Монстр с улицы Ле-Сьер. Рассказываем про врача, превратившего свой дом в конвейер для убийств

21 июня 2022 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, pinterest.com, Wikimedia

Монстр с улицы Ле-Сьер. Рассказываем про врача, превратившего свой дом в конвейер для убийств

Начало того марта выдалось для жителей парижской улицы Ле-Сьер тяжелым. На протяжении полутора недель из трубы особняка под номером 21 валил неприятно пахнущий дым, отравляя всем соседям и так непростое существование в условиях нацистской оккупации. В конце концов 11 марта 1944 года кто-то из них не выдержал и вызвал полицию, потребовав разобраться в причинах постоянной вони. Открытие, сделанное прибывшим на место нарядом, шокировало даже на фоне военного времени. В подвале дома были обнаружены фрагменты десятков человеческих тел, от которых, как очевидно, пытались избавиться. Дальнейшее расследование показало, что хозяином здания был некий врач, Марсель Петио, называвший себя героем Сопротивления. На самом деле он являлся одним из самых страшных серийных убийц в истории Франции, а его жертвами становились люди, которые пытались спастись от террора нацистов.

Страшные находки

Полицейские были вынуждены проникнуть в дом №21, взломав двери, ведь в момент их приезда никого ни на территории особняка, ни внутри него не было. Как оказалось, на подземном этаже здания была оборудована котельная, вот только использовалась она вовсе не для отопления. В печи нашли человеческий пепел и недогоревшие кости, а возле нее лежали расчлененные останки, подготовленные к кремации.

С первого взгляда было ясно, что счет жертвам шел на десятки, а работа по ликвидации тел была налажена системная.

В ходе дальнейшего исследования усадьбы в одной из хозпостроек обнаружили и яму, заполненную негашеной известью. Следователи предположили, что найденные трупы изначально содержались в ней, но затем по какой-то причине преступнику (или преступникам) понадобилось полностью избавиться от физических улик содеянного.

Личность хозяина дома была установлена быстро. Оказалось, что в мае 1941 года здание было куплено доктором Марселем Петио, организовавшим там прием пациентов. За первые пару месяцев расследования полицейские выяснили, что Петио делал закупки, рисующие в совокупности картину массовых убийств. Уголь для котельной еще выглядел относительно безобидно, негашеная известь уже вызывала вопросы, хотя продавца Петио убедил, что она ему нужна для неких строительных работ. Еще большие подозрения возникли после опроса парижских аптекарей, которые рассказали, что врач с улицы Ле-Сьер приобретал у них крупные объемы наркотических средств и ядов.

В это же время криминалисты пришли к выводу, что найденные на территории особняка останки принадлежат по меньшей мере 26 людям, причем разного возраста и пола.

Среди них были молодые и пожилые, мужчины, женщины и даже дети. В комнатах дома нашли и множество документов на самые разные фамилии, часть из которых были поддельными, а также личные вещи (например, десятки чемоданов). Более того, число фамилий в документах многократно превышало количество обнаруженных в подвале фрагментов тел.

Параллельно начали прослеживаться и связи этого дела с многочисленными нераскрытыми преступлениями, совершенными с декабря 1941 по май 1943 года. В этот период в разных районах Парижа и в реке Сене находили расчлененные трупы, личность этих людей установить не удалось. Однако было выявлено, что человеческие конечности при этом отделялись с помощью хирургических инструментов, а в тканях содержались наркотики и яд.

С начала лета 1944 года расследование приостановилось.

После открытия Второго фронта во Франции возобновились активные боевые действия, войска союзников с каждым днем все приближались к столице страны, и полицейским, которые фактически сотрудничали с оккупационным режимом, стало не до «мясника» с улицы Ле-Сьер. В августе 1944 года, после освобождения Парижа, уголовную службу и вовсе разогнали, подвергли чисткам, а многие коллаборанты отправились под арест. Петио был арестован лишь 31 октября 1944 года уже новыми властями. Картина событий, которая стала понятна позже, шокировала наглостью и уверенностью в собственной безнаказанности.

«Доктор Эжен»

Биография Петио изучена достаточно подробно. Он родился в 1897 году в небольшом городке Осер в 150 км к юго-востоку от Парижа. Отец был почтовым служащим, мать домохозяйкой. Богатой семью назвать было сложно, но детство будущего врача оказалось относительно благополучным. Марсель быстро научился читать и вообще был достаточно одаренным, но одновременно демонстрировал и все признаки трудного подростка. Уже в 17 лет он попался на краже из почтового ящика, а в дальнейшей жизни и вовсе стал клептоманом. В январе 1916 года, сразу после своего 19-го дня рождения, он добровольцем вступил во французскую армию и угодил на фронты Первой мировой, где через год был ранен во время химической атаки во второй битве на Эне. В госпитале у него диагностировали психическое расстройство и тем не менее вновь вернули в армию. Очевидно, что энтузиазм к службе к этому времени у Петио уже иссяк.

Через три недели он выстрелил себе в ногу и вновь отправился в больницу.

Несмотря на это, после окончания боевых действий он добился почетного статуса ветерана и сполна им пользовался, получив льготное медицинское образование. Затем была врачебная практика в городке Вильнёв-сюр-Ион, где за молодым доктором сразу закрепилась сомнительная репутация. Он злоупотреблял назначением своим пациентам сильных наркотиков и даже подозревался в проведении запрещенных во Франции абортов. Очевидно, что деньги в его жизни занимали основное место, а вот вопросы морали интересовали слабо.

Это стало тем более ясно после начала Петио политической карьеры. В 1926 году он был избран мэром Вильнёв-сюр-Иона и сполна воспользовался своей должностью. Доктора подозревали в коррупции, присвоении средств муниципального бюджета, уклонении от уплаты налогов. Параллельно он женился на дочери богатого местного землевладельца, а вот его предыдущая «дама сердца», дочь бывшего пациента, незадолго до этого бесследно исчезла. Местная полиция в конечном итоге закрыла дело, посчитав девушку сбежавшей из дома, однако с учетом всей последующей истории она, вполне вероятно, могла стать первой жертвой Петио.

Из-за многочисленных скандалов в конце концов доктор был вынужден подать в отставку с поста мэра, после чего вскоре переехал в Париж, где возобновил врачебную практику.

Впрочем, медициной его занятия назвать было сложно. Петио вновь принялся выписывать всем желающим рецепты на тяжелые наркотики, опять пошли слухи об организованном при его кабинете абортарии. Однако заработки на этом поприще, по всей видимости, были впечатляющими, а с оккупацией Парижа нацистами в июне 1940 года перед лишенным любых моральных координат доктором и вовсе открылось чрезвычайно привлекательное поле деятельности.

Любая крупномасштабная война приводит к массовому потоку беженцев, пытающихся спастись от боевых действий и/или оккупации. Вторая мировая и в этом смысле по масштабам миграции людей носила беспрецедентный характер. Несчастные люди, вынужденные уехать из привычной среды обитания, представляли собой легкую мишень для разного рода преступников. Воспользовался ситуацией и доктор Петио. Сначала он (небезвозмездно, разумеется) начал выписывать поддельные медицинские свидетельства для тех французов, которые хотели избежать привлечения к принудительным работам на Третий рейх. Дальше аппетиты врача возросли, и он организовал идеальную, с его точки зрения, преступную схему, позволяющую ему заработать на чужом горе.

Уже в 1941—1942 годах оставшимся в оккупированной Франции евреям стало понятно, что они обречены.

В попытке избежать отправки «на Восток», откуда никто из увезенных не возвращался, они, люди в основном достаточно состоятельные, были готовы идти на любые жертвы. В этой среде быстро стало известно о некоем парижском «докторе Эжене», враче, который обещал переправить нуждающихся, даже целые семьи, через границу Франции и Испании, а в дальнейшем — в страны Южной Америки, прежде всего Аргентину. «Доктор Эжен» действовал небескорыстно, требуя за свои услуги 25 тысяч франков с человека, очень крупную по тем временам сумму. Жалоб на его услуги не было, ведь больше обратившихся к нему никто не видел. Под псевдонимом, естественно, скрывался Марсель Петио, и никакой тайной схемы спасения евреев у него не было.

Фабрика смерти

К декабрю 1941 года Петио переоборудует купленный им в мае дом №21 на улице Ле-Сьер под преступные нужды. Рядом с рабочим кабинетом врача появляется небольшая треугольная комната без окон, но с хорошей звукоизоляцией. В ведущей туда двери проделывается отверстие для наблюдения за происходящим. Все клиенты «доктора Эжена», зачастую уже с поддельными документами на другие, нееврейские фамилии, после разговора в кабинете приглашались в эту комнату-треугольник, где организатор их «эвакуации» предлагал им кофе. В напитке находился сильнодействующий наркотик со снотворным действием. Когда жертва засыпала, ей делался укол с ядом. Если же беженец отказывался от кофе, Петио использовал другую легенду. Он говорил о требовании аргентинского правительства сделать прививку от тропических болезней, без которой выезд за океан был невозможен. Вакцинация, конечно, также была смертельной. Первой жертвой стал сосед Петио по улице Иоахим Гушинов, державший до оккупации мастерскую по производству меховых изделий.

После совершения убийства, в том числе женщин и детей, тела отправлялись в яму с негашеной известью.

Таким образом преступником присваивались не только выплаченные несчастными жертвами 25 тысяч франков с человека, но и все, что при них было. Часто речь шла об очень больших суммах, ведь люди бежали, взяв с собой только самое ценное. При этом Петио был уверен, что никто, кроме гестапо, их искать не будет.

Гестапо действительно их искало. Более того, к весне 1943 года нацистам стало известно и о существовании в Париже подпольной сети по транспортировке скрывавшихся евреев в Южную Америку. Агенты гестапо завербовали Ивана Дрейфуса, находившегося в их застенках заключенного еврея, который должен был попытаться воспользоваться услугами сети, после чего выдать ее организаторов немцам. Дрейфус действительно вышел на посредников «доктора Эжена», после чего исчез ровно так же, как и предыдущие клиенты Петио. После пропажи провокатора гестапо арестовало посредников доктора, но его самого почему-то брать не стало. Возможно, нацистам в условиях активизации Сопротивления просто стало не до загадочного «Эжена». Или они узнали, что никакой подпольной сети не было, а на самом деле доктор косвенно работал в интересах Третьего рейха.

Попался Петио лишь из-за собственного тщеславия.

После объявления его в розыск и освобождения Франции он принялся рассылать в парижские газеты возмущенные письма, в которых утверждал, что на самом деле он активный деятель Сопротивления, а трупы в его дом были подкинуты немцами и коллаборантами-французами в попытке скомпрометировать созданную им подпольную организацию. Этой своей активностью он привлек к себе и своей внешности лишнее внимание, после чего 31 октября 1944 года доктора с улицы Ле-Сьер опознали на одной из железнодорожных станций в пригороде Парижа. Как оказалось, все это время Петио пользовался документами погибшего участника Сопротивления капитана Ваттервальда, сотрудника военной контрразведки.

Допрашивали Петио долго и, судя по всему, жестко. В конце концов доктор признался в убийстве 18 из 26 обнаруженных в его подвале человек, рассказал об алгоритме умерщвления, сначала заявив, что жертвами его были исключительно «враги Франции и Сопротивления». Однако доказательства в виде найденных документов богатых предпринимателей-евреев, их вещей и показания его посредников стали неопровержимыми уликами. В марте 1946 года суд приговорил его к смертной казни, а еще спустя два месяца гильотина отделила его голову от тела во дворе парижской тюрьмы Санте.

Во всей этой страшной истории, впрочем, до сих пор несколько важных вопросов остаются без ответа. Во-первых, поражает безнаказанность врача, которого неоднократно ловили на кражах, хищениях, уклонении от уплаты налогов, подлоге документов, подозревали в убийствах, но при этом ни разу не лишили лицензии, более того позволяя ему вести роскошную жизнь, покупать особняки. Во-вторых, до сих пор неясно точное количество убийств, совершенных «монстром с улицы Ле-Сьер». Подтверждено лишь 26 жертв, точно идентифицированных в подвале дома. Однако человеческих останков и найденных документов хватило бы на куда большее количество убитых или пропавших без вести. Не до конца ясна причастность Петио и к неопознанным фрагментам тел, которые находили в Париже в 1941—1943 годах. По некоторым оценкам, врач ответственен за смерть около 60 человек.

Наконец, в-третьих, после ареста доктора при нем не были найдены ценности, которые он похищал у своих жертв.

Очевидно, что речь шла о деньгах, драгоценных камнях, ювелирных изделиях на десятки миллионов евро в современном эквиваленте. Ничего из этого обнаружено не было, что повлекло в первые послевоенные годы настоящую охоту за сокровищами Петио. Его дом неоднократно менял собственников, каждый из которых устраивал на территории настоящие раскопки. В конце концов здание снесли и в 1950-е годы построили на его месте многоэтажку. А судьба сокровищ, для обладания которыми этот страшный и абсолютно аморальный человек лишил жизней десятки человек, надеявшихся на его помощь, так и остается неизвестной.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. dm@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, pinterest.com, Wikimedia