«Три сестры»: сравниваем фасады и изнанки Гомеля, Чернигова и Брянска

 
399
17 мая 2016 в 8:00
Автор: Андрей Рудь

В Чернигове есть отель «Брянск». В Брянске до недавнего времени был отель «Чернигов». Потом брянский «Чернигов» переименовали в гостиницу «Центральную». После этого Чернигов разорвал в клочья побратимский договор. Ну и так далее… Когда двое соседей по лестничной площадке ссорятся, для третьего важно, чтобы не пришибло рикошетом. Надо ли говорить, что, приехав в Чернигов, мы целенаправленно поселились в гостинице «Брянск», а в Брянске жили в бывшем «Чернигове». Крепили связи. В этом выпуске «Трех сестер» сравним улицы и дворы, фасады и изнанки трех соседних областных центров — Гомеля, Чернигова и Брянска. Красот там — не оберешься…

Чернигов

Проспекты Ленина есть и у Гомеля, и у Брянска. У Чернигова тоже был — теперь это проспект Мира. Во всех случаях это центральные магистрали в старой, самой красивой части города. Отсюда и начнем сравнение.

В Чернигове проспект Мира — это, пожалуй, самое живое и веселое место. Здесь едва не каждые выходные проходят какие-то фестивали, ремесленники торгуют своим добром, музыкальные группы конкурируют за право занять сцену… Мы же, пошире открыв глаза, стоим и смотрим на пустые постаменты.

Раньше тут стояли советские деятели, но они куда-то подевались. От некоторых остались только гранитные тумбы, другие — на местах.

— Ну будто вы не понимаете… — соображает, как бы потактичней ответить на беспардонные вопросы, семейная пара, прогуливающаяся по аллее. — Убрали их, в общем. Почему не всех? Наверное, отодрать не смогли.

Вообще-то, первым сняли Ленина, два года назад. Позже пришли за другими. Постамент пролетарского вождя нынче расписан патриотическими стихами. Кроме того, в этом месте ловится самый мощный сигнал Wi-Fi. Местная молодежь уверена: наверху вместо Ильича теперь стоит роутер.

На бульваре идет реконструкция, на одном из участков меняют покрытие. До подземных переходов руки пока толком не дошли. Но уже повесили проект — люди стараются верить, что написанное здесь сбудется.

Чернигову больше повезло по части старых зданий, чем Гомелю. Если у нас дом пятидесятых годов — уже памятник архитектуры, то здесь такого добра навалом. Наверное, потому и относятся к нему, скажем, с меньшим трепетом. Глядя на некоторые очень красивые, но не очень ухоженные здания, хочется обнять их и пожалеть.

В исторической зоне рядом со зданием женской гимназии XIX века кто-то пытался воспроизвести что-то похожее из белого кирпича, да бросил. Теперь на стройплощадке курят и куют счастье подростки.

Как известно, бросить окурок на асфальт — задача для гомельчанина непосильная. Для черниговца, похоже, тоже. По ощущениям, на улицах стало гораздо чище, чем пару лет назад.

У местных политических деятелей (во многих случаях это бизнесмены) есть обычай: они подписывают детские площадки, светильники, даже шильды с названиями улиц. Вот Соколов — красавчик, повесил фонарь. Будь как Соколов. Дубель подарил детворе качели — ясно, что за такого человека необходимо голосовать при каждой возможности. Атрошенко поставил всюду игровые площадки — быть ему мэром.

Ясно, что эта мода завелась не вчера и не в Чернигове.

В фонтане гремят ключами рабочие, готовят к запуску. Здесь у фонтанов четкий график: в будни их включают в 18:00, по выходным — в 12:00, понедельник и вторник — выходные. Лить воду целый день слишком дорого.

Вообще, попытки сэкономить в Чернигове можно заметить чаще, чем в Гомеле и Брянске: коммунальщики повторно используют мусорные мешки, лифты в некоторых высотках не работают до третьего этажа. Несколько необычно смотрится термореновация старых домов по-черниговски. Если в Гомеле обычно централизованно утепляют всю стену, то в Чернигове можно заказать эту услугу только для своей квартиры.

Для украинца важна индивидуальность.

Фасады здесь значительно отличаются от изнанок (впрочем, как и везде). С улицы дом старается выглядеть прилично и важно.

Со двора — незачем притворяться, все свои.

У каждого черниговского двора свое единственно верное представление о ландшафтном дизайне. Пусть бордюр рассыпался и на новый пока не хватает богатств, но остатки надо побелить, а в палисаднике посадить гладиолусы и морковку.

Обратите внимание на эту достаточно обычную площадку в спальном районе. Дальше мы поймем, какая это роскошь — иметь двор, в котором можно разбежаться.

Брянск

Проспект Ленина, на первый взгляд, выглядит так, как и должен выглядеть проспект с таким названием. Никаких вольностей, тут вам не Украина. Вождь незыблем, название на месте. Под елками — бронзовые плиты с гербами побратимов, в том числе Гомеля и Чернигова.

В меру помпезные здания, магазины, кафе, театр, симпатичные люди… Но, как мы помним из прошлых публикаций, нельзя сходить с тропы. Займемся этим позже.

Ценная реликвия, каких осталось мало, — брянские фонарные столбы с красивыми чугунными накладками. Только фонари почему-то разбиты.

Одно из красивых мест Брянска — пешеходная улица Гагарина. Тому, кто делал его памятник, надо дать грамоту. Впрочем, молодежь вряд ли оценит.

Красивая «Потемкинская лестница» — народное название. Она действительно будто срисована с одесского прототипа.

Почти все постройки справа и слева — памятники архитектуры, охраняются государством.

Здесь отнюдь не только руины, некоторые дома сохранились.

Лестница ведет к крайне колоритной набережной — до нее мы доберемся в одной из следующих публикаций.

То и дело встречаются примеры того, как руины дореволюционного дома достраивают, как уж умеют. Сколько таких памятников безвестно погребено под «свечками» и парковками — поди теперь посчитай.

Владимир — местный житель, архитектор по образованию. Говорит, что сейчас работает по другому профилю, но смотреть на происходящее отстраненно еще не научился. Он по-прежнему переживает, волнуется, кровь закипает, когда видит, что творят застройщики. Владимир провел для нас небольшую тематическую экскурсию по новым районам.

— А что, нормальные дома… С окнами… — нам непонятен пыл архитектора.

— Да тут же никакие нормы не соблюдаются! Земли не хватает, вот и строят дома вплотную друг к другу, да еще и прямо у дороги. Вон, полюбуйтесь на эту детскую площадку.

Застройка действительно выглядит очень плотной, с землей тут явно напряженка. Вот вроде нормальный двор (был): вынь собачьи экскременты из песочницы — и можно жить. Все равно же больше ничего сюда не поместится… Но поместилось! Торчит! Отодвинули качели, разбросали формочки — и воткнули 14-этажную «свечку».

— А вон там у нас расположен городской комитет ЖКХ, — Владимир заруливает на внедорожнике куда-то под арку и дальше — туда, куда, по гомельским меркам, дороги нет и ехать нельзя.

Под колесами какая-то слизь, стены позеленели и потрескались. Но предусмотрена детская песочница, заботливо наполненная грязью.

Экскурсии по дворам, оказывается, гораздо увлекательней, чем по центральным улицам. А впрочем, это ведь и есть центральные улицы, просто с тыльной стороны…

После того как вдоволь насмотришься на некоторые дворы, удается сформулировать только один вопрос:

— А почему нельзя кого-нибудь за это расстрелять?

— Всех не перестреляешь! — хохочет гид.

К невзгодам здесь относятся со смесью злости и веселья. Смело называют виновных: «Эти [плохое слово] развалили все!»

Трудно поверить, но это — жилой дом. Его довели до такого состояния вышеупомянутые персонажи.

Неподалеку уже построили модную высотку, чтобы отчетливей была видна разница.

Разумеется, не все дворы завалены хламом. В тех, что проектировались и строились при застое, и места для детей хватает, и инфраструктура продумана, и не до всех газонов еще добрались машины. Но Владимир тревожится: если застройщики узнают адрес, беды не миновать.

В Брянске надо быть инициативным. Вот автолюбитель притащил откуда-то бетонную шпалу. Теперь это и бордюр, и способ показать чужакам, не сумевшим добыть шпалу, что место парковки имеет хозяина.

Создалось впечатление, что в городе ревностно охраняют принцип контрастности. Один двор может оказаться грязным и запущенным, другой — не таким запущенным. Красивый гранитный парапет может радовать глаз — но не стоит разглядывать тыльную сторону. Влюбленные могут мило сидеть на скамеечке — но обязательно на заднем плане должны торчать какие-то развалины или пепелище.

Для облицовки во многих случаях использованы хорошие материалы, в качестве ступенек положены дорогие гранитные плиты, но почему-то оно не держится. Плитка опадает, гранит плывет, бетон трескается, новенький асфальт проваливается. Это какая-то напасть.

Чем страшнее выглядит здание, тем более жизнеутверждающие декорации следует использовать. Вот Пересвет пронзает щит Челубея у бывшего завода резинотехнических изделий.

Брянские овраги обитаемы. Они очень красивы, это одна из самобытных «фишек» города. Некоторые отнесены к особо охраняемым территориям. Экскурсии по таким местам, несомненно, пользовались бы успехом. В незапамятные времена здесь существовали асфальтированные дорожки, но природа взяла свое.

В одном из оврагов устроили парк. Но далеко отходить не надо, там просто свалка.

Черниговский опыт термореновации прижился и здесь.

Заборы, будки, охранники, тросики, веревочки, прочие системы обороны — еще одна брянская особенность, вторая по значению после оврагов. Многие дворы судорожно реализуют свое право на самоопределение. Снаружи жестокий мир, а внутри покой и высокая культура быта.

Укрепления важны. Одна стена твоего дома может быть сделана из ковра, но ворота уж будь добр поставь железные.

Вообще-то, робкая мода на заборы начала появляться и в Гомеле — некоторые новые дома норовят огородиться, чтобы подороже продать свою элитность.

Частный сектор тоже полон контрастов.

Модная брянская тенденция — бумажные объявления. Заводятся они далеко не повсюду. Сначала на стене появляется одно объявление. Потом оно делится — вот их уже два. Затем количество удваивается, растет в геометрической прогрессии — через неделю можно наблюдать целую колонию. Учителя водят сюда классы, чтобы наглядней показать размножение простейших.

Вообще, содержание объявлений многое говорит об обстановке в стране, боевом духе и чаяниях людей. Их мы подробнее рассмотрим в одном из следующих выпусков цикла.

Гомель

Нашему городу достался самый короткий проспект Ленина: начинается от железнодорожного вокзала и упирается в дворцово-парковый ансамбль Румянцевых и Паскевичей. Таким образом, неподготовленному гостю практически невозможно попасть куда-либо, кроме самого красивого места Гомеля.

Это не совсем честно, тем более что в городе есть и менее ухоженные, но не менее интересные места.

Все же кое-какая изнанка имеется даже у гомельского проспекта Ленина. Дворы здесь подчиняются общему правилу: покрытие должно быть более разбитым, чем проезжая часть. И все же до брянских и черниговских конкурентов недотягивают.

Действуем по отработанной схеме: посмотрим, что прячется за фасадами нескольких наугад выбранных домов. Так они выглядят для туристов…

…А так — для местных.

У старого центра своя специфика.

Конечно же, Гомель способен быть разным не хуже, чем его побратимы. Молодые многоэтажные районы, рабочие кварталы, частный сектор способны еще доставить много разнообразных эмоций.

Наконец, это единственный город из трех участников цикла, где новые дома продолжают снабжать мусоропроводами и сразу заваривать их.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

ОБСУЖДЕНИЕ