Барселонский Манхэттен: как депрессивное индустриальное гетто превратилось в модный современный район

 
05 августа 2015 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский, flickr.com

На рубеже XIX—XX веков район Побленоу, северо-восточную окраину Барселоны, называли «каталонским Манчестером». Сейчас большинство местных жителей, болеющих за один гранатово-синий футбольный клуб, вероятно, на такое определение бы обиделись, но тогда оно было в порядке вещей. На больших фабриках и в скромных ремесленных мастерских Побленоу ковалось индустриальное процветание города, но во второй половине XX века промышленный рай пришел в жестокий упадок. Экономическая депрессия превратила его в деградировавшее криминальное гетто. В 2000-е городские власти смогли инициировать программу реконструкции района. За относительно короткое время на месте заброшенных заводских цехов, дешевого жилья, рассадника преступности и наркомании выросли модные небоскребы. Журналисты Onliner.by побывали на месте одного из крупнейших урбанистических проектов Европы и разобрались, как произошла эта удивительная трансформация.

До начала XIX века на месте будущей промзоны занимались все больше сельским хозяйством. Пасторальный пейзаж с пасущимися овечками, тем не менее, был обречен: слишком близко эти поля располагались к городу, который как раз начинал расти как на дрожжах. На рубеже XVIII—XIX веков в Европе окончательно утверждалась новая эра — эпоха промышленной революции и научно-технического прогресса. Докатилась она и до отсталых к тому времени южноевропейских стран. В контексте Каталонии это было связано с активным возвращением на родину-мать испанских эмигрантов из стран Латинской Америки. Там становилось неспокойно, а нажитые капиталы требовали стабильности. Вереница крупных, средних и мелких фабрикантов и промышленников потянулась обратно в полуфеодальную метрополию.

Барселоне повезло. Патриархальные внутренние регионы страны, погруженные в глубины Иберийского полуострова, так и сохранили свою отсталость чуть ли не до 1970—1980-х годов. Каталонская столица, стратегически расположенная на побережье, находилась в куда более выгодных условиях. Именно здесь обосновались вернувшиеся в Испанию «кошельки», выбравшие для очередного этапа развития своего бизнеса пустовавшие северо-восточные предместья города.

Побленоу в переводе с каталонского означает «новое поселение». Первые кварталы, где фабричная застройка чередовалась с жилой, возникали стихийно. Только в 1859 году с выходом нового генерального плана развития Барселоны, разработанного инженером Ильдефонсо Сердой, будущее «нового поселения» было упорядочено. Территория района была нарезана все той же регулярной сеткой восьмиугольных кварталов с небольшими площадями-ромбами, которые мы привыкли видеть в барселонском Эшампле.

К концу XIX века эволюция Побленоу в «Манчестер» завершилась. Десятки фабрик и заводов преимущественно легкой промышленности исправно работали. Именно здесь текстильные магнаты Каталонии делали свои состояния, позволявшие им строить те самые роскошные дворцы, которые сейчас составляют архитектурную славу Барселоны. Пролетариат подобными условиями жизни похвастать не мог, но существовал в ничуть не худших условиях, чем его коллеги в других крупных индустриальных мегаполисах.

Относительное процветание района продолжалось около столетия, до наступления кризиса 1970-х. Легкая промышленность Европы сначала начала стагнировать, а потом резко и с головой погрузилась в депрессию, от которой уже не оправилась. Конкурировать старые текстильные фабрики Манчестера, Барселоны или куда более близкой нам Лодзи с практически бесплатной рабочей силой в Китае и странах Юго-Восточной Азии никак не могли. Кризис быстро достиг терминальной стадии, «каталонский Манчестер» после недолгих, но яростных мучений скончался.

Со смертью «мест приложения труда» начали чуть более медленно умирать окружающие его жилые кварталы. Побленоу угодил в тот самый замкнутый круг, становившийся проклятьем многих оживленных прежде районов. С уходом отсюда производства увеличивалась безработица, росла преступность, началось бегство более-менее респектабельных жителей, их место занимали мигранты, преимущественно неквалифицированные и сидевшие на шее государства. Безработица еще больше усиливалась, бизнес все активнее уезжал. После нескольких таких итераций на район было страшно смотреть. Криминальное гетто без всяких светлых перспектив, обреченное на участь Детройта.

Впрочем, городские и региональные власти в данном случае мириться с неизбежным были не намерены. Толчком к спасению Побленоу стали Летние Олимпийские игры, которые состоялись в 1992 году. Главное спортивное соревнование четырехлетки имело в Барселоне грандиозный успех. Город предстал перед глазами всей планеты как динамичный современный мегаполис, готовый удовлетворить любые пожелания туристов: рекреационные, культурные, гастрономические и так далее. Существование Побленоу в его тогдашнем виде в эту картину мира не укладывалось.

В середине 1990-х был разработан амбициозный план регенерации района, подразумевавший его превращение в главный деловой центр всего города, так называемый CBD (central business district). В соответствии с этой концепцией трансформации должны были подвергнуться около 200 гектаров территории Побленоу.

Это было естественное и, что самое главное, единственно верное решение — максимально очистить Побленоу (порой принудительно) от прежнего населения, создавшего ему дурную репутацию, а на его место с помощью специальных субсидий привлечь молодых профессионалов и бизнес самого разного масштаба, где эти профессионалы могли бы себя реализовать.

Надо отдать должное инициаторам проекта, получившего модное название «22@» (модифицированное «22а», прежнее имя регенерируемых кварталов). Для южноевропейцев, известных своей неторопливостью и склонностью к некоторым злоупотреблениям, особенно если дело касается крупномасштабного строительства, реализация 22@ шла последовательно, пусть и растянулась на полтора десятилетия. При этом государство понимало, что без собственных инвестиций, прежде всего инфраструктурных, добиться стабильного финансирования со стороны частных инвесторов будет невозможно.

Во-первых, через весь реконструируемый район пробивалась новая магистраль, которая становилась его основной продольной осью. Она являлась продолжением Avinguda Diagonal, проспекта Диагональ общегородского значения, и тем самым включалась в сеть важнейших барселонских улиц, связывая проектируемый даунтаун с историческим центром, а тот с морем.

Во-вторых, все фабричные промзоны, ранее отделявшие Побленоу от средиземноморского побережья, безжалостно сносились вне зависимости от их потенциальной или реальной архитектурной или культурной ценности. Формировавшийся высотный район должен был быть раскрыт к морю, а его жители получить беспрепятственный доступ к пляжам. Это было важнейшее мероприятие, обеспечивавшее проекту успех.

Естественно, последние были приведены в приличный вид, вдоль них разместилась парадная набережная, на которую ориентировались остальные внутрирайонные магистрали, включая и проспект Диагональ, и местную Рамблу, пешеходный прогулочный бульвар с многочисленными ресторанчиками и магазинами.

Здесь же, у выхода проспекта Диагональ к Средиземному морю формировался один из крупнейших общественных центров района 22@, включавший обширную территорию, где в 2004 году прошел «Международный форум культур» — специальное мероприятие, которое должно было представить ревитализированный район городу и миру.

Кроме открытого пространства, и сейчас использующегося для разнообразных фестивалей и опен-эйров, здесь был возведен Международный выставочный центр с гостиницами и крупнейший в городской черте торгово-развлекательный центр Diagonal Mar.

Наконец, общую картину дополнили административные высотки, включая кристаллическую в плане башню региональной штаб-квартиры телекоммуникационного гиганта Telefonica, и Museu Blau, музей естественных наук, спроектированный знаменитым архитектурным бюро Herzog & de Meuron. Все это сделало данную площадь центром общегородского значения, точкой притяжения не только аборигенов, но и жителей остальной Барселоны, и тысяч туристов.

Аналогичный общественный комплекс был создан на противоположном конце района 22@, там, где проспект Диагональ в районе площади Славы Каталонии уходит дальше в исторические кварталы города. Здесь с 1999 по 2005 годы был возведен новый архитектурный символ Барселоны — Torre Agbar. Небоскреб высотой 145 метров был спроектирован выдающимся французским архитектором Жаном Нувелем и, по мнению автора, должен был напоминать своим видом о традициях каталонского модернизма и соборе Sagrada Familia Антонио Гауди.

Большинство же обывателей сравнивает башню в лучшем случае с огурцом или бывает обуреваемо куда более откровенными ассоциациями. Несмотря на двусмысленный образ Torre Agbar сейчас — безусловный новый архитектурный символ Барселоны, неотъемлемая ее часть. Он же олицетворяет и успех проекта 22@.

По соседству с высоткой был построен целый кластер современных зданий: дизайн-центр DHUB, современный павильон Mercat dels Encants главного барселонского «блошиного» рынка, еще один крупный торгово-развлекательный центр — Les Glories, ряд административных зданий. В итоге сюда начала охотно переселяться молодежь, люди стали приезжать за покупками, развлечениями и на работу из других районов города, цены на недвижимость пошли вверх, вслед за ними пришли новые девелоперы, количество новостроек стало расти. Именно так преодолевается урбанистический кризис и вновь принудительно запускается прогресс.

Но опять же без инфраструктурных инвестиций сделать это было бы невозможно. Район был обеспечен системой современного скоростного транспорта: трамваем и метро. Большинство новостроек получили подземные служебные галереи для сервисного транспорта, были объединены системами пневматического мусоропровода, принудительной вентиляции, оптоволоконной связи. Котельные, электрические подстанции, телефонные АТС, были спрятаны под землю что позволило освободить уличное пространство для общественно полезных зданий и парков.

Центральный парк Побленоу был открыт в 2008 году и занял территорию одной из бывших текстильных фабрик. Все тот же архитектор Жан Нувель, работавший над его концепцией, оставил некоторые элементы фабричной архитектуры в память об историческом прошлом района, заняв остальное пространство современной парковой инфраструктурой.

Далеко не все индустриальные объекты из темного прошлого района были снесены для нового строительства. Часть особенно ценных образцов старой промышленной архитектуры поставили под охрану, реставрировали и приспособили под новые функции. В бывшие заводские корпуса въехали дизайнеры, архитекторы, художники, представители тех новых модных профессий, которые привлекают к месту своего обитания дополнительное внимание.

В выросших рядом бизнес-центрах с удовольствием разместились местные представители крупных высокотехнологичных компаний. Для их работников начали строиться соответствующие жилые комплексы. Старое жилье, доставшееся Побленоу в наследство, постепенно реновировалось и реконструировалось.

Росли и гостиницы для «белых воротничков», приезжающих сюда в командировки, и общественные здания, обслуживающие местных жителей. Важным аспектом являлось привлечение к проектированию архитектурных звезд или молодых каталонских дизайнеров, объединяло которых одно: они не стеснялись предлагать подчас авангардные проекты, сами по себе привлекающие к реконструируемому району внимание и улучшающие его репутацию.

Застройка в основном носила точечный характер и занимала промышленные площадки. Капитальное жилье, поддававшееся обновлению, старались сохранять, порой лишь естественным или искусственным образом меняя контингент его жителей. Крупнейшие новые жилые комплексы создавались в прибрежной зоне, где, во-первых, от заводских корпусов освобождались большие территории, а во-вторых, можно было построить более дорогие квартиры.

Расположенные по периметру жилые и административные высотки окружают общественный центральный парк с каскадом водоемов. Дворовая территория естественно закрыта от автомобилей и полностью отдана в распоряжение пешеходов.

Проект 22@ реализуется уже около 15 лет. За это время муниципальные власти смогли кардинальным образом изменить имидж района Побленоу и его окрестностей, кардинально сократить преступность, значительно уменьшить количество деклассированных элементов, безработных. До завершения еще далеко: реконструкции должны подвергнуться 115 городских кварталов общей площадью почти 200 гектаров. Пока еще современные стеклянные башни могут соседствовать с заброшенными фабричными корпусами столетней давности. Но масштаб сделанного и масштаб достигнутого все равно впечатляет безмерно.

С 2000 года в новые бизнес-центры района и реконструируемые старые здания переехало около 5000 компаний, почти половина из которых составляют самые разнообразные стартапы. Далеко не все из них выживают, но на их место приходят все новые. Сегодня здесь работают 100 тыс. человек, и это те самые люди, формирующие будущее по крайней мере этого конкретного города.

«Каталонский Манчестер» всего за 15 лет превратился в «Каталонский Манхэттен», Барселона вместо городской клоаки оказалась со своей собственной Кремниевой долиной, ее жители вернули себе район в лучшем, новом, актуальном виде, а теоретики-урбанисты получили очередной «живой» пример для изучения, критики и подражания.

Есть ли жизнь после смерти? У Барселоны на этот вопрос готов очень конкретный ответ.

Вам будет интересно:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский, flickr.com
Без комментариев