Вторжение борщевика. Рассказываем, как и зачем у нас появилось это крайне агрессивное растение

14 июня 2022 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский, AP, Wikimedia

Вторжение борщевика. Рассказываем, как и зачем у нас появилось это крайне агрессивное растение

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

«Зеленый агрессор» — самая безобидная метафора, которую любят использовать в отношении этого растения. С ней сложно поспорить. Борщевик Сосновского действительно безжалостно уничтожает целые ландшафты, разрушает экосистемы, подавляя все, что попадается у него на пути. При этом он вынослив, неприхотлив, отлично размножается и обладает завидной способностью к саморасселению. Ну а завершает брутальный образ его сок, легко и непринужденно вызывающий у человека чудовищные ожоги. При этом бороться с данным видом борщевика крайне непросто. Это идеальный убийца, созданный природой в глубинах Кавказа. Между тем перенесли его из горных лесов и с субальпийских лугов в наши умеренные широты лишь в 1950-е годы, чтобы решить важнейшую проблему, тогда касавшуюся каждого. И это был тот самый случай, когда благими намерениями оказалась вымощена дорога в ад.

Чужой

Все мы видели такие фантастические фильмы. На далекую-далекую планету на космическом корабле прилетают люди, находят там некую местную форму жизни, кажущуюся сперва безобидной, берут ее зачем-то на борт, ну а дальше она превращается в уродливого монстра, уничтожающего все живое вокруг в том числе своей едкой кровью.

Что-то похожее произошло и с борщевиком Сосновского. С той лишь оговоркой, что никуда далеко лететь не пришлось — дело происходило на нашей родной Земле.

В 1944 году ученая-ботаник Ида Манденова, находясь в очередной своей экспедиции в горах Месхетии, историческом регионе на юго-западе Грузии вблизи турецкой границы, обнаружила новый вид растения, который не был никем описан раньше. Это был гигантский борщевик, который Манденова назвала в честь своего коллеги Дмитрия Сосновского, выдающегося исследователя кавказской флоры. Конечно, первооткрывательница тогда понятия не имела, какую репутацию приобретет борщевик Сосновского, иначе бы она, наверное, подобрала своей находке более подходящее имя.

Надо отдельно отметить, что в массе своей борщевики — растения достаточно безобидные. Более того, некоторые их виды регулярно употреблялись людьми в пищу. Борщ-суп изначально делался именно из них, благодаря чему и получил свое ныне привычное название. Добавлять в него свеклу гурманы из славян научились гораздо позже появления этой похлебки. Однако пути эволюции неисповедимы. Именно на Кавказе появилось несколько видов гигантских борщевиков (не только Сосновского, но и, например, Мантегацци), которые из-за многих своих особенностей представляют реальную угрозу — как для окружающей среды, так и для человека.

К сожалению, еще далеко не все четко представляют себе, как выглядит борщевик Сосновского, а ведь это вопрос, непосредственно касающийся здоровья, а порой и жизни каждого.

Это весьма крупное растение, способное достигать в высоту 4 метров, хотя обычно его размеры несколько скромнее. На толстом стебле имеются очень большие листья, которые многие из пострадавших почему-то умудряются путать с лопухами (у борщевика листья рассечены). Характерной особенностью являются сложные соцветия-зонтики, также способные достигать внушительных размеров. В период цветения (июль — август, уже скоро) они покрываются белыми цветками, хотя встречаются и розовые варианты. Особенно огромные экземпляры могут нести на себе до 80 тысяч цветков. Именно размеры, которых способен достигать борщевик, почему-то вызывают у не подозревающей об опасности растения публики особый интерес и непреодолимое желание с ним сфотографироваться, его сорвать, залезть и потоптаться в его зарослях. Чрезвычайно важно помнить и объяснять окружающим, особенно детям, что делать это ни в коем случае не стоит.

Любопытно, что самостоятельно выйти за пределы своего естественного ареала, куда помимо Большого и Малого Кавказа входят Предкавказье (например, Дагестан или Кабардино-Балкария), северная Армения и северо-восток Турции, борщевик Сосновского не мог. До находки, сделанной ботаником Манденовой, о его существовании знали разве что местные пастухи. Дело в том, что растение это весьма любит влагу, и подножия гор не устраивали его из-за своей чрезмерной засушливости. В окружающих Кавказ степях борщевик Сосновского и вовсе мог выжить лишь в речных долинах, а потому до поры до времени он и существовал там сам по себе, на своей планете, затаившимся захватчиком. Но то, что он не смог сделать самостоятельно, ему помогли совершить ученые, не подозревавшие о последствиях своих действий.

Ида Манденова, первооткрыватель борщевика Сосновского

Кавказский пришелец

В первые послевоенные годы сельское хозяйство европейской части СССР находилось в критическом состоянии. Недостаток рабочих рук, скота, техники, засуха в 1946—47 годах привели даже к массовому голоду, жертвами которого стало по меньшей мере несколько сот тысяч человек.

На этом фоне особое значение приобретали доступные меры интенсификации производства продуктов питания.

К тому времени отдельные советские научные центры уже работали над вопросом выбора максимально эффективного силосного растения, то есть источника измельченной зеленой массы, которая должна была стать кормом для сельскохозяйственных животных. В первую очередь для крупного рогатого скота. Такие исследования велись и в уникальном в своем роде Полярно-альпийском ботаническом саду-институте, расположенном в городе Кировске (Мурманская область). Для северных зон с их недостатком кормов проблема определения нужного силосного растения имела особое значение. Именно ученые этого учреждения обратили внимание на гигантские кавказские борщевики.

С их приполярной точки зрения эти борщевики выглядели идеально, особенно борщевик Сосновского. Он быстро всходил (то есть обеспечивал возможность получать свежий корм еще весной), давал чрезвычайно обильный урожай, содержал большое количество питательных веществ, необходимых животным, был достаточно холодостоек, выдерживал заморозки и, хотя и любил воду, оказался способен переносить временную засуху. Животные его ели, но, как показало будущее, охотно — лишь в состоянии молодых побегов.

Тем не менее казалось, что борщевик Сосновского идеально подходит для умеренных и даже северных широт.

Уже в 1949 году на Кавказ из Кировска был отправлен сотрудник, собравший около 150 кг семян растения. В 1950-е же годы основным центром по его изучению стал Институт биологии Академии наук в Сыктывкаре (Коми АССР), где работы по интродукции (введению) борщевика Сосновского в сельское хозяйство возглавил будущий академик Петр Вавилов. Он оказался очень активным энтузиастом, и во многом последующее распространение заразы — его «заслуга».

Именно из столицы Коми Сыктывкара семена борщевика Сосновского начали рассылаться по сельскохозяйственным опытным станциям, а потом колхозам и совхозам преимущественно европейской части РСФСР, Украины, балтийских республик и, конечно, Беларуси. Над кормовой базой сельского хозяйства, по сути, в 1960—70-е годы ставился один большой эксперимент. Без тщательного изучения всех особенностей культуры ее интродуцировали в идеальные для нее условия.

Монстр рвался на свободу.

Неприятные свойства растения, его потрясающая инвазивность, характерный горький вкус молока, которое давали коровы, питавшиеся силосом из борщевика, способность его к саморасселению и вызыванию тяжелых ожогов при попадании на кожу рассматривались как «отдельные недостатки», которые должны были быть ликвидированы полностью (или купированы) путем гибридизации, то есть селекционного выведения безвредного гибрида. Лишь в 1980-е годы ученые пришли к выводу: нужный результат получить невозможно. Неядовитые гибриды борщевика Сосновского получались слишком мелкими, а значит, неэффективными в качестве источника силоса, ну а гибриды нужных размеров оставались ядовитыми.

На свободе

До распада СССР, впрочем, борщевик Сосновского, который уже выращивали в десятках регионов страны, еще удавалось как-то сдерживать. Он действительно давал обильную зеленую массу, но практически вся она шла в дело, то есть скармливалась скоту. С конца 1980-х, по мере распада прежней системы колхозов и совхозов, исчезали и последние факторы, ограничивающие распространение растения.

Многие культивировавшие его организации в рыночных условиях умирали, расселение борщевика вышло из-под контроля.

Нашей страны это коснулось в меньшей степени, а вот во многих российских регионах вторжение борщевика Сосновского в традиционные экосистемы приобрело характер экологического бедствия. Оказалось, что урожайность пришельца с Кавказа может иметь катастрофические последствия. Этот вид борщевика производил какое-то невероятное количество семян, выносливых и неприхотливых. Всходя в чудовищных объемах, агрессивное растение не просто подавляло все вокруг себя. В сене и на колесах автомобилей, даже просто с помощью воздушных потоков оно принялось активно распространяться по территориям, где прежде никогда не росло.

И вот когда обочины дорог, пустыри, поля покрылись непроходимыми зарослями из мощных стеблей, в разгар лета украшенных белыми зонтиками цветов, когда борщевик из сельской местности проник в города и стал узнаваемой частью в том числе их пейзажа, тогда об опасности этого безжалостного захватчика наконец начали узнавать широкие народные массы, зачастую через ожоги на собственной коже.

Сок, листья борщевика содержат т. н. фуранокумарины.

Попадая на кожу, они резко повышают чувствительность ее клеток к ультрафиолету. То есть при фотоактивации, взаимодействии с солнечным светом, кожа стремительно сгорает, образуются тяжелые и крайне неохотно заживающие ожоги с огромными волдырями. В некоторых ситуациях это может привести даже к смерти человека. Следы же от таких ожогов могут остаться на всю жизнь.

Коварность борщевика Сосновского проявляется еще и в механизме отложенного действия фуранокумаринов. Они не вызывают немедленного химического ожога кожи. Жертва растения в первое время, может быть даже в первые часы, не почувствует неприятных симптомов от столкновения с агрессором, что только усугубляет его опасность. Ожог появится позже, когда предотвратить его образование уже возможности не будет. Поэтому крайне важно понимать и помнить, что при любом подозрении на любой контакт с борщевиком (особенно в период его цветения, когда угрозу представляет и пыльца) необходимо немедленно изолировать контактировавший участок от солнечного света, максимально быстро оказаться в темном помещении с доступом к воде и тщательно промыть кожу с мылом, после чего несколько дней не подвергать ее любому солнечному воздействию.

К счастью, в Беларуси проблема борщевика Сосновского не носит такого катастрофического характера, как в отдельных регионах некоторых соседних стран. Распространение растения в основном локализовано, проводится работа по сокращению площади его посадок. Например, в Минске за десять с лишним лет борьбы с захватчиком удалось снизить оккупированные им площади с 250 до 20 гектаров.

По стране пока речь идет, увы, о тысячах гектаров под этой инвазивной культурой.

Как быстро борщевик распространяется, так же неохотно он и уходит со своих территорий. Главное, впрочем, что есть понимание приносимого растением вреда и желание отправить его на историческую родину.


Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский, AP, Wikimedia