«Три сестры»: сравниваем, у кого круче набережные — у Гомеля, Брянска или Чернигова

 
19 июня 2016 в 8:00
Автор: Андрей Рудь

В цикле «Три сестры» мы упорно выясняем, кому лучше живется — Гомелю, Брянску или Чернигову. В прошлой жизни эти три соседних областных центра заключили друг с другом побратимские соглашения. Технически статус города-побратима не дает никаких благ, но выглядит миленько и ни к чему не обязывает. Зато самодеятельные ансамбли и начальство могут обмениваться визитами с особенным напором. Потом кое-что в отношениях пошло наперекосяк, но нас эти мелочи не остановят. Продолжаем сравнивать. Река в городе — это бесценный ресурс, его не купишь почти ни за какие деньги. Но если взяться умеючи, то можно угробить, превратить в живописную помойку. Чернигов и Брянск делят одну прекрасную реку — Десну. У Гомеля есть Сож, с которого сдувают пылинки. Вот и посмотрим, как белорусский, российский и украинский города используют эти подарки судьбы.

Брянск: в поисках набережной… и реки

Прежде чем добраться до украинцев, Десна гордо несет свои бурые воды через Брянскую область. Но, как позже выяснится, чтобы разглядеть реку, надо проявить настойчивость.

Из центра города, куда бы ты ни шел, как бы ни упирался, ноги вынесут на набережную площадь. Бесполезно даже пытаться попасть куда-то еще. По красивой, но немного запущенной «потемкинской лестнице», держась в качестве ориентиров суровых котов, руин и лимузинов, попадаешь в одно из наиболее живописных мест Брянска. Рельеф тут действительно красивый, его бы с толком использовать…

Полумифическая набережная площадь Брянска овеяна легендами. Поговаривают, что раньше это было прекрасное место, точка притяжения горожан и гостей. Сегодня здесь творческий беспорядок.

С советских времен эта территория, украшенная помпезным фонтаном, поизносилась. Почти 10 лет люди восклицали о том, что надо же что-то делать. Начальство категорически соглашалось. Призывало граждан скинуться... Так или иначе, около года назад взялись что-то строить с характерным размахом. Потом иссякли деньги. Закончили строить — с не менее характерным размахом. Вернулись к восклицаниям, чтобы зря не сидеть.

Осталась площадь, вымощенная плиткой ядовито-песчаного цвета. Но возникли некоторые сложности при сопряжении этой плитки с тротуаром: его оказалось не так-то просто обнаружить.

Для ощущения праздника предусмотрена иллюминация.

И все же нам не мешало бы обнаружить собственно реку. Для этого надо с помощью мачете пробиться сквозь замусоренные кусты и деревья. В кустах имеется небольшой пирс. Говорят, тут ходит прогулочный теплоход. Этим судоходство исчерпывается. Следить за рекой и чистить русло некому.

Вообще-то, набережную как таковую, в виде укрепленного берега, найти так и не удалось. Хотя старожилы утверждают, что она есть.

— А где набережная? — задаю заведомо провокационный вопрос скучающему рыбаку, чтобы послушать традиционный пятиминутный спич о плохих людях, которые довели. Ну и резюме:

— Да под тобой она.

Там, под полуметровым слоем земли, действительно находятся бетонные плиты, которыми в советское время укрепили берег. На этих наносах и выросли деревья. Возможно, такая консервация даже обеспечила плитам приемлемое состояние — никто ж не проверял.

В сообществе «Брянск глазами разных поколений» нашлось фото начала 80-х, когда берег еще не зарос «джунглями».

С тех пор это место немного одичало. Понтонный мост уже не разглядеть за кустами. Да и саму реку тоже.

Из старых бетонных труб в реку стекает жидкость.

— Так, получается, у вас там очистные сооружения?.. — увидев в кустах прохожего, машу рукой вверх, куда ведут трубы и где шумит городская жизнь.

Прохожий смотрит укоризненно, давая понять, насколько неуместно звучит вопрос. Уходит.

В заречную зону можно попасть по красивому наплавному мосту.

Выглядит заречная зона не менее прискорбно. По сути это курорт в центре города. Но берег завален строительным и бытовым мусором. В нескольких метрах от воды беспорядочно громоздятся дома — крепкие особняки и разваливающиеся избушки. Ездят и паркуются машины. О водоохранных нормах спрашивать, как я понимаю, бестактно.

Какие-то злые люди приезжают в Брянск отдыхать и стараются уничтожить все вокруг себя. Очевидно, что это про них мне рассказывали все собеседники. Они же и набережную закопали.

Судя по кабинкам, когда-то здесь можно было купаться, была оборудована зона отдыха, но потом случилась ядерная война. Огромные, возможно, посаженные еще до оккупации деревья умирают, падают в воду и печально уплывают в Чернигов.

Периодически местные предприниматели вызываются привести территорию или ее часть в порядок. Объявляют, что готовы дать денег на разных условиях. Но потом опять дело буксует. Кто-то из местных журналистов как-то назвал набережную «позор и надежда Брянска». Надежда, кстати, снова появилась: по меньшей мере двое бизнесменов объявили, что у них есть планы относительно этого места. Даже красивые эскизы опубликовали. Пожелаем людям и реке удачи.

Чернигов: остатки роскоши

Черниговская Десна столь же извилиста, но не так грязна. В то же время здесь нельзя просто так идти вдоль берега и в конце прийти к Черному морю. Обязательно упрешься в красивый забор, за которым бурлит неведомая платная жизнь и не разбросан мусор. Водоемы, безусловно, достояние народа, и береговая линия должна быть открыта, но наглеть не стоит. Поэтому, прогуливаясь по берегу, порой приходится огибать разного рода «княжьи грады».

Значительная территория реки в Чернигове живет своей жизнью, в которую люди почти не вмешиваются. Разве что прогуливаются. Неорганизованная украинская растительность ведет себя очень независимо, никто ей не указ.

Подозрительно таращится разбитыми иллюминаторами старый дебаркадер с неведомой, но явно бурной, судьбой. Каким-то чудом он взобрался на берег, но кафе из него пока не получилось.

Ржавые знаки напоминают, что когда-то здесь было судоходство.

Через несколько километров, в исторической части города, ландшафт меняется. Подходы к реке с давних пор застроены ветхими зданиями и заборами. Смотрятся они некрасиво, но это их святое право, на которое здесь не принято покушаться.

В затоне порта стоят два теплохода — остатки могучего черниговского флота. Когда-то отсюда ходили в Киев суда на подводных крыльях, были и грузовые перевозки. Теперь в здании речного вокзала расположились местный офис Интерпола и ночной клуб.

В отличие от Брянска у Чернигова есть короткая, но вполне настоящая набережная. Хоть и немного запущенная. Сам бог велел парочкам прогуливаться здесь теплыми летними вечерами. (Например, в Гомеле прогуливаться надо с осторожностью: набережная слишком длинная, можно далеко зайти.)

Дорогие гранитные ограждения, установленные во времена процветания, расписаны доморощенными «джихадистами». Фонарные столбы оставлены как напоминание о том, что когда-то было еще лучше. Но светильников на них нет, торчат только обрывки проводов.

На прибрежных территориях царит свойская атмосфера, которую давно забыл Гомель, — разнокалиберные домики, полудикие анархические огородики у моста. Таксисты заехали прямо на набережную: у них здесь ланч, попробуй возрази.

Заречная зона шипит ужами, которые при виде фотоаппарата бросаются врассыпную. Здесь давно никто ничего не ремонтировал, но мусора практически нет — коммунальщики явно работают.

Простреленная в трех местах, но непокоренная табличка продолжает настаивать на своем: тут купаться нельзя. А можно на «Золотом пляже».

Сами черниговцы про него говорят, что «видали и золотее». Но теперь относительно этого места у города большие планы. (Вообще-то, не только относительно пляжа — по части больших планов у украинцев всегда было все в порядке.)

Надо выровнять берег, отремонтировать туалет, создать инфраструктуру для детей, спорта, пеших прогулок и так далее. Но сначала, как тут заведено, «обсудить все с громадою». Очень хочется верить, что на этот раз у соседей все получится.

Гомель: по-богатому!

При взгляде на 2350 метров укрепленного бетоном берега может сложиться впечатление, что Гомель — довольно зажиточный город. До сих пор существуют мнения, что такой дорогой и длинный объект нам не по карману, пока не построена детская больница, не хватает денег на «Восточный обход» и во дворе разбит асфальт. Другие напоминают про эрозию правого берега, а также про то, что это «для себя и надолго».

Очередной фрагмент набережной построили недавно, в прошлом году. Решили, что город может себе это позволить.

Этот арт-объект назвали «гомельским маяком», но до сих пор находятся скептики, которые утверждают, что маяки якобы выглядят иначе.

Примечательно, что доступ к воде везде открыт, кроме режимных объектов, вроде железнодорожного моста или порта.

Пляжная территория совершенствуется каждый год: подсыпается, убирается, обрастает инфраструктурой. В левобережных затонах кипит разнообразная жизнь. Даже минный тральщик виднеется.

Как ни крути, берега Сожа и сама река выглядят наиболее ухоженными. Иногда даже слишком. В некоторых случаях дело не в деньгах — надо было просто убрать мусор и привезти песок на пляж.

* * *

Цикл продолжается. Впереди сравнение общественного транспорта, а он, как выяснилось, весьма самобытен в каждом из городов.

Штукатурка в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by