«Чтобы делать бизнес на селе, нужно еще где-то работать». Айтишник купил 100-летний дом и превратил его в агроусадьбу

27 июля 2023 в 8:00
Автор: Анастасия Данилович. Фото: Анна Иванова

«Чтобы делать бизнес на селе, нужно еще где-то работать». Айтишник купил 100-летний дом и превратил его в агроусадьбу

Автор: Анастасия Данилович. Фото: Анна Иванова

Купить 100-летний разваливающийся дом и превратить его в источник дохода? Пожалуй, это задачка со звездочкой. Но только не для минчанина Владимира Зеньковича, владельца агроусадьбы «Вращаем землю» в Вилейском районе. Он из тех, кто смог. Хотя еще 5 лет назад даже не думал о собственном бизнесе. Но череда событий (в том числе и трагических) привела к тому, что мужчина в буквальном смысле прописался в деревенской глуши и организовывает там сплавы на байдарках. Как думаете, успешно? Мы узнали.

За место у реки можно было подраться

— Я работал в Минске программистом и ни о каких байдарках даже не думал, — с ходу выдает Владимир. — В свободное время занимался велоспортивным туризмом: объездил всю Беларусь и страны ближнего зарубежья — Польшу, Украину, Словению, Россию. Сам организовывал туры — просто для своих. В какой-то момент к нам присоединился парнишка по имени Женя Иванов. Катался с нами, а после начал расспрашивать, как все устроено: мечтал водить походы, но только по воде. Именно с ним я первый раз и сплавился на байдарке… зимой. Опыт был незабываемый!

Правда, мыслей о том, чтобы бросить все и отдаться течению, у нашего героя тогда не возникло. Возможно, все так и осталось бы на уровне невинного развлечения, если бы не трагический несчастный случай.

— Женя ехал на сплав в Карпатах: его и других туристов везли два грузовика ГАЗ-66. Дороги там так себе: один автомобиль смог проехать, а другой остановился, покатился вниз и улетел с обрыва высотой 40 метров в реку. Многих пассажиров выбросило из машины: кто с переломанными ногами, кто с пробитыми легкими, но они остались в живых. А вот Женя и еще две девушки погибли… — воспоминания сдавливают горло Владимира, на его глазах проступают слезы, и он просит пару минут на то, чтобы успокоиться, после чего продолжает: — У него осталась маленькая дочь, но что добило меня окончательно, так это вторая беременность его жены — она узнала об этом уже после смерти Жени. Поэтому я и решил взять ответственность за его начинание.

Первый год минчанин просто сдавал лодки в аренду и все вырученные средства отдавал семье погибшего друга (к слову, помогает им деньгами до сих пор). Потом стал сам организовывать сплавы на разных реках, но быстро столкнулся с некоторыми трудностями. Во-первых, каждый раз нужно было заново обустраивать лагерь: убирать мусор за другими туристами, мастерить лавочки, кострище, продумывать хоть какие-то удобства… Уже через неделю от этого обычно оставались только обугленные бревна. Во-вторых, найти свободное местечко для сплава в горячие выходные было чем-то из разряда фантастики.

— Отпрашиваешься в пятницу с работы, приезжаешь на поляну часа в 2, а там уже сидит человек и говорит: «Я со вторника занимал, у меня здесь турпоход на 200 человек». Пытаешься как-то договориться — угрожают, что разобьют лицо. И это я сейчас не выдумываю: со мной такое и правда случалось.

Владимир понял: чтобы развиваться дальше, нужна своя база. Вместе с супругой Татьяной он сел в старенький Opel, на котором прокатился вдоль всех рек в радиусе 100 км от Минска (ну а где ж еще водится платежеспособный клиент?).

— Практически везде даже самые плохонькие хаты стартовали от $5000, причем находились они даже не на первой береговой линии. Второй нюанс, который обычно смущал, — плотность застройки. Вокруг все участки выкуплены, люди живут друг на друге. Как в таком месте открывать агроусадьбу? Точно кому-то будешь мешать.

Делать бизнес в деревне — это недешево

Однажды мужчина оказался в деревне Новоселки. Не самая популярная в кругах байдарочников река Сервечь была тут же опробована и одобрена. Да и сам поселок оставил приятное впечатление: глушь, тишина, и всего несколько жилых домов поблизости.

— Увидел заброшенную избу, узнал у соседей телефон собственника. Звоню и спрашиваю: «А можно ли изнутри посмотреть?» В ответ: «Да заходи, там замок для вида висит». Зрелище, конечно, было не из приятных: покосившиеся стены, выбитые окна…

Ну а чего еще ожидать от здания, построенного в 1920 году? И это только по документам, в реальности первый владелец пережил в нем Первую мировую войну. Но минчанин рискнул и выкупил этот «сарайчик» за $1300. Дело было в конце 2020 года. Уже в январе следующего он занялся ремонтом — вместе с женой они ставили в комнате палатку и в ней же ночевали.

— Первым делом поставили окна — знакомые шепнули, что в каком-то общежитии демонтируют оконные рамы. Мы их и забрали. После сорвали со стен старый гипсокартон, который из-за просадки дома весь покрылся буграми и пузырями. Вместо него поклеили белые обои. На кухне ликвидировали дранку (она крошилась при малейшем прикосновении) и обили все деревянными досками. Получилось просто и красиво. А еще демонтировали старые печи — их уже нельзя было восстановить.

Дальше Владимир провел на участок электричество, сделал несколько скважин, предусмотрел местную канализацию. К дому пристроил еще 24 «квадрата», где разместил санузел. И вот уже весной агроусадьба «Вращаем землю» приняла первых гостей.

— Мы организовали небольшой кемпинг, но уже тогда понимали: пространства маловато. Поэтому я стал искать владельцев соседних участков, чтобы приобрести у них землю. На одном из них пришлось построить дом — по закону хозяин не мог продать участок пустым, без какого-либо здания. Заливая фундамент зимой, растапливали землю с помощью дров…

Здание возвели буквально за пару недель: это микрокаркасник, обитый внутри вагонкой, а снаружи — профлистом. Собеседник уверен, что это самый маленький жилой дом, введенный в эксплуатацию в нашей стране. Его площадь — всего 16 «квадратов». Дом включает в себя две комнаты и санузел. На выходных его можно снять за 120 рублей — на случай, если не хочется ночевать в палатке.

Хотя на территории (она разрослась аж до 1,5 гектара) для палаток места хватает. Собственно, как и для других активностей — со временем тут появились летняя кухня, шатер, кострище с лавочками, шезлонги, качели, тир… А на берегу даже походная баня имеется. Выглядит как большая палатка с печкой внутри, но Владимир и Татьяна в один голос заверяют, что парит она как надо — даже у взрослых мужчин уши в трубочку сворачиваются.

А что по ценникам? Сплав на один день (без ночевки, но с питанием) обойдется в 70 рублей с человека, с ночевкой — 220 рублей. Полноценные два дня отдыха с трансфером из Минска потянут уже на 330 рублей.

Удается ли семье зарабатывать на сплавах? Сказать сложно: слишком много средств уходит на развитие усадьбы.

— Чтобы организовать бизнес в глухом селе, нужно еще где-то работать. Таня только этой весной ушла из своей компании, я же до сих пор тружусь по договору подряда в одной фирме в Логойске. Все, что получаем, мы вкладываем сюда. Строительство любой ерунды стоит намного дороже, чем в Минске и окрестностях, так как нужно еще продумать логистику. Например, заказываешь столбы для забора — платишь 2000 рублей за столбы и еще 800 рублей за доставку.

Текущие расходы супруги и вовсе перестали считать: тут вам и «коммуналка», и топливо для автомобиля, и продукты, и затраты на рекламу (за прошлые две недели Владимир потратил на нее $1300).

— Все осложняет и сезонность бизнеса: такой вид отдыха интересен в основном весной и летом, когда вокруг все красиво. А осенью и зимой гостей мы не принимаем.

Повысили цены на 10—20 рублей — спрос мгновенно упал

С 1 июля в бюджете семьи наметилась еще одна серьезная прореха — налог на профессиональную деятельность, заменивший единый сбор за агротуризм. Новшество предусмотрено 351-м указом, призванным бороться с теми, кто маскирует обыкновенные коттеджи с банкетными залами и гостиничными номерами под аутентичные усадьбы с национальным колоритом. Именно они по закону должны ежемесячно платить 10% от полученного дохода при заработке до 60 000 рублей в год или 20% при доходе свыше этой суммы.

Тем, кто хотел остаться на сборе, предложили пройти проверку на «трушность» в местном райисполкоме. Требований к агроусадьбам стало больше. Обязательно нужно заниматься сельским хозяйством и животноводством, оказывать клиентам не менее двух вариантов услуг, соблюдать санитарные нормы (например, у всех сотрудников должна быть справка о прохождении медосмотра) и нормы пожарной безопасности. При этом в доме не должно быть больше 10 комнат, а весь инвентарь и даже еда в холодильнике должны быть подписаны. В общем, перечень условий довольно серьезный.

Однако нашего героя все это не смутило: он самый первый в Вилейском районе написал заявление с просьбой разрешить ему заниматься агроэкотуризмом. В конце февраля к нему на участок приехала комиссия из райисполкома, все проверила, а уже через пару дней выдала заветный документ. Правда, вскоре возникла проблема.

— Летом все изменилось: на профессиональный налог перевели не только усадьбы, которые не прошли «переаттестацию». Теперь вместо одной базовой (она равна 37 рублям. — Прим. Onlíner) я буду отдавать 10% от выручки. В июле эта цифра составила почти 700 рублей… — вздыхает минчанин. — Пока выдача разрешений на уплату единого сбора на агротуризм приостановлена, хотя я знаю нескольких счастливчиков, которые успели их добыть в своих райисполкомах. Но я не из их числа.

Владимир попытался выкрутиться из ситуации и поднял цены на 10—20 рублей. Казалось бы, мелочь, но спрос упал мгновенно и значительно.

— Предложений на рынке огромное множество — можно сплавиться и за 50 рублей. Конкуренция в сфере большая, поэтому даже такое повышение стоимости стало критичным. Пришлось все откатить назад.

И все-таки минчанин оптимизма не теряет: в планах — только расширяться. В Новоселках он купил еще два домика. Один пока используется в качестве склада, а во втором Владимир хочет открыть что-то наподобие музея сельского быта.

— Первый приобрел за 400 рублей — это примерно 20% от оценочной стоимости (она снизилась из-за того, что других желающих не было). Правда, чтобы перевести участок в частную собственность, надо было повозиться. В итоге со всеми документами эта избушка обошлась мне в $1000. Второй дом выставили на аукцион всего за одну базовую. Правда, на него сразу нашлись другие желающие в лице наших соседей. В итоге цена выросла до 700 рублей, а вместе с оформлением получилось 1500 рублей.

А еще семья хочет окончательно переехать в деревню. Но чтобы это сделать, нужна инфраструктура и другие удобства (например, в основном доме до сих пор нет отопления — спасают обогреватели).

— Нам повезло с председателем сельсовета — она во многом идет нам навстречу. Совместными усилиями добились того, что в Новоселках появилась нормальная дорога, фонари, площадка для сбора мусора. Недавно к нам приезжала туристка, которая была здесь в самые первые дни. Пребывала в культурном шоке: «Не верила, что у вас что-то получится, но у вас получилось». Так что пока горят глаза, будем продолжать.


Onlíner рекомендует
влажная уборка, Mi Home/Яндекс Алиса, мощность 45 Вт, сила всасывания 4000 Па, пылесборник 0.3 л, с турбощеткой (неразборная), навигация: контактный бампер, лидар, датчики перепада высоты, план нескольких этажей
Выбор покупателей
Onlíner рекомендует
влажная уборка, Mi Home, мощность 55 Вт, сила всасывания 4000 Па, пылесборник 0.45 л, с турбощеткой (разборная), навигация: контактный бампер, лидар, камера TOF (3D), датчики перепада высоты, план нескольких этажей
Onlíner рекомендует
влажная уборка, Mi Home/Яндекс Алиса, мощность 40 Вт, сила всасывания 2500 Па, пылесборник 0.6 л, с турбощеткой (разборная), навигация: контактный бампер, камера VSLAM, датчики перепада высоты

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ok@onliner.by