Страна duty free: что делать белорусу в Андорре

 
131
18 августа 2015 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский, wikipedia.org

Еще в 1930-е годы это затерянное в Пиренеях княжество оставалось последним полуфеодальным реликтом в Западной Европе, куда и дорог толком не существовало. Сейчас карликовая страна с очень специфическим государственным устройством превратилась в налоговый рай, мечту горнолыжника и Мекку шопоголика. Виноват в подобной чудесной трансформации в том числе и наш соотечественник, переехавший сюда из окрестностей Лиды и объявивший себя королем этих горных долин Борисом I. Журналисты Onliner.by приехали в Андорру и обнаружили там один большой магазин дьюти-фри площадью 468 квадратных километров.

Вплоть до второй половины XX века о существовании этой страны мало кто подозревал. Вокруг бушевали мировые войны, распадались империи, до основания разрушался старый мир и на его обломках строился новый, а крестьяне все так же пасли своих овец на горных склонах в изолированных долинах Восточных Пиренеев. И, может быть, даже сами эти крестьяне особенно не задумывались о том, что они вовсе не испанцы, не французы и не каталонцы, а граждане Principat d’Andorra — Княжества Андорра.

Современные андоррцы любят возводить истоки своей государственности к самому Карлу Великому, хотя та история рубежа VIII—IX веков нашей эры в лучшем случае полулегендарна. Как бы то ни было, сам факт наличия сейчас Андорры на политической карте мира служит лучшим доказательством ее солидного возраста. Это княжество, как и остальные карликовые государства Европы, — чудом дошедший до наших дней реликт европейской феодальной раздробленности, когда чуть ли не в каждом городе сидел свой царек, ответственный за свои действия лишь перед богом.

Потомкам каталонских крестьян, которые некогда предпочли суровые горные пустоши сочным прибрежным лугам, достались несколько труднодоступных долин, ставших для них, с одной стороны, бременем, а с другой — и спасением. Эти малоплодородные земли, где каждый день был наполнен борьбой с обстоятельствами, никого по-настоящему не интересовали. Это позволило Андорре на протяжении многих столетий уцелеть как автономному образованию с одной небольшой, но очень важной оговоркой.

Уже с XIII века это пиренейское княжество существует без князя. Точнее, над страной установлен двойной суверенитет Франции и Испании — тех стран, которые ее окружают. Формально Андорру возглавляют два соправителя, сокнязя: глава Франции (сначала король, потом император, сейчас президент) и епископ Урхеля, ближайшего крупного испанского города. Сейчас их функции сугубо церемониальные, карликовое государство является полноценной независимой парламентской демократией с выборным премьер-министром во главе. Фактически, числясь монархией, на самом деле Андорра является республикой.

При этом в определенной степени Андорре повезло меньше остальных карликовых государств Европы. Люксембург, Монако, Лихтенштейн были ближе к главным европейским столицам и уже в XIX веке начали вовсю эксплуатировать свой статус и размеры, превращаясь в курорты или банковские центры. Патриархальная Андорра, тяготевшая к находившейся в депрессии Испании, существовала как вещь в себе, слабо реагируя на происходившие в мире процессы.

Так происходило из века в век, пока в 1933 году в страну не прибыл некий Борис Скосырев, растревоживший сонное княжество. Скосырев предложил Генеральному совету страны (фактически его парламенту) превратить Андорру в налоговый и игорный рай, что должно было привлечь сюда быстрые и легкие деньги. Самого же себя находчивый иммигрант из Лидского уезда Виленской губернии видел в качестве короля по-настоящему независимого государства, которому наконец-то пришла пора стряхнуть с себя феодальное ярмо испано-французской гегемонии.

После первоначальных сомнений предложение Скосырева было принято. Генеральный совет объявил его королем Борисом I, а княжество — королевством, просуществовало которое, впрочем, всего 12 дней, с 8 по 20 июля 1934 года. Прибывшие в столицу по требованию сокнязя, урхельского епископа, испанские полицейские жандармы Бориса I арестовали, судили и выслали из страны. Несмотря на стремительное завершение удивительной авантюры, будущее показало, что план нашего соотечественника был в значительной степени реализован.

Всего за несколько послевоенных десятилетий Андорра из богом забытого медвежьего угла, поросшего лишайником и истоптанного овцами, превратилась в европейский курорт с гражданством мечты, ультралиберальным налоговым режимом и шопинг-Меккой для миллионов туристов.

И жить здесь стало исключительно хорошо. В 1948 году население всей страны составляло 5,5 тыс. человек, сейчас, спустя всего 70 без малого лет — уже около 85 тыс. Дело, разумеется, не только в том, что после окончания мировых войн андоррцы почувствовали вкус к умножению себе подобных. Фискальное законодательство, надежная банковская система, относительная дешевизна жизни и при этом ее высочайшее (особенно на фоне соседних депрессивных испанских и французских районов) качество способствовали активной миграции сюда из сопредельных стран и даже из дальнего зарубежья.

Сейчас, кроме собственно андоррцев (около трети населения), здесь живут испанцы (25%), португальцы (20%), французы (17%) и даже тысяча англичан. Живут, надо полагать, неплохо: средняя продолжительность жизни в Андорре составляет 81 год.

Раньше сюда и попасть постороннему было затруднительно, даже если бы вам в голову вдруг и взбрела такая странная мысль. Только в начале XX века страну связали с «Большой землей» более-менее приличные автодороги. Они же остаются самым доступным способом добраться в княжество и сейчас: железная дорога с французской стороны заканчивается у самой андоррской границы, а аэропорт в Андорре и вовсе построить невозможно. Зажиточные резиденты и гости княжества в лучшем случае вынуждены пользоваться услугами гелипорта, менее успешные граждане — брать напрокат автомобиль или использовать автобус-шаттл, например, из относительно близкой Барселоны (примерно три часа езды).

Ежегодно Андорру, государство площадью всего 468 квадратных километров, посещают 8—10 млн туристов. Безусловно, многие из них приезжают сюда на продолжительное время, в первую очередь зимой — кататься на лыжах. К их услугам возникшие еще в 1950-е семь горнолыжных курортов разного размера и уровня комфорта.

Но все же основная масса приезжих — это «туристы выходного дня», а то и вовсе однодневные. Андорра в понятных белорусам понятиях — это такой южноевропейский Белосток, место, где приятно для души и полезно для кошелька делать покупки.

Более того, здесь формат выгодного шопинга доведен до абсолюта. В стране отсутствуют таможенные пошлины на ввоз импортной продукции и крайне низкий налог на добавленную стоимость. Фактически вся Андорра является одной территорией duty free. Две тысячи магазинов с товарами на все случаи жизни, крупные многофункциональные центры и небольшие бутики на торговых улицах Андорра-ла-Вельи существуют только с одной целью: побыстрее забрать у вас ваши деньги. Как показывает практика, выбранная руководством княжества схема работает безотказно: миллионы туристов расстаются здесь со своими евро крайне охотно.

Вечером в пятницу или субботним утром со стороны Барселоны и Тулузы в сторону Андорры почти бесконечным потоком тянутся «на закупы» автомобили. На горных серпантинах порой выстраиваются настоящие пробки из желающих попасть в шопинг-Мекку. Кто-то ограничивается ближайшим городком с его магазинами табака и алкоголя, универмагами одежды, продуктовыми супермаркетами или заправочными станциями, но большинство все же стремятся в Андорру-ла-Велью.

В отличие, например, от Вадуца, столицы Лихтенштейна, выглядящего скорее альпийской деревней, Андорра-ла-Велья производит впечатление настоящего города. Здесь живет больше 20 тыс. человек, и еще примерно столько же, по ощущениям, находится туристов. Почти всех их интересуют магазины, сконцентрировавшиеся вдоль главных торговых проспектов — авеню Карлемани (Карла Великого) или продолжающей ее авеню Меритчель.

Понять их можно: достопримечательностями деревенская в своей истории Андорра не избалована, смотреть здесь, кроме пиренейских пейзажей, в принципе, нечего. В перерывах между «закупами» приезжие фотографируются от безнадеги на фоне местной речки, футуристического моста через нее да поставленной в районе центральной площади Ла Ротонда бронзовой скульптуры расплавленных часов, образа, порожденного фантазией великого каталонца Дали.

Рискнувшие забраться в гору по авеню Меритчель и преодолевшие психологический барьер универмага Pyrenees, крупнейшего и самого богатого торгового центра страны, могут в награду порадоваться микроскопическому блошиному рынку да скромной церкви Сант-Эстеве, за заурядным фасадом которой — настоящий XII век.

Куда более заманчивой приманкой для туристов, чьи интересы не ограничиваются лишь разнузданным шопингом, является спа-центр Caldea, стеклянный пик которого хорошо заметен на подъезде к городу. Три часа водных удовольствий обойдутся в €34,5, при этом надо иметь в виду, что удовольствия будут скорее пассивными. Caldea — не аквапарк с привычными нам горками и прочими аттракционами разной степени экстремальности, это скорее семейные термы для релаксации формата старых европейских бальнеологических курортов.

Этим перечень туристических развлечений Андорра-ла-Вельи практически исчерпывается, можно смело вновь отправляться за ювелирными украшениями, бытовой техникой, одеждой или горнолыжным снаряжением. При этом, уходя с головой в покупательский раж, надо помнить, что, несмотря на ультралиберальный торговый режим, в Андорре существуют определенные ограничения на вывоз из страны товаров. Например, один человек без обязательного декларирования может вывезти из княжества 1,5 литра крепкого алкоголя, 15 пачек сигарет и промтоваров на сумму в €525 и меньше. К счастью, бензин в баке вашего любимого Volkswagen Passat там пока никак не лимитирован.

Товары, которые превышают эти лимиты, подлежат обязательному декларированию. Впрочем, как показывает практика, контроль на границах Андорры с Испанией и Францией зачастую очень избирательный и легковых автомобилей касается редко.

Страна-аутлет, княжество duty free, Андорра определенно нашла свое место в дружной европейской семье. Руководящим ей чиновникам такой статус пиренейского карлика не всегда по нраву: под нажимом евробюрократов из Брюсселя и Страсбурга андоррские власти в последние годы были вынуждены отменить некоторые налоговые льготы для своих граждан и резидентов. Но пока сюда по-прежнему тянутся караваны автобусов и автомобилей, покупаются, несмотря на кризис, шале, в универмагах звучит писк от вводимых пинкодов карточек, а зимой работают горнолыжные подъемники, ни единого пятна на светлом будущем Андорры не предвидится.

Подробнее о шопинге в Андорре и Испании мы расскажем в одной из следующих статей нашего пиренейского цикла.

Вам будет интересно:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский, wikipedia.org
ОБСУЖДЕНИЕ