Великая египетская мечта: история строительства Суэцкого канала

 
13 августа 2015 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: panoramio.com, flickr.com, wikipedia.org

Неделю назад, 6 августа 2015 года, при большом стечении власть имущей публики в Египте был торжественно открыт новый Суэцкий канал. Всего за год наследники фараонов сумели освоить $4 млрд, вдвое увеличив пропускную способность стратегически важного для всего мира объекта. Вдохновившись египетским трудолюбием, Onliner.by решил вспомнить, как мучительно во второй половине XIX века строилась первая очередь Суэца, забравшая тысячи жизней, но сделавшая нашу планету меньше.

XIX век стал столетием, когда мир начал стремительно меняться. Наука и техника прогрессировали, фабричная промышленность заменяла собой мануфактуры, а наглая, быстро богатевшая буржуазия — старорежимную аристократию. Расстояния сокращались: путешествия, отнимавшие раньше месяцы, а то и годы, с изобретением парового двигателя и распространением железных дорог позволяли экономить время и деньги не только отдельным людям, но и — прежде всего — бизнесу. Впрочем, даже принимая это во внимание, масштаб активно осваиваемого мира все равно оставался слишком крупным.

Главной проблемой была необходимость для европейских кораблей огибать Африку. За Африкой лежали Индия, Китай, Япония — крайне привлекательные рынки сбыта и источники сырья для промышленности метрополий Старого Света. Лишние десятки дней пути и тысячи километров через мыс Доброй Надежды не могли радовать европейских политиков и спонсировавших их фабрикантов. Альтернативой было строительство железной дороги через Ближний Восток, но и в этом случае корабли приходилось бы разгружать в средиземноморских портах Леванта, затем перевозить товар к побережью Красного моря или Персидского залива, где вновь грузить на корабли, доставляющие их к конечному азиатскому потребителю (или, соответственно, в обратном направлении).

Этот вариант был относительно дешев в реализации, но сложен в организации логистики. Поэтому неудивительно, что целые поколения инженеров с завистью смотрели на Суэцкий перешеек — 116-километровую перемычку, отделяющую основную (африканскую) часть Египта от азиатского Синайского полуострова. Именно эта довольно узкая полоска безжизненной пустыни с солончаковыми низинами лежала на пути из Средиземного моря в Красное, из Европы в пока такие далекие, но одновременно и заманчиво близкие страны азиатского Востока. Целые поколения инженеров смотрели на нее, обуреваемые одной мыслью: «Как хорошо было бы прорыть в этом месте канал».

Канал получался довольно длинным, но для XIX века в его строительстве уже не было ничего необычного. Китайцы еще в VI веке до нашей эры и следующие 2000 лет умудрялись сооружать (и таки соорудили) свой грандиозный 1790-километровый Великий канал, связавший Шанхай с Тяньцзинем. Те же египтяне примерно в столь же древние, еще фараоновы времена прорыли канал от Нила до Красного моря, по которому очень удобно было торговать с восточноафриканским Пунтом.

Конечно, древние предшественники Суэца были куда более скромными и по ширине, и по длине. Размеры кораблей, объемы перевозок многократно выросли за прошедшие тысячелетия, и новый перспективный водный путь должен был соответствовать им. Первые попытки реализовать его — хотя бы в виде проекта — были предприняты во время известной египетской кампании Наполеона. Но на рубеже XVIII—XIX веков авторы идеи сделали одну драматическую ошибку. Инженер Лепер, работавший над объектом, посчитал, что уровень воды в Средиземном и Красном морях отличается более чем на 9 метров. Это означало необходимость строительства, помимо собственно трассы канала, еще и системы шлюзов.

Ошибочность расчетов Лепера была доказана только спустя 40 лет: никакие шлюзы на перешейке оказались не нужны. Необходимо было только копать. Упорно и долго копать, по возможности используя на трассе канала естественные низины, пересохшие соленые озера, что удлиняло объект, но зато удешевляло строительство. В 1840-е годы за эту идею ухватился французский дипломат Фердинанд де Лессепс, у которого, конечно, собственных денег на производство работ не имелось, зато кипучей энергии и предприимчивости было не занимать.

Некоторое время занимаясь теоретизированием и прожектерством, к активной стадии реализации проекта Лессепс смог приступить только в середине 1850-х, когда новым египетским пашой, османским наместником и фактическим руководителем страны стал Мухаммед Саид, давний знакомый французского дипломата. Воспользовавшись дружбой с ним, Лессепс фактически пролоббировал одобрение «стройки века» со стороны турецкого султана.

При этом француз еще и умудрился каким-то образом уговорить в общем-то подверженных коррупции османских чиновников организовать процесс на довольно невыгодных для Египта и Османской империи условиях. Строительством Суэцкого канала должна была заниматься специально организованная акционерная компания, 53% паев в которой отдавалось Франции, только 44% — египетскому правительству и 3% — другим государствам. При этом акционерам уходило 74% прибылей, еще 15% шло напрямую Египту. Таким образом, Египет вроде бы должен был неплохо заработать на эксплуатации канала, но в 1875 году он продал свои 44% в управляющей компании Великобритании, потеряв акционерную прибыль и оставшись лишь с 15%-ной долей в прямых отчислениях.

При этом Египет передавал «Всеобщей компании Суэцкого канала» строившийся объект в собственность на 99 лет, обеспечивая его на 80% рабочей силой, необходимым оборудованием и транспортом. Это была типичная позиция полуколониальной страны, вынужденной поступаться своими национальными интересами под нажимом крупных держав.

Взамен полуколониальная страна получила уникальный объект, организовать процесс строительства которого своими силами она в тех условиях не смогла бы. Европейские эффективные менеджеры работали жестко, за что их сейчас справедливо упрекают, но, надо отдать должное, в 1859—1869 годах в суровой Синайской пустыне появился канал, сейчас ставший вторым по значимости источником дохода для египетской экономики.

Целое десятилетие десятки тысяч несчастных египтян (точное число рабочих так и не установлено) под палящим солнцем практически вручную копали канал длиной 164 километра. Копали в болотах у Средиземного моря, копали в песках пустыни, копали в солончаках высохших Большого и Малого Горьких озер. Условия были адскими. Даже пресная вода в первые четыре года доставлялась сюда верблюжьими караванами. Только в 1864-м был прокопан специальный канал, принесший на Суэц воду Нила, а строителям — некоторое облегчение.

На завершающем этапе работ на помощь рабочим пришли первые экскаваторы, в том числе и плавучие. Впрочем, количество жертв на стройке все равно исчислялось сотнями и сотнями. Погибшие и выжившие переместили около 75 млн кубометров грунта, но планета получила уникальный на то время гидротехнический объект — канал длиной 164 километра, шириной до 110 метров по водному зеркалу и до 22 метров по дну, глубиной около 8 метров.

Торжественное открытие канала состоялось 17 ноября 1869 года и продолжалось неделю. Египет выделил на мероприятие сумасшедшие деньги, на него съехался цвет европейской публики, но главным, конечно, было то влияние, которое оказал столь нужный планете объект на мировую экономику и политику. За исторически ничтожное время люди на разных концах земли — в Японии и Франции, Индии и Великобритании, Китае и Германии — стали ближе друг к другу. Планета Земля вроде бы осталась той же, но расстояния на ней значительно уменьшились.

На первоначальном этапе Суэцкий канал обошелся своим акционерам в 575 млн франков (около $8,5 млрд в современном эквиваленте). Он прямо или косвенно принес жизнь в пески и болота Синайского полуострова. У его северного окончания вырос ныне полумиллионный город Порт-Саид, у южного — столь же крупный Суэц. Еще один новый город — Исмаилия — возник у озера Темсах, примерно на середине длины канала.

Практически немедленно по завершении строительных работ началась и модификация объекта. На протяжении почти 150 лет своей истории Суэцкий канал неоднократно расширялся и углублялся, чтобы соответствовать новым стандартам морских грузоперевозок. Сейчас его габариты выросли в сравнении с первоначальными почти втрое: ширина по воде — до 350 метров, ширина по дну — до 60 метров, глубина — до 20—22 метров.

Через канал перебрасывались грандиозные мосты высотой в 70 метров, магистральные линии электропередач, под ним строились тоннели. Вдоль его территории возникали и города, и промышленные зоны, и логистические центры. Суэц наряду с туризмом стал локомотивом экономики Египта.

Правда, произошло это только после того, как президент Египта и большой друг советского народа Гамаль Абдель Насер национализировал его в 1956 году, вызвав тем самым серьезный международный кризис. С тех пор канал еще не раз становился жертвой «мировой напряженности», холодной войны и сложных отношений Израиля со своими соседями. Он даже закрывался на длительное время для прохода судов, внося хаос в мировые транспортные потоки. Но главная его проблема заключалась не в этом.

Главная проблема была в том, что, несмотря на неоднократные расширения и углубления, Суэцкий канал до самого последнего времени был фактически однопутным. Ежедневно конвои судов, двигавшиеся с юга на север и в обратном направлении были вынуждены расходиться всего в двух возможных специально устроенных для этого точках. В общей сложности ежедневная пропускная способность канала составляла всего 47—49 кораблей, преодолевавших 160 километров за 11—16 часов при скорости в 15 км/ч. Спрогнозировать время нахождения в очереди на проход было сложно.

Каждый из этих кораблей в среднем платил около $250 тыс. за право не видеть мыс Доброй Надежды. При этом общие доходы Египта от эксплуатации канала в прежнем формате в последние годы составляли около $5,5—6 млрд — неплохая, в общем-то, сумма, но лимитированная из-за ограниченной пропускной способности объекта.

В июле прошлого года, после того как политическая ситуация в стране наконец-то более-менее стабилизировалась, новый президент Египта фельдмаршал Ас-Сиси объявил о начале проекта, который он же назвал Великой египетской мечтой. Под ней подразумевалось строительство второго Суэцкого канала, параллельного первому. Или, если быть полностью точным, нового 35-километрового участка, который дублировал бы 150-летний оригинал на его самом напряженном участке.

Самым поразительным в этой идее была оперативность ее реализации. При нормативном сроке строительства в три года бравая египетская армия, ставшая главным подрядчиком проекта, справилась всего за год! С июля 2014-го по август 2015-го рядом с основным руслом Суэца появилась новая нитка канала. Протяженность ее составила всего 35 километров, но она увеличила пропускную способность всей системы вдвое — до 97 кораблей в сутки.

Правительство страны планирует, что запуск «второго Суэца» увеличит ежегодные доходы Египта от канала до $12 млрд. Более того, президент Ас-Сиси намерен сделать этот запуск лишь первым этапом масштабного освоения прилегающей к каналу пустыни. Больше новых городов, больше логистических центров, больше промышленных зон для высокотехнологичных производств, миллион новых рабочих мест — вот она, Великая египетская мечта. И судя по тому, как она начала реализовываться, у нее есть все шансы стать реальностью. Причем без жертв и в максимально короткие сроки.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: panoramio.com, flickr.com, wikipedia.org