11 июня 2022 в 10:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка

Хрущевки атакуют. Откуда они все в одночасье взялись и будет ли дешеветь метр в старых домах?

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

Малоэтажная застройка, утопающие в зелени дворы, развитая социальная инфраструктура. Можно подумать, что это описание очередного элитного жилого комплекса, который застройщик вот-вот начнет возводить в одном из уголков Минска. Но нет, все эти притягательные слова — о них, наших недорогих и не очень удобных хрущевках. Если когда-то скромные квартиры в не менее скромных четырех- и пятиэтажках и были пределом мечтаний горожан (просто потому, что выбирать не было возможности), то уж теперь рынку точно есть что предложить в качестве альтернативы. К тому же девелоперы, подчинившись сложившейся ситуации, поумерили свои аппетиты. В то же время хрущевок, выставленных на продажу, становится все больше. Предложения идут чуть ли не лавиной. Разбираемся, почему так и не дождемся ли мы момента, когда «бабушатники» станут никому не нужны?

Так и должно было быть

База выставленных на продажу квартир пухнет день ото дня. Даже если исключить из нее «призрачные» новостройки, которые когда-нибудь, году в 23—24-м, будут сданы, предложений остается все еще очень много. Причем хрущевки уверенно держат свою долю столичного недвижимого пирога, подвигая по количеству остальные сегменты.

Если говорить о квартирах в старом жилом фонде (примерно до 82 года постройки за исключением сталинок), то их количество в последнее время действительно увеличилось.

Обычно в базах всегда фигурировало около тысячи вариантов старых пяти- и девятиэтажек. Но сейчас мы видим полторы тысячи актуальных предложений.

И, возможно, насчитаем еще больше, — отмечает Наталья Литовская, независимый эксперт по жилой недвижимости, автор телеграм-канала «Литовская о жилье».

Впрочем, ничего мистического и загадочного в этом нет. Процесс, можно сказать, естественный. Жилье в хрущевках и брежневках, первых девятиэтажках по большей части принадлежит пожилым людям, которые получили его еще при Советском Союзе и за долгие годы так свыклись с районом и окружающей обстановкой, что даже не допускали мысли о переезде в новостройку.

— То, что вторичный рынок станет активно расширяться за счет жилфонда, построенного в 60-х — начале 90-х, было понятно уже давно. К сожалению, долгожителей у нас не так много, от естественной убыли населения никуда не уйдешь.

Пожилые люди умирают, квартиры освобождаются. Свою лепту в этот процесс внес и ковид, который в 2020-м и бил в первую очередь по старшему поколению.

При этом зачастую наследные квартиры в хрущевках, брежневках, панельных девятиэтажках становятся «лишними». Дети ушедших в мир иной собственников, рожденные примерно в 60—70-е годы, давно обзавелись жильем: получили от работы, построились в кооперативах. И со старой квартирой они действительно порой не представляют, что делать.

Знаю случаи, когда люди по четыре-пять лет держали метры «взаперти», пока решали, как лучше поступить: сдать, продать, заселить детей или родственников. А так как «коммуналка» у нас небольшая, «консервировать» метры можно без значительных финансовых потерь.

При этом надо учитывать, что в нашей истории был период под названием «демографическая яма». То есть сегодня на стареньких бабушку с дедушкой приходится в лучшем случае два взрослых внука. И еще надо, чтобы они жили в Беларуси, а не уехали работать за границу. Так что даже родней «закрыть» все освободившиеся по естественным причинам метры не всегда представляется возможным. Вот и выставляют люди квартиры в старом жилфонде на продажу. А с учетом последних изменений даже те, кто из каких-то своих соображений держал «квадраты» на замке, решили, что доллары под подушкой — это более надежный актив, чем старая квартира. Отсюда и рост предложений, — объясняет специалист.

Хрущевок больше, чем желающих их купить?

О том, чтобы сносить хрущевки и строить на их месте райские сады, речи у нас пока не идет. Даже в самых желанных районах города такие программы не озвучивались, что уж говорить про окраины. Четырехэтажки «капиталят» и оставляют в покое на ближайшие десятилетия. Так что эти дома, строившиеся как временный вариант, который собирались сносить уже через 25 лет использования, переживут нас всех вместе взятых, в очередной раз подтверждая истину, что нет ничего более постоянного, чем временное.

— Исходя из текущих реалий, можно предположить, что цена на квартиры в хрущевках и старых девятиэтажных панельках будет снижаться: предложение растет в отличие от спроса.

Да, люди, переезжающие из регионов и желающие закрепиться в Минске, рассматривают все варианты. Но таких покупателей не так много, чтобы подпитать этот сегмент рынка. Не забывайте, что даже по официальной статистике в Минске уже нет двух миллионов жителей. Да и запросы у людей успели поменяться. По крайней мере, минчане в основной своей массе уже хотят что-то попросторнее и поинтереснее, а на хрущевки смотрят только как на «первую» квартиру, если пока не могут позволить себе большего, — делится наблюдениями Наталья Литовская.

Если уж говорить о перспективах, то у «старушек» в центре или в относительно благополучных районах (вроде Востока), шансов куда больше, чем у их чижовско-шабановских собратьев. Так что демпинг среди «бабушатников» начнется с юго-востока столицы.

В принципе, старое жилье уже на дне. Сейчас даже представить сложно, что году в 2014-м «уставшую» однушку на Розочке могли реально продать за $53 000 по курсу. Нынче за $37 000 в эквиваленте попробуй найди желающего купить (просить можно и больше, но что толку).

Когда двушки в хрущевках и брежневках, в старых девятиэтажках будут уходить меньше чем по $1000 за квадратный метр, мы увидим и однокомнатные хрущевки по 30 000. И даже дешевле.

Неужели мы дойдем до того, что хрущевки на окраинах будут пустовать, пугая прохожих разбитыми окнами и заросшими паутиной подъездами?

— В столице — вряд ли. Если с экономикой будет плохо, все оставшееся трудоспособное население из регионов устремится в Минск — город, где всегда есть какая-то работа, возможность прокормиться и даже отдохнуть. Тут-то и пригодятся хрущевки, — заключает специалист.


электрический с конвекцией, объем 66 л, утапливаемые переключатели, 8 режимов, очистка каталитическая + паровая, 3 стекла в дверце, направляющие проволочные + телескопические (1 уровень)
электрический с конвекцией, объем 55 л, 5 режимов, очистка ручная, 2 стекла в дверце, направляющие проволочные
электрический с конвекцией, объем 58 л, утапливаемые переключатели, 7 режимов, очистка ручная, направляющие проволочные

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка