Ошибка на $12 тысяч. Минчанка переплатила за квартиру из-за неправильного техпаспорта, составленного в 1970-х

402
26 августа 2016 в 8:00
Автор: Лора Нагапетян. Фото: Влад Борисевич

Ошибка на $12 тысяч. Минчанка переплатила за квартиру из-за неправильного техпаспорта, составленного в 1970-х

Мир недвижимости вертится вокруг квадратного метра: это ценная единица, определяющая стоимость жилья, а в новостройках нехватка даже половины «квадрата» безропотно возмещается застройщиком. Минчанка Людмила купила трехкомнатную квартиру, а спустя время обнаружила, что в ней недостает не половины метра, а целых шести с половиной: техпаспорт безбожно врал. Жилье вторичное (1917 года постройки) — застройщику претензии не предъявишь. Как оказалось, их вообще никому не предъявишь. Заплаченные за несуществующую площадь $12 тыс. не желают возмещать ни БРТИ, ни агентство недвижимости, с помощью которого совершалась сделка.

— Квартиру я купила в прошлом году. Самым важным критерием выбора был метраж — не менее 95 кв. м, — рассказывает историю с самого начала Людмила. — У меня есть две взрослые дочки, и жилье покупалось с расчетом на то, что в ней смогут жить сразу три семьи.

Выбирать жилье Людмиле помогало минское агентство недвижимости, которое взяло за свои услуги 16,5 млн неденоминированных рублей. Метражное условие прописали в договоре. Свое обещание риелторы сдержали и нашли подходящее жилье. Квартира площадью 95,9 кв. м располагается в самом центре Минска: старая «вторичка», требующая ремонта, зато просторная и с высокими потолками. Сойдясь на стоимости в $177 тыс., стороны ударили по рукам.

— Вместе с агентом и собственником мы отправились в Минское городское агентство по государственной регистрации и земельному кадастру. Прежде чем регистрировать договор, специалисты обязаны взять из единого госреестра сведения о том, что с квартирой все в порядке. Когда сведения были проверены, договор зарегистрировали. Сомнений в достоверности информации о квартире и тем более о метраже не возникло. Но потом начались чудеса.

Семья приступила к обустройству нового жилья. Великих планов не было, стояла задача привести в порядок старые стены и обставить квартиру мебелью. Комнату площадью 25,7 кв. м Людмила решила разделить на две части с помощью перегородки. Но шкаф и кровать, которые идеально вписывалась в комнату такого же метража в прошлой квартире, ни в какую не хотели так же безупречно помещаться в новой. После обмеров и мучений Людмила в недоумении взяла техпаспорт и умножила длину комнаты на ширину. В итоге вышло не 25,7 кв. м, как в документе, а 19,6.

— При просмотре квартиры выявить несоответствие было невозможно. Ведь там стояла чужая мебель, жили люди. Да и мысли, что документы могут быть неправильными, не допускалось.

Та самая комната. На планировке ее площадь — 25,7 кв. м. Но, как оказалось, в замеры 1970-х закралась ошибка. Фактический метраж комнаты составляет 19,6 кв. м

Людмила обратилась в БРТИ за объяснением. Оно нашлось незамедлительно. Организация не отрицала, что в расчеты закралась досадная ошибка, но этой ошибке есть оправдание, датируемое далекими 1970-ми.

— Проблема не в том, что кто-то когда-то неправильно измерил площадь. Стены измерены верно, но неправильно умножена длина комнат на ширину.

Сперва казалось, что ситуация простая: виновато БРТИ — значит, оно и должно отвечать. Законодательно прописан гарантийный фонд, из которого выплачиваются убытки, «причиненные гражданам в результате предоставления недостоверной информации из единого государственного регистра недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним».

На практике все вышло сложнее: переписка с Минским городским агентством по госрегистрации и земельному кадастру, с Национальным кадастровым агентством, с Госкомитетом по имуществу… В возмещении убытков мне отказали. Аргумент был таков: информация из государственного регистра считается достоверной, пока иное не установлено судом, поэтому выплата из гарантийного фонда невозможна.

Однако Людмила сдаваться не собиралась и направилась в суд с требованием установить факт предоставления недостоверной информации. Ее интересы представляло Городское общество защиты потребителей.

Представитель общества Дарина Гулюта объясняет:

— В соответствии с законодательством Беларуси стоимость квартиры вторичного жилого фонда не рассчитывается исходя из стоимости квадратного метра. Именно поэтому мы заказали оценку стоимости квартиры. Однако суд не принял ее во внимание, не объяснив причину.

Оценщик пришел к выводу, что реальная цена квартиры отличается от оплаченной Людмилой на $12 тыс.

Долгих и измождающих заседаний не последовало: без лишних разборок суд отказал в требованиях по всем основаниям.

— Решение суда было удивительным: «При заключении договора купли-продажи истица не была лишена возможности проверить технические характеристики объекта, осматривала объект и согласилась с имеющимися индивидуально определенными признаками квартиры, а также ее рыночной стоимостью < …>, в связи с чем суд не находит оснований для взыскания в пользу истицы убытков с агентства недвижимости». Факт предоставления недостоверной информации из ЕГР судом проигнорирован. 

Не при делах осталось и агентство недвижимости.

— Была надежда, что сделка застрахована, так как велась через агентство недвижимости. Главный предмет договора с агентством — подбор квартиры площадью более 95 кв. м. Но… Агентство «не несет ответственности за документы, предоставленные государственными органами». Вины агентства нет — значит, случай не страховой.

Вины же предыдущего собственника нет совсем. Когда-то он приватизировал квартиру площадью 95,9 кв. м, все эти годы вносил коммунальные платежи с учетом метража. У Людмилы нет ни единого повода усомниться в его невиновности. Но с госорганами она собирается сражаться и дальше.

— Шесть метров — это не десять сантиметров. Это значительная разница в метраже. Виновных нет, а я при этом переплатила большие деньги. Я планировала определенным образом использовать комнату, но уже не могу осуществить планы в полном объеме.

— Если встанет вопрос о продаже квартиры, то теперь ее нельзя продать как объект площадью 95,9 кв. м, — добавляет Дарина. — Ведь не скажешь же покупателю: знаете, когда-то эта квартира была большей площади и покупалась дороже.

Мы очень удивлены решением суда. Я, как юрист, полагала, что дело у нас однозначно выигрышное, потому что законодательная база на нашей стороне. Почему суд принял иное решение, сказать трудно.

— Если решение суда законно, это значит, что, покупая недвижимость, я была обязана перемерить все сама, проверить все технические документы? — удивляется Людмила. — А БРТИ — единственная государственная организация, уполномоченная составлять техпаспорта, проводить измерение площадей недвижимости, данные о которых являются основной информацией при заключении всех сделок, и берущая за это немаленькие деньги, — не обязано ничего? Даже знать таблицу умножения?

Каждый должен отвечать за свои ошибки. Если я допущу неточность при исчислении налогов, то заплачу всевозможные штрафы и пени. И государственная организация, совершающая грубейшие ошибки, которые приводят к потере людьми денег, обязана показывать пример ответственности, а не перекидывать свою вину на других.

Дарина советует всем внимательнее изучать техпаспорт при покупке квартиры:

— Думаю, после прочтения статьи многие перепроверят площадь своей квартиры. Ошибки, возможно, были допущены не единожды. В этой ситуации может оказаться каждый. Допускаем, что в этом деле мы первопроходцы, но мы хотим, чтобы люди ответственно выполняли свои должностные обязанности. Если же закралась ошибка, будьте добры оплатить убытки, которые она за собой повлекла.

Купить или продать жилье в любой точке Беларуси можно с помощью сервиса Onliner.by. В базе данных — более 6900 объявлений

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Лора Нагапетян. Фото: Влад Борисевич
ОБСУЖДЕНИЕ