26 января 2018 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Александр Ружечка

Сначала разрешили строиться, а теперь забирают землю и сносят. Конфликт в частном секторе Минска

Шестьдесят лет назад здесь было болото — необжитая окраина города без дорог, электричества, воды и телефонных линий. Год за годом три поколения минчан обживали эту землю, строили и реконструировали дома, за свой счет проводили коммуникации. В один из дней город решил землю забрать, руководствуясь государственными нуждами. В данном случае госнужды — это не поликлиника, школа или новая дорога, а многоэтажный жилой дом. Получив уведомления о сносе, местные жители решили судиться с Мингорисполкомом.

Если приехать на конечную автобусную станцию Карастояновой и подняться на пригорок, то окажешься в 3-м Земледельческом переулке. Вдоль улицы тянутся одно-двухэтажные дома частного сектора, напротив — безымянный сквер, а за ним — поля до самой кольцевой автодороги. Вроде и окраина, а до центра города 10 минут. По генплану 2010 года, этот участок попадал в зону сохранения усадебной застройки. Людям разрешалось реконструировать дома, пристраивать комнаты и мансардные этажи. Все изменилось в 2015-м, когда местным жителям предложили обсудить уплотнение района многоэтажкой.

Льготных кредитов не выпрашивали, строились сами

Илье 38 лет. Здесь он живет с рождения, в родительский дом привел жену Екатерину. Сейчас у них трое детей. Семья не ждала подачек от государства, не выпрашивала льготных кредитов, не искала лазеек в законодательстве, чтобы разжиться жилплощадью где-нибудь в Каменной Горке. Давно назревший квартирный вопрос решали собственными силами — все сбережения потратили на реконструкцию и расширение дома. Желание семьи самостоятельно улучшить свои жилищные условия администрация Центрального района приветствовала.

— В 2012 году мы получили разрешение на реконструкцию. На вопрос о сносе чиновники тогда отвечали: мол, не волнуйтесь, до 2030 года точно ничего не предвидится. Мы сверились с генпланом — действительно, нас сохраняют. Раз так, то чего бояться? Сразу залили фундамент и приступили к возведению двухэтажной пристройки, — рассказывает Илья.

Почти всеми строительными работами Илья занимался сам, нанимал только электриков и сантехников, крышу ставил вместе с отцом. Получил все разрешения и подключил дом к центральной канализации и водопроводу. Сейчас у семьи все удобства, как в городской квартире.

Зарегистрировать Илья смог только 100 пристроенных квадратных метров, а еще 40 (две детские комнаты на втором этаже) не успел.

— Теперь непонятно, зачтут эти метры при сносе или нет. А все потому, что решение об изъятии земли уже принято — оно и сковывает меня по рукам и ногам. Ремонт, как видите, так и не закончен, — Илья показывает на зашитый фанерой потолок. — Весной хотел заняться участком…

«Не посчитались с мнением почти тысячи жителей района»

— Собрался полный зал. Устроили людям нервотрепку накануне Нового года, — соседка Ильи Наталья Новодворская вспоминает, как проходило общественное обсуждение проекта в декабре 2015-го. — Казалось, снос касается только шести домов, а забунтовал весь район. Архитекторы говорили, какая у нас замечательная горка, как хорошо смотрелся бы здесь новый дом. Потом, когда народ загудел, начали успокаивать: мол, еще ничего не решено, к нашему мнению обязательно прислушаются, а предложения опускайте в специальную урну. Вот в урне они и оказались…

Наталья и еще двое представителей инициативной группы не без труда добились включения в комиссию по подведению итогов общественного обсуждения, подготовили коллективное обращение, собрали 928 подписей против проекта.

— Исполком сделал хитрый ход. Проект отправили на доработку. Волнения улеглись, и целый год о нем ничего не было слышно, — Наталья восстанавливает дальнейший ход событий. — А в декабре 2016-го нас, членов комиссии, пригласили на подведение итогов обсуждения. Архитекторы отчитались о проведении каких-то дополнительных экспертиз. Только в части сноса ничего не изменилось. Несмотря на наши замечания, комиссия утвердила проект сноса, не посчитавшись с мнением почти тысячи жителей района.

«Кто сказал, что частный сектор Минска только для богатых?»

— Естественно, на этом мы не отступились и написали жалобы в Мингорисполком, Администрацию президента. Просили объяснить, в чем заключается общественная необходимость изъятия у нас собственности. Ведь по Конституции (статья 44) принудительное отчуждение имущества допускается лишь по мотивам общественной необходимости, — продолжает Наталья. — Пришел ответ из исполкома, в котором чиновники сослались на регламенты генплана. Нашу усадебную застройку назвали «малоценной и неблагоустроенной». Не знаю, кто и как пришел к такому выводу. Мы считаем свои дома жильем повышенной комфортности. У нас просторные кухни и комнаты, высокие потолки, погреба и чердаки, подведены все коммуникации. Конечно, наши дома совсем не похожи на дворцы в Дроздах, но кто сказал, что частный сектор в Минске только для богатых?

Наталья показывает ксерокопию картинки с изображением многоэтажного дома. Это отнюдь не типовая панелька для многодетных семей, а высотное здание с выразительной индивидуальной архитектурой и квартирами повышенной комфортности на верхних этажах (как следует из описания). Проект разрабатывался еще в 2012 году.

— Нас снесут, чтобы кто-то смог построить и продать квартиры повышенной комфортности. Это и есть государственные нужды? Почему кто-то будет улучшать свои жилищные условия за счет ухудшения условий жизни других людей? — повисают риторические вопросы.

Как нам удалось выяснить, проект высотки с замысловатой архитектурой уже неактуален. Дом будет десятиэтажным и трехподъездным, его строительством займется государственный застройщик — УКС Центрального района. Эта же организация будет заниматься сносом и реализацией прав собственников.

«Участки в Минске есть, но не для нас»

Накануне Нового года Мингорисполком принял решение о предстоящем изъятии для государственных нужд шести земельных участков в 3-м Земледельческом переулке и на улице Брагинской. Собственникам предлагают в месячный срок определиться с вариантом компенсации за снос и подать заявление в УКС. На выбор предлагается три варианта: квартиры типовых потребительских качеств (при необходимости — с доплатой), денежная выплата по результатам рыночной оценки сносимого имущества либо деньги и участок для строительства дома в любом населенном пункте Беларуси (при наличии возможности), кроме Минска.

Почему нельзя получить участок в Минске? По той же причине, что и всегда: Мингорисполком ссылается на отсутствие территорий, пригодных для строительства усадебных жилых домов.

— И вы верите в это? В районе Зацени тот же УКС строит комплекс коттеджей и таунхаусов. Я звонила, уточняла. Их ответ: «Это не для вас», — говорит Марина, сестра Ильи.

— А где предлагают квартиры?

— В Новинках на Выготского, в Лебяжьем. Причем торопят: мол, кто раньше возьмет, тому лучше квартиры достанутся, — к разговору подключается Александр.

В 2003 году он купил старый дом, чтобы построить на его месте большой коттедж, землю оформил в частную собственность. Был разработан проект, получено разрешение на земляные работы, но из-за проблем со здоровьем стройку пришлось отложить.

Старый дом Александра площадью 84 кв. м обмерщики оценили примерно в $90 тыс., еще $65 тыс. дадут за участок. Дом Натальи 1994 года постройки площадью 95,5 кв. м оценили в $80 тыс. (земля в бессрочном пользовании).

Брать компенсацию деньгами нет смысла, рассуждают соседи. Остается соглашаться на квартиру. Но она никогда не будет равноценна частному дому.

— Почему за нас кто-то решает, где и как нам жить? Для нас этот дом — это не просто стены и крыша. Это родовое поместье, объединяющее людей четырех поколений. Кому-то такой образ жизни покажется неудобным, а мы ладим друг с другом, нам хорошо вместе. Разъезд по квартирам означает разрыв семейных связей, — рассуждает Марина.

Оспорить решение Мингорисполкома об изъятии земли собственники сносимых домов попытаются в суде. Onliner.by будет держать читателей в курсе событий.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Александр Ружечка
Без комментариев