Взять Кавказ! Репортаж с самой красивой дороги Советского Союза
259
15 июня 2018 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский. Видео: Максим Малиновский
Взять Кавказ! Репортаж с самой красивой дороги Советского Союза

У каждого своя Грузия. Кто-то, впервые приезжая сюда, влюбляется в улочки старого Тбилиси, для другого важнее солнце и море Батуми, есть свои поклонники у колоритных деревушек страны, горных пешеходных походов и расслабленного лечения в обнимку с минералкой в Боржоми. Но мы уверены, что все эти люди, несмотря на их разные вкусы, останутся в восторге от путешествия по Военно-Грузинской дороге. Ее воспевали в своих произведениях классики русской литературы, а Ильф с Петровым и вовсе называли красивейшей дорогой мира. В рамках нашего цикла, организованного при помощи белорусской туркомпании «Тайм Вояж» и грузинской «Гудаури Турс», журналисты Onliner.by проехали по ее трассе, взяли Крестовый перевал, съели таз хинкали на их родине, увидели седой Казбек и поняли, что авторы «12 стульев», скорее всего, правы.

История

Вгонять вас в сон пространными историческими справками — дело неблагодарное, но Военно-Грузинская дорога, увы, как раз тот самый случай, когда без истории никак, ведь она сама по себе является важной культурной составляющей трассы. Попытаемся кратко и бодро, по фактам.

Факт №1. Дорогу строила русская армия (оттого она и «Военно-…») — строила долго и упорно на протяжении первых шести десятилетий XIX века, и для своей эпохи это был уникальный инженерный объект.

Факт №2. Представьте себе более 200 километров между Владикавказом и Тбилиси, причем по пути вам надо из Дарьяльского ущелья бурного Терека мимо Казбека подняться на высоту в 2379 метров, пересечь Главный Кавказский хребет по Крестовому перевалу и затем попасть по Млетскому спуску в долину Арагви. И все это в условиях постоянной угрозы обвалов, селей, а в зимнее время еще и сходов лавин.

Факт №3. Этот исторический путь существовал еще с античных времен, но был крайне труднопроходимым. По сути, он представлял собой сезонную пешеходную тропу. После присоединения Грузии к России в начале XIX века задача создания полноценной дороги, связывавшей бы новую провинцию империи с метрополией, стала стратегической.

Факт №4. Ценой колоссальных усилий она была решена. Военные врезали дорогу в горы и скалы, возводили подпорные стены и противообвальные галереи, сооружали десятки туннелей и мостов, плотины и дамбы — и все это на фоне технологий XIX века. Вершиной же инженерного искусства стал сложнейший Млетский серпантин, спуск с Крестового перевала в плодородные долины Грузии.

Факт №5. Проведенные работы позволили превратить пастушью тропу в полноценную дорогу, по которой могли передвигаться конные экипажи. И все равно, несмотря на это, дорога из Владикавказа в Тифлис (и наоборот) могла отнять недели. Для пущего комфорта на всем протяжении трассы устроили 11 станций с постоялыми дворами и духанами (трактирами), где путники могли передохнуть от тягостей путешествия.

Десять остановок

Классическим маршрутом по ВГД считается именно путешествие с севера на юг, из России в Грузию. Здесь можно усмотреть проявление имперского высокомерия со стороны Большого Брата, но дело куда безобиднее. Просто именно таким образом ехали и, соответственно, описывали свои впечатления обладатели громких фамилий из школьной программы по русской литературе: Пушкин и Лермонтов, Толстой и Горький, Ильф и Петров — и каждый из них был поражен увиденным настолько, что считал своим долгом транслировать эмоции прямиком в собрание собственных сочинений.

Мы же, вопреки классикам, поедем обратным маршрутом — из Тбилиси к Казбеку, но не из-за внутреннего нонконформизма, а потому, что объективно абсолютное большинство белорусов скорее отправятся в путь по дороге именно из грузинской столицы, а не из североосетинского Владикавказа.

Остановка №1. Джвари

Немного лет тому назад,
Там, где, сливаяся, шумят,
Обнявшись, будто две сестры,
Струи Арагвы и Куры,
Был монастырь.

Это первые строки лермонтовской поэмы «Мцыри», и минут через 15—20 после выезда из Тбилиси вы сможете оказаться прямо на месте ее действия. В нескольких километрах от Военно-Грузинской дороги одинокий храм на вершине горы отмечает место, где в IV веке святая Нина принялась успешно крестить грузин. Возраст церкви Джвари поражает воображение: это честный VII век, ничего аналогичного в нашей стране нет даже близко. Впрочем, еще больше впечатляет не это погружение в историю, а виды, которые открываются от Джвари. Примерно то же самое видел и Лермонтов 180 лет назад. Вот же, смотрите, обнимаются Кура с Арагви, а при их слиянии стоит сама Мцхета, первая столица Грузии.

Остановка №2. Жинвали

Если вы равнодушны к раннехристианским храмам, а Лермонтова предпочитаете только в виде школьных воспоминаний, то Военно-Грузинская дорога может предложить вам техническую эстетику. В Жинвали, в 35 километрах от Мцхеты, находится стометровой высоты плотина ГЭС, жестокий раздражитель для всех культурных грузин. Ее водохранилище в 1980-е затопило древний город, и археологи успели спасти далеко не все. Наслаждаясь бетонной мощью ГЭС и панорамами озера, не забывайте, что где-то в его глубинах находится свидетель многовековой грузинской истории. Местные жители уверяют, что в засушливое лето один из нескольких затопленных храмов Жинвали показывается из воды. Рассказ будоражащий, но верится в него слабо. Обычно при затоплении населенных пунктов их постройки полностью сносятся.

Остановка №3. Ананури

На этом участке трасса Военно-Грузинской дороги не совпадает с исторической дорогой, которой ездили Пушкин и Лермонтов. Та ВГД осталась на дне Жинвальского водохранилища и вновь появляется на поверхности лишь у села Ананури, по-прежнему проходя вдоль Арагви. Нынешняя же Военно-Грузинская идет вверху по монументальному мосту и карнизу вдоль склона гор мимо живописной крепости и сувенирного базарчика у ее стен, на парковке которого томно спят многое повидавшие дворняги.

Остановка №4. Родина хинкали

Хинкали — одно из самых известных грузинских блюд, очередная вариация на вечную тему завернутого в пресное тесто рубленого мяса. Оказывается, что у хинкали на их родине есть еще и малая родина — Пасанаури, небольшое село вдоль Военно-Грузинской дороги с предсказуемой спецификой в виде нескольких хинкальных. Остап Бендер вместе со своим компаньоном Воробьяниновым здесь, в этом «жарком богатом селении» отдыхали в тени гостиницы «Франция» после спуска с Крестового перевала, наслаждаясь теплом, вкусным хлебом и заслуженным отдыхом. О хинкальной славе Пасанаури в «12 стульях» ни слова, и, возможно, вся эта история с «родиной» и «столицей» куда более позднее изобретение, но нам-то что. Хинкали здесь действительно умеют готовить, а любому желающему еще и предлагают лично понаблюдать за процессом.



Перед въездом в село нельзя пропустить еще один редкий объект с высочайшей емкостью лайков — слияние Белой и Черной Арагви. Первая течет сквозь известняки, вторая — через сланцы, и, прежде чем стать единой рекой (которая чуть позже впадет в Куру у Мцхеты), их контрастные воды завораживают даже равнодушного ко всему прочему пса.

За Пасанаури начинается один из самых живописных участков Военно-Грузинской дороги — крепитесь и готовьте фотоаппараты. Трасса постепенно забирается все выше и выше, на вершинах появляются снежники, мы начинаем покорение Главного Кавказского хребта. На склонах гор остатки древних крепостей, сигнальные башни, на которых при помощи огня грузины передавали вглубь страны известия о приближении неприятеля, вокруг храмы, водопады, а над шумящей Арагви дальнобойщики пытаются не задавить коров.

Фур здесь действительно много. Военно-Грузинская дорога сейчас — это единственный путь из Грузии (и заодно Армении) в Россию, и порой на узких поворотах горных серпантинов образуются их длинные очереди, ожидающие своего права преодолеть очередной виток немыслимой дороги.

Остановка №5. Млетский серпантин

Старательная Арагви создала этот каньон за пару десятков миллионов лет, но для строителей дороги он стал самой крупной проблемой. Для того чтобы попасть на Крестовский перевал, необходимо было как-то преодолеть крутые стены каньона, а затем дать возможность сделать это экипажам и автомобилям. В 1850—1860-е годы вручную неимоверным трудом в склонах Гудаурского плато были вырублены ступени Млетского серпантина, самого впечатляющего инженерного объекта всей ВГД. Он удивляет и сейчас, и можно только представить, чем он казался современникам своего строительства.

Остановка №6. Гудаури

Поднимаясь по серпантину, вы резко меняете климатическую зону: наверху, на плато, будет прохладнее, может лежать снег, и в принципе возможна совсем другая погода. Это альпийские луга, и среди них несколькими поселками раскинулся Гудаури, главный горнолыжный курорт Грузии. Поздней весной он уже пуст (хотя почему не использовать его инфраструктуру для пешеходного трекинга?), зимой же здесь куча народу, а пейзаж и даже порой архитектура горных гостиниц заставляют забыть, что вы находитесь в пределах территории бывшего Советского Союза.

За Гудаури начинается самый сложный участок всей Военно-Грузинской дороги. Здесь часты туннели и противообвальные галереи — недвусмысленное предупреждение о том, что горы равнодушны к человеческим судьбам. Разнообразные форс-мажоры — от лавин и селей до масштабных обвалов — регулярны, и порой движение на ВГД останавливается на недели. Альтернативы ей нет, и сотни фур и легковушек вынуждены терпеливо ждать, пока строители расчистят или восстановят дорогу. До следующего происшествия.

Остановка №7. Чертова долина

За Гудаури и длинной полуоткрытой галереей на пути к Крестовому перевалу относительно ровная Чертова долина. Вы практически в сердце Главного Кавказского хребта, высота гор растет, как и умопомрачительность пейзажей. Советские архитекторы знали, где разместить Арку дружбы российского и грузинского народов — прямо на кромке отвесного ущелья с видом на вулканы Кельского плато в 1983 году было построено кольцо-памятник с живописной мозаикой работы самого Зураба Церетели. Здесь уже больше 2300 метров над уровнем моря — прекрасное место для полета на параплане. Предложения не заставят себя ждать.

Остановка №8. Крестовый перевал

Здесь отца Федора в «12 стульях» укусил орел, здесь граница Южного и Северного Кавказа, здесь даже в середине мая можно поиграть в снежки, здесь стоит стела, на которую смотрел еще Пушкин. Это Крестовый перевал, 2379 метров (по современным данным) над уровнем моря, высшая точка всей Военно-Грузинской дороги. Впрочем, самый неожиданный местный объект — это аккуратное немецкое кладбище. В Третьем рейхе мечтали взять Кавказ, оставив Советский Союз без нефти. Возможно, кто-то из тех, кто когда-то штурмовал Эльбрус и водружал на нем флаг со свастикой, теперь лежит здесь, на Крестовом. Это военнопленные, которые во второй половине 1940-х годов помогали восстанавливать инфраструктуру Военно-Грузинской дороги.

Остановка №9. Травертин

После Крестового перевала начинается значительно более пологий спуск в долину Терека. Интересных инженерных объектов, впрочем, хватает, сигнальные башни все так же украшают вершины гор, а фоном идут снежные вершины кавказских трехтысячников. Но туристов пока привлекают не они, а так называемый травертин — проделки вырвавшегося наружу нарзанного источника. Километрах в четырех от перевала на одном из горных склонов у дороги бросаются в глаза рыжевато-белые наплывы, отложения водных солей, по которым все еще течет минералка. Воду пить можно и нужно.

Остановка №10. Казбек

Последний крупный населенный пункт Грузии на ВГД — Степанцминда, крупный туристический поселок у подножия Казбека, самого восточного пятитысячника Кавказа. Под сенью потухшего вулкана настоящая цивилизация, десятки гестхаусов, гостиниц, ресторанов. Здесь начало множества пешеходных маршрутов в окрестностях легендарной горы, здесь и самая, вероятно, фотогеничная грузинская церковь — одинокий храм Гергети, который одинаково хорошо смотрится и на фоне Казбека, и на фоне противоположных ему гор.

У большинства туристов путь по Военно-Грузинской дороге заканчивается здесь, но на тех нескольких километрах, что остались до границы с Россией, еще немало интересно. Там те самые места, где Остап Бендер написал на горе «Киса и Ося были здесь», отправившись вместе с Воробьяниновым «на этот раз в Тифлис, на этот раз по красивейшей в мире дороге», там места, где укушенный орлом на Крестовом перевале отец Федор отобрал у компаньонов концессионную колбасу и забрался с ней на отвесную скалу. Там же и лермонтовское:

В глубокой теснине Дарьяла,
Где роется Терек во мгле,
Старинная башня стояла,
Чернея на черной скале.

Но поворачивать назад все равно радостно, ведь все уже посмотренное, но еще не осознанное можно увидеть во второй раз! Военно-Грузинская дорога останется в сердце главным впечатлением от Грузии.



Благодарим за помощь в подготовке цикла материалов ООО «Тайм Вояж» — туроператора, который специализируется на отдыхе в Грузии, а также принимающую сторону — «Гудаури Турс».

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский. Видео: Максим Малиновский