11 августа 2017 в 8:00
Автор: Лора Нагапетян. Фото: Анна Иванова

Party is over. Репортаж о том, где и как тусовочные минчане проводят ночь и встречают рассвет

В прошлую пятницу фонари на улицах города погасли в 4:52, и Минск начал готовиться к продуктивному утру. Но молодые люди в тусовочных местах пока и не думали гаснуть — по крайней мере, ждали до последнего. Летом минчане хотят видеть ночь и гулять до утра, и питейные заведения им в этом помогают. Onliner.by посмотрел, как проходит обычная пятничная тусовка на Зыбицкой, Революционной, Октябрьской и Кульман.

2:30. Зыбицкая. Дед-тусовщик, битбоксер — оперный певец и человек-трансформер

Если бродить по Верхнему городу ночью и не знать, где находится Зыбицкая, то ее всегда можно найти на слух: какой-нибудь музыкант обязательно поет «ляписов», а толпа вторит ему. И неважно, что на часах 2:30. В это время все только начинается. Вернее, так: те, кому хватило, давно разъехались по домам, остались те, кому всегда мало.

А если кто-нибудь посмеет сказать, что минчане не раскрепощенный народ и не чета европейцам, просто предложите ему прогуляться по этой улице.

«Таких баров раньше не было. Это мечта. Мы с Лешкой (он здесь бутылки собирает) в одном здании 13 заведений насчитали»

У Зыбицкой есть свой герой — Евгений Георгиевич, он же Борода, Дед или Голд Крейзи. Ему 59 лет (по крайней мере, он так говорит), он носит джинсовую жилетку, густую бороду и бывает здесь каждые выходные.

— Что я тут делаю? Молодость вспоминаю. С молодежью общаюсь. Меня уже фотографируют за денежку. Мне сказали, что меня уже в YouTube выложили, но я не узнал, как найти и посмотреть. Ну ладно… В те выходные шел, все уже закрылось. Сидит парень на лавочке, тут подбегает и говорит: «Помнишь меня?» Я по мобильному телефону поздравлял его девушку! 5 рублей мне дал. И наливают, всяко бывает.

Молодежь в мое время по-другому веселилась. Таких злачных заведений-то не было. Я когда в университете учился, максимум было кафе «Весна», где сейчас «Шикари». Убежим, бывало, с занятий, и там сидим. Недорогое демократичное место — можно было и с собой что-то принести. Или в бар зайдешь, возьмешь с собой музычку в магнитофоне. Ну и дома старались сидеть.

Таких баров раньше не было. Это мечта. Мы с Лешкой (он здесь бутылки собирает) в одном здании 13 заведений насчитали. В моей молодости здесь вообще ничего не было — развал и запустение, какие-то конторы советские. Здесь давно рынок размещался. Улица называлась Зыбицкая, Болотная, Торговая, потом опять Зыбицкая.

— Ошибку сделали в надписи, — Евгений Георгиевич со знанием дела показывает на вывеску отеля Mercure. — В конце должно быть «y»: Mercury пишется правильно. Мне вот интересно: что это за отель будет, как можно в нем будет отдыхать? Там, говорят, спальни шикарные…

Насчет заведений Евгений Георгиевич прав: их уже десятки, еще десяток ждут открытия. Каждое набито битком. Ушлые рестораторы выставили на улицу мини-бары, чтобы удвоить продажи. Возле заведений веселуха: девушки танцуют под «Грибы» около Spirit Bar, не дремлет охрана «Туманов», льется музыка у Private House.

Через пару часов теряется цепь событий, но происходящее забавляет.

Кто-то дружным рядком ест шаурму:

Где-то раздевается трансформер:

Кто-то катается на лошади:

Школьники, завидев подставу, убегают:

Уличные музыканты стоят через каждые 15 метров, чтобы не заглушать друг друга. Под «ляписов» поют, под битбоксы танцуют. Миша с другом решил организовать дискотеку прямо на улице, и никто ему не мешает.

— Я не диджею, — Миша не считает ритмичные мелодии чем-то диджейским. — Это битбокс. Я все делаю голосом. Вообще, по образованию я оперный певец, на улицах играю только две недели. Играю разную музыку, но на Зыбицкой просто спрос такой. Публика? Нормальная. Есть много положительных отзывов — вплоть до объятий, рукопожатий. Зарабатываем по-разному. Я бы не сказал, что Зыбицкая в этом плане выигрышная. Здесь много музыкантов, и понятно, что человек не будет всем кидать деньги. Чтобы получить материальную поддержку, людей надо чем-то зацепить. Бывают и щедрые.

К битбоксу подключается саксофон, создавая магическое настроение, и первые деньги уже летят в чемодан.

3:00. «Не мешайте молодежи выплескивать энергию»

На этом празднике жизни выделяются трезвые как стеклышко велосипедисты в обмундировании Данила и Паша:

— У нас были соревнования, а сейчас у нас афтепати, — объясняют парни. — Мы не бухаем, потому что мы веганы. А в алкоголе используется что-то животного происхождения? Скучно, конечно, но мы сюда не пить приехали, а отдохнуть.

— На Зыбицкой категорически не хватает культуры. Посмотрите на это… — молодые люди показывают на бутылки, удобно примостившиеся на зеленом газоне. — Если ты выпил, то хотя бы выбрось бутылку в мусорку…

Подходит мужчина представительного вида лет сорока (что он тут делает?). Спрашиваем: как ему здесь?

— Молодежи нужен выход энергии, эмоций, — ответ неожиданный. — Да, где-то он должен приглушаться, но людьми не в форме, а в нейтральной одежде. Нельзя вызывать агрессию… Надо, наоборот, дать молодежи еще больше свободы. Что молодым еще делать в 20 лет? Мусора много? А кому он мешает? Вам он мешает? На такую толпу людей на такой улице мусора мало. Не надо копать глубоко и придумывать то, чего нет. Утром все уберут.

Рядом еще один музыкант играет на флейте, но беззащитные звуки теряются в гуле.

Насчет того, что мусора нет, мужчина, конечно, приврал: в середине ночи горы съестного и несъестного украшают улицу везде. Мусорки не справляются, а гуляющим попросту некуда деть лишнее. А вот драк и стычек замечено не было.

3:30. Революционная. Сангрия за две минуты и иностранцы, влюбленные в Минск

Революционная ночью отличается от Зыбицкой: здесь тусуются мужчины в костюмах и дамы в вечерних платьях. Некоторые дамы так стараются, что в кружевах, шлейфах и на каблуках кажутся сбежавшими с выпускных. Зато красиво.

Еще несколько лет назад Революционная была нетусовочной улицей, но рестораторы раскрыли ее потенциал. Сегодня здесь работают бары Godji, «Винный шкаф», «Дельбар», «Двор», «Дом», Icon Bar, TNT Rock Club, Embargo и другие. Тусовщики облепили бары снаружи: лето же.

Внутри не менее людно. В «Винном шкафу» к барной стойке не пробраться, идем дальше. Две минуты — именно столько прошло с момента грациозной остановки возле барной стойки «Дельбара» до бесплатной сангрии от парня рядом. Он рассказывает о том, что сегодня отдыхает один, о друзьях-веганах и непьющих друзьях.

— Я тоже редко пью, — откровенничает незнакомец. — Примерно раз в неделю. У меня есть друзья, которые вообще не пьют. Не понимаю, как это возможно. А возьмите меня с собой потусоваться?..

«Минск имеет душу — в этом его отличие. Насчет заведений у меня нет критики, есть пару предложений: просто получайте удовольствие и use the day!»

Настало то время, когда минчане знакомят своих зарубежных гостей со столицей, показывая в первую очередь ночную жизнь. Александр родом из Минска, живет в Швейцарии и принимает на выходных друзей из Сербии и США. Джорджио — серб, одет в рубашку, на шее повязан аккуратный шарфик, волосы уложены, ботинки начищены, в руках бокал вина. Он чем-то выделяется из толпы (возможно, своей аристократичностью) и не менее аристократично передает впечатления о Минске:

— Минск очень похож на Белград. Это очень открытый, живой город. У него есть южные нотки. Люди хорошо одеты, дружелюбны, легко общаются друг с другом. Минчане определенным образом относятся к иностранцам: хотят им помочь, желают добра. Это классно, что сейчас лето, можно сидеть снаружи баров, пить хорошее вино, общаться и видеть, как Минск проживает ночную жизнь.

— Я много путешествую по Европе и видел мало городов, похожих на Минск. Это самый чистый и ухоженный город, который я видел. Минск имеет душу — в этом его отличие. Насчет заведений у меня нет критики, есть пару предложений: просто получайте удовольствие и use the day!

Темнокожий дредастый Майкл из Нью-Йорка добавляет:

— Мне понравились белорусские девушки. Они красивые, но это не самое главное. Они умные: с ними есть о чем поговорить. Теплые. Такие ли они в Нью-Йорке? Скажем так, разница — в процентном соотношении девушек, которые попадают в эту категорию. Там их меньше.

4:30. Откровения бармена про афтепати, которые раньше были лучше

К четырем утра некоторые уже подустали. Два друга пытаются поймать машину, но тщетно. Отчаявшись, они смиряются и засыпают прямо на лавочке.

Чуть позже бармен Дмитрий в «Дельбаре» уже приводит в порядок рабочее место.

— Ночь сегодня закончилась в полчетвертого. Таких афтепати, которые были лет десять назад, уже нет. Люди собирались со всех клубов и вытанцовывали до восьми утра. Где? В кафе Loft, Chill Out. Теперь люди едут куда-то поесть, на диванчике посидеть. Многие после тусовки едут в Golden Coffee, Grand Bellagio. А на Революционной ночь заканчивается уборкой, ведь здесь проводятся проверки и за мусор могут оштрафовать.

Напоследок Дмитрий делится лайфхаком:

— Революционная — более взрослая улица, здесь отдыхают люди при деньгах, меньше напиваются. На Зыбицкой после полуночи с девушкой гулять уже страшно.

5:00. Октябрьская. Марио с невестой идут завтракать

На часах пять утра. Мы едем на Октябрьскую, а та встречает нас пустотой: никого нет, разве что два парня стоят у «Лавки» да официант выносит мусор из «Хулигана». Тусовка тут отгремела без афтепати. Чудеса какие-то: даже в популярной сэндвичной нет очередей.

— Да, сегодня что-то странное, — соглашается девушка в фирменном черном фартуке «Лавки». — Обычно до самого утра очереди.

На утренне-пустой Октябрьской появляется два ярких пятна: вдали устало плетется Марио со своей невестой. Таким образом молодые люди собирают деньги на собственный театр. Маленький, зато свой. От этой инициативы так тепло на душе. До этого они развлекали публику на Зыбицкой. Грим подтек, кепка уже в руках. С утра даже герои игры хотят поесть, чтобы затем сонно погрузиться в пиксели.

5:30. Кульман. В очереди за шаурмой мы все одинаковы

Зато в полшестого на Комаровке жизнь только начинается. Правда, не тусовочная, а торговая. Начинает разгружаться товар из минивэнов, люди таскают деревянные коробки. Возле ряда шаурменных позади ТЦ «Монетка» уже выстроились продавцы зелени. Петрушка и базилик — поутру не самый популярный здесь товар. Минчане приезжают из разных частей города за шаурмой. Есть и неформалы, и засыпающие барышни, и мужчины в костюмах.

В прошлом году на шумных посетителей шаурменных поступали жалобы от жильцов близлежащих домов: молодежь, мол, шумит, а мотоциклисты бесстыже заводят моторы. Сегодня здесь образцово тихо, оголтелых очередей нет.

— По сравнению с прошлым годом покупателей стало больше, — говорит девушка в одной из точек, а в ответ на наш озадаченный взгляд в связи с отсутствием очередей объясняет: — Просто сейчас август, в августе всегда так. Связано это с тем, что люди уезжают в отпуск, на дачи. Вот в сентябре будет ужас.

— Сколько шаурмы продается за ночь?— спрашиваем в другой точке.

— Это секретная информация.

— Ну, больше 100?

— Вы что, конечно, больше!

— 500?

— Это секретная информация. Давайте мы вам лучше шаурму вкусную сделаем.

6:00. Ой, все

Ради интереса возвращаемся на Зыбицкую. На часах шесть утра, рассвет красит облака в розоватый цвет. Глаза уж очень хотят уловить прекрасное и отвлекаются от дороги. Навстречу идут трое мужчин в рубашках — «непомятые», трезвые. Один из них делает жест рукой, который говорит сам за себя: «Осторожней переходите улицу», — а потом осекается: «Ой, это профессиональное».

Тем временем сплошная толпа превратилась в разрозненные кучки в разных частях улицы. У кого-то еще хватает сил петь, кто-то, сидя на бордюре, медитирует. Мусоровозы как бы намекают: пора домой. Но молодежи все нипочем, они могут веселиться и на фоне грохочущей и издающей неприятные запахи машины.

Скоро территорию основательно почистят, и ничего не будет напоминать о ночи. Все, что было на Зыбицкой, остается на Зыбицкой.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Лора Нагапетян. Фото: Анна Иванова