очевидцы описывали его как огненный вал, за секунды прокатившийся по домам поселка Машинистов. Естественно, крепко спавшие в это время и ничего не понимавшие люди имели мало шансов на спасение. Кто-то сгорел заживо, выскочив во двор, кто-то задохнулся в своей постели. Спасатели сработали оперативно: и пожарные, и скорая помощь прибыли на место аварии через несколько минут после сообщения о ней, но во многих случаях мало что могли сделать. В результате фантастического по своей глупости нарушения трудовой дисциплины на месте происшествия и позже в больницах от ожогов погиб 41 человек, около 200 тяжело пострадали, полностью сгорело 44 дома. Все трое виновников аварии получили небольшие тюремные сроки: Воронков и Фуражкин — по шесть лет, Поднебесов — три года.

Взрыв на стадионе «Трудовые резервы», Киров

Стадион «Трудовые резервы» был построен в самом центре российского областного центра во второй половине 1950-х годов. Арена расположилась на дне одного из городских оврагов, и благодаря такому рельефу стала идеальным местом для проведения различных соревнований, включая даже такие специфические, как конькобежный спорт. Регулярно здесь состязались и мотоциклисты, а также устраивались массовые представления и праздники, неизменно привлекавшие тысячи жителей Кирова.

25 мая 1968 года одним из таких массовых праздников должен был стать спектакль «Есть на свете Москва». Из советской столицы в Киров приехали более 100 человек: артисты Московского театра массовых представлений и даже известный певец Марк Бернес. С собой труппа привезла более тонны различных пиротехнических изделий: впереди у театра был большой гастрольный тур. Всю эту пиротехнику сложили в административном здании стадиона рядом с трибунами.

Представление, на которое было продано более 10 тыс. билетов, должно было начаться в шесть вечера, но за 20 минут до этого момента здание с пиротехникой и людьми на его балконе просто взорвалось, после чего начался пожар. Успевших занять свои места жителей Кирова охватила паника, в горящую деревянную постройку бросились находившиеся на стадионе военные, и в этот момент прозвучал второй взрыв.

Деревянные конструкции трибун сгорели быстро. В общей сложности в результате серии взрывов и последовавшего пожара погибло 35 человек, включая 11 детей и 9 военнослужащих. Жертв могло быть гораздо больше, если бы трагедия произошла после начала представления, когда все зрители были бы на своих местах. Главным виновником произошедшего был объявлен погибший при взрыве пиротехник Березенцев. Что конкретно он сделал не так, следствие так и не установило, но очевидно, что он нарушил технику безопасности при работе со взрывчатыми веществами. Другим фактором, обусловившим масштабы инцидента, стало решение хранить пиротехнику в деревянном здании, находящемся вплотную к трибунам. Небольшие сроки заключения получили организаторы массового мероприятия.

Стадион решили не восстанавливать, и сейчас на его месте располагаются стихийные спортивные площадки.

Обрушение на шлюзе Воткинской ГЭС, Чайковский

В 1950-е годы на реках Волге и Каме развернулось масштабное гидроэнергетическое строительство. Одной из ступеней создаваемого Волжско-Камского каскада ГЭС, крупнейшей в своем роде европейской энергосистемы, должна была стать Воткинская гидроэлектростанция на Каме. Ее возведение началось в 1955 году, а по соседству стал расти сначала поселок, а потом город гидростроителей и энергетиков, названный в честь самого известного уроженца здешних мест композитора Петра Чайковского.

Одним из элементов рождавшегося на Каме Воткинского гидроузла стал Чайковский шлюз — однокамерное сооружение, которое должно было служить для пропуска судов из Воткинского водохранилища далее вниз по реке с перепадом высот в 23 метра. Как обычно в советской действительности, сдачу объекта в эксплуатацию приурочили к одному из великих советских праздников — в данном случае к 1 мая 1962 года. Однако гидростроители, несмотря на привычные аврал и штурмовщину, никак не успевали закончить работу в установленный срок в полном объеме, потому было принято решение сдать для начала хотя бы левую половину шлюза. 8 мая 1962 года первый пароход миновал недостроенный объект, в правой половине которого вовсю продолжались работы.

Спустя два дня, около трех часов 10 мая 1962 года в левую камеру Чайковского шлюза зашли два корабля: пассажирский пароход «Дмитрий Фурманов» и грузовой теплоход «Криуши». Они пришвартовались у внутренней стенки шлюза, за которой еще шли строительные работы, после чего началось шлюзование. Спустя 15 минут эта самая стенка на протяжении 110 метров обрушилась во внутрикамерное пространство, после чего вода из левой половины шлюза принялась стремительно заполнять собой его правую камеру. В образовавшийся прорыв начало затягивать и «Дмитрия Фурманова».

К счастью для находившихся на его борту 423 пассажиров и 52 членов экипажа, при помощи лесовозного теплохода «Фурманова» смогли вытянуть обратно на левую половину шлюза. В противном случае последствия могли быть куда печальнее. Очевидцы описывали возникшие в правой камере и межкамерном пространстве гигантские водовороты, в которых с безумной скоростью метались остатки опалубки и строительный мусор. В общей сложности при обрушении погиб 21 человек — преимущественно строители, трудившиеся над возведением второй половины объекта.

За два года до этих событий специалисты института «Ленгидропроект», работавшие над проектированием Воткинской ГЭС и ее сооружений, изменили проект Чайковского шлюза с двухкамерного на однокамерный. Скорее всего, причиной этому были указания Никиты Хрущева, призвавшего максимально ускорить введение в эксплуатацию таких нужных стране энергетических объектов. Спешка и желание во что бы то ни стало сдать объект к очередной важной дате в очередной раз не довели до добра.

Взрыв на заводе №4Д, Караганда

Одним из следствий Великой Отечественной войны стало ускорение промышленного развития восточной части Советского Союза. Из-за оккупации его западных регионов многие промышленные предприятия с этой территории были эвакуированы за Урал. Там же с нуля создавались и новые индустриальные объекты, необходимые прямо или косвенно для обороны. Мастерская, возникшая в 1942 году в Караганде, напрямую не работала на победу, но выпускаемые ею взрывчатые вещества закрывали потребности существовавших в окрестностях этого города угольных шахт.

После войны со строительством рядом с Карагандой, в Темиртау гигантского металлургического комбината потребности в угле, а соответственно, и во взрывчатке многократно выросли. Вместе с ними росла и старая мастерская, превратившаяся в завод взрывчатых веществ №4Д комбината «Карагандауголь». При этом, несмотря на увеличение объемов производства ВВ, завод, по сути, продолжал занимать старые цеха, построенные еще во время войны.

Окраины Караганды

Завод числился среди передовиков производства, регулярно перевыполняя план. Это его и сгубило. 21 июня 1957 года в 17:07 в цеху с тремя барабанами, где смешивались компоненты аммонита, начался пожар. Старое, наспех построенное в сложных военных условиях здание с деревянным перекрытиями оказалось быстро охвачено огнем. Пожарные были на месте спустя несколько минут, но в 17:15 раздался взрыв, жертвами которого стали 33 человека, в том числе директор предприятия, прибывший сюда на тушение пожара.

Дальнейшее расследование показало, что в погоне за производственными показателями руководство завода систематически пренебрегало правилами техники безопасности. Барабаны, смешивающие аммонит, требовалось обязательно охлаждать между циклами, но перерывов не делалось. Компоненты взрывчатого вещества смешивались в горячих барабанах. Скорее всего, из-за повышенной температуры в старом цеху там возникли благоприятные условия для возникновения возгорания, что привело сначала к пожару, а затем и к взрыву.

Давка на эскалаторе станции метро «Авиамоторная», Москва

Вокруг этой трагедии в Москве немедленно начало ходить чудовищное количество слухов. Будто бы на станции метро «Авиамоторная» Калининской линии в результате аварии на эскалаторе люди попадали в его движущиеся элементы, а машина превратилась в кровавую мясорубку, перемоловшую десятки людей. В огромном городе в условиях крайнего недостатка информации (короткая заметка о произошедшем появилась лишь в «Вечерней Москве») и заработавшего на этом фоне сарафанного радио такое, в общем-то, естественно. Авария в московском метро 17 февраля 1982 года действительно случилась, но мясорубки не было. В результате давки 8 человек погибли, еще 15 получили различные травмы.

В конце 1981 года на «Авиамоторной» была произведена замена рабочих тормозов всех четырех эскалаторов станции. Цепочка событий, приведшая к трагедии, начала развиваться вскоре после этого. Мастер Загвоздкин, в дальнейшем производивший обслуживание новых тормозов, по какой-то причине делал это согласно старой инструкции. 15 февраля состоялся очередной такой осмотр, и его результаты были признаны удовлетворительными, хотя, по сути, эскалатор уже второй месяц эксплуатировался в аварийном режиме.

Вечером 17 февраля 1982 года, перед началом очередного часа пик, в 16:30 эскалатор №4 был включен на спуск. Проработав несколько минут в холостом режиме, он принял первых пассажиров, но в 17:00 произошел излом ступени №96. Поврежденная ступень вызвала разрушение гребенки нижней входной площадки машины, что, в свою очередь, должно было вызвать остановку эскалатора при помощи рабочих тормозов. После неверного обслуживания они отказали, и лестница начала увеличивать свою скорость, в конце концов превысив ее в 2—2,5 раза. Оказавшиеся на ней в этот момент люди падали на нижнюю площадку, где в конце концов некоторые из них погибли из-за давки.

Другие пытались спастись, запрыгнув на пластиковую облицовку между эскалаторами. Она действительно была слишком тонкой (около 3 мм) и в отдельных случаях проламывалась, но ни в какие шестерни под ней пассажиры попасть не могли. Под ее листами между нитками эскалаторов на небольшой высоте находятся обычные бетонные ступени. Мясорубкой четвертый эскалатор «Авиамоторной» не стал, но тем не менее свои 8 жизней отобрал — из-за человеческой безответственности, в очередной раз ставшей следствием пренебрежения инструкциями, которые пишутся кровью.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: pastvu.com, fleetphoto.ru, flickr.com, wikimedia