Мегаполисы по всему миру погибают от смога. Но что с этим делать?

24 824
29 июля 2021 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com

Мегаполисы по всему миру погибают от смога. Но что с этим делать?

В пятницу, 5 декабря 1952 года, жители Лондона проснулись в густом «гороховом супе». Именно так они называли плотный, желтый, с оттенками черноты туман, периодически окутывавший город. В тот раз мгла задержалась дольше обычного, до следующего вторника. Перестал ходить общественный транспорт, за исключением метро, но особой паники в городе не было: с подобным лондонцы сталкивались не раз. Однако вскоре стало ясно, что событие все же было неординарное. В следующие несколько недель от обострения хронических респираторных заболеваний скончалось по разным оценкам от 4 до 12 тысяч человек. Количество жертв Великого смога 1952 года было таково, что впору назвать его катастрофой. С того времени Лондон во многом решил свои проблемы с загрязнением воздуха, но ежегодно в мире от его последствий по-прежнему умирают в буквальном смысле миллионы. Огромные мегаполисы по всей планете продолжают задыхаться от смога, и конца и края этой беде не видно. Разбираемся, кто виноват и что делать в подобной ситуации.

Smoke + Fog = Smog

Периодически на плохое состояние воздуха жалуются и минчане. Действительно, время от времени с атмосферой белорусской столицы происходит что-то не то. Появляются посторонние запахи, плотная дымка, дышать становится еще менее свободно, чем обычно. Но на самом деле эти регулярные эксцессы не идут ни в какое сравнение с происходящим в других городах мира, где смог стал реальной проблемой, ставящей определенный процент населения на грань жизни и смерти.

Термин появился в Великобритании. Еще в начале XIV века король Эдуард I попытался запретить использование угля для отопления лондонских жилищ, но быстро сдался, потому что это был самый экономичный способ не замерзнуть в своей постели. К началу XX века с развитием промышленной революции и бурным ростом городов «гороховый суп» (этот термин уже является частью разговорной речи) стал реальной проблемой прежде всего британской столицы. Традиционно привычный к туманам мегаполис смирился и с тем, что несколько раз в год туман становился ядовитым, своей едкостью раздражая глаза и дыхательные пути. Тогда же ученые стали впервые всерьез задумываться и над причинами подобного явления, а также его возможными негативными последствиями для организма.

В научный оборот термин «смог» был введен в 1905 году. Доктор Генри Антуан де Во опубликовал в одном из изданий статью, приуроченную к очередному Конгрессу по общественному здоровью. В тексте, получившем название «Туман и дым», он рассуждал, что «дымовой туман» совершенно очевидно является порождением города, ведь в сельской местности он не встречается. Для удобства обозначения явления он предложил использовать новое словослияние smog от английских smoke (дым) и fog (туман). Хлесткое слово очень понравилось всесильным британским газетчикам, быстро сделавшим его языковой нормой.

При этом, если продолжать филологические изыскания, разумно отличать смог от мглы в строгом смысле. Они похожи по симптоматике, но в источнике у них лежит комплекс принципиально разных причин. Смог — это антропогенное, техногенное, бытовое загрязнение воздуха. Мглу вызывают природные явления. Скажем, сильное задымление города от пожара на условных торфяниках (как было, например, в Москве в 2010-м) уместнее назвать мглой, а не смогом. Но при этом, естественно, термины часто используются как взаимозаменяемые синонимы.

Москва до и во время торфяных пожаров 2010 года

Смог может образовываться в любых городах с достаточно сильным загрязнением воздуха. Изначально в Лондоне первопричиной было активное сжигание угля, но оно не является обязательным фактором. Индустриальные выбросы, использование большого количества устаревших автомобилей, особый рельеф и совпадение климатических факторов могут по отдельности или в совокупности привести к интенсификации загрязнения атмосферы. Смог способен висеть над городом неделями.

Особое значение в таких историях имеет так называемая температурная инверсия. При обычной конвекции воздух, нагреваясь у земли, становится легче и поднимается вверх. Далее на высоте он остывает и вновь опускается вниз. Так устроена естественная циркуляция. Однако периодически возникают такие условия, когда верхние слои воздуха остаются более теплыми, чем нижние. Вертикальное движение прекращается. Город, особенно в сухой местности и расположенный в предгорной котловине, цепи которой задерживают движение ветров, оказывается накрыт «крышкой» теплого воздуха. Все, что при этом продолжает выбрасываться в атмосферу промышленными предприятиями, печками, выхлопными трубами, оказывается, по сути, на какое-то время «заперто» внизу. В такой ситуации тем или иным горожанам остается только посочувствовать и призвать их не появляться на улицах без средств индивидуальной защиты.

Смог над Мехико

Черное облако

В мире продолжает оставаться множество городов, для которых смог является насущной проблемой, элементом повседневной жизни. Причем зачастую это огромные мегаполисы, в агломерации которых живут десятки миллионов человек. Самыми одиозными из них с точки зрения состояния атмосферы считаются Дели, Мехико, Каир, Тегеран. Большинство мест в топах городов с самым грязным воздухом сейчас принадлежит Индии, а вот прежние рекордсмены из Китая с 2014 года принялись со свойственной жителям этой страны энергией исправлять ситуацию, прежде всего постепенно избавляясь от угольной энергетики.

На примере Тегерана или Каира можно изучить типичную ситуацию, когда постоянный смог становится новой нормой жизни. Например, Тегеран был на это просто обречен. В его случае сошелся идеальный пасьянс для формирования ядовитой атмосферы.

Тегеран во время смога

Во-первых, этому способствует само расположение иранской столицы. Город лежит в предгорной котловине и с севера закрыт системой Эльбурс, которая не дает прорваться к Тегерану влажным ветрам с Каспийского моря. Отсюда типичная жаркая, безветренная, сухая погода, идеальная для образования температурной инверсии. Вторым, наверное, важнейшим фактором является «столицецентричность» Ирана. Тегеран выступает в качестве очевидной цели для бизнеса и сельского населения страны. В нем и вокруг него сконцентрированы самые значительные промышленные производства, требующие рабочей силы, которая стекается туда из деревень и малых городов.

При этом об экологичности производств говорить не приходится. Иран с конца 1970-х годов находится под почти непрерывными международными санкциями, и технологическая оснащенность предприятий осталась примерно на уровне 40-летней давности. Промышленные гиганты столицы продолжают работать на всю страну, изрыгая в атмосферу десятки тысяч тонн вредных веществ. Примерно на том же уровне находится и автопарк страны. На улицы огромного города ежедневно выезжают миллионы устаревших автомобилей, которые проводят затем целые часы в пробках и насыщают остатки воздуха своими выделениями.

В Каире сложилась похожая ситуация. Город также находится в котловине, закрыт холмами, обычно здесь жарко, сухо и безветренно. Иной альтернативы в стране городу нет — все стремятся попасть в столицу. В итоге вокруг нее, на достаточно ограниченной территории дельты Нила, скопилось по меньшей мере 20 миллионов человек. Все те же устаревшие предприятия, все те же миллионы чадящих машин. Но есть у Каира (а также и у многих индийских городов) своя специфика. В стране ее прозвали «черным облаком».

В городе тяжело дышать практически круглый год, но в сентябре — октябре это становится и вовсе невыносимо. Примерно с 1997 года и до сих пор на 2—3 осенних месяца Каир погружается в ситуацию перманентного, жестокого смога, буквально опасного для жизни. Это и есть «черное облако». Его возникновение и регулярное появление напрямую связано с взрывным увеличением производства риса. Дело в том, что при выращивании этой важнейшей для рациона местных жителей культуры образуется огромное количество растительных отходов. Миллион тонн риса дает примерно миллион тонн соломы и лузги. При этом из-за высокого содержания кремния эти отходы не подходят ни под корм скоту, ни для захоронения, выделяя при разложении вредные для почвы соединения. Крестьянам ничего не остается, как ежегодно сжигать все эти миллионы тонн, отравляя при этом все соседние города.

Есть ли выход

Все это действительно является проблемой. Конечно, для жителей подобных городов происходящее, включая даже «черное облако», давно стало привычной частью повседневности. Со смогом таких масштабов невозможно бороться частным образом, реально лишь как-то пытаться индивидуально защитить себя. И жители Каира, и жители Тегерана, и других городов с ядовитым воздухом привыкли. Есть смог или нет, они так же ходят на работу, сидят в кафе или даже гуляют в парках. Жизнь ведь продолжается.

Не у всех. По разным оценкам, и в Тегеране, и в Каире ежегодно от респираторных и сердечно-сосудистых заболеваний умирают десятки тысяч человек. Имеются в виду преждевременные смерти, те, которые в других условиях, например, при жизни в городе с чистым воздухом, не случились бы. В масштабах мира счет таких жертв идет уже на миллионы. Конечно, будучи распределены во времени и по популяции, они не слишком заметны, как заметна, например, одномоментная гибель людей в техногенной катастрофе. Но это не отменяет того, что в такой ситуации смог все равно остается техногенной катастрофой, причем ужасающих масштабов.

К сожалению, судя по всему, в ближайшие годы городам особенно страдающим от атмосферных загрязнений ничего хорошего ожидать не стоит. У стран, в которых они расположены, просто не хватит ресурсов для системного решения проблемы. Тем более что она выглядит не слишком очевидной и актуальной для руководства государств. Путем целого ряда экологических мероприятий от повторений Великого смога 1952-го удалось избавиться Лондону, но это столица вполне успешной Великобритании, где экология давно уже часть большой политики.

Для ликвидации этой угрозы недостаточно одиночных мероприятий. Увы, необходима коренная модернизация промышленности, а лучше ее полный вынос далеко за пределы настолько концентрированного проживания миллионов людей. Нужны принципиальные инвестиции в удобный скоростной общественный транспорт, чтобы разгрузить улицы от автомобилей. Важно стимулирование производства машин, которые бы соответствовали принятым в XXI веке экологическим нормам, например, электромобилей, электробусов. Но порой, даже когда цель ясна и понятны средства ее достижения, задача выглядит слишком трудоемкой. Власти Египта, похоже, махнули на Каир рукой и предпочли инвестировать десятки миллиардов долларов в новую столицу страны, которая активно строится в настоящее время. С высокой долей вероятности проблема смога в месте компактного проживания чиновников не возникнет.

Строительство новой столицы Египта

Для успешного решения стратегической проблемы нужна политическая воля и (желательно) неограниченные финансовые средства. Из страны, где смог был реальной проблемой, оба условия имелись лишь в КНР, и развитие событий показывает, что экологические инвестиции при должном контроле достаточно быстро дают видимый результат. Отложенный эффект в виде сокращения заболеваемости, снижения нагрузки на систему здравоохранения, увеличения продолжительности жизни на китайском примере еще предстоит оценить.

Но многие люди доброй воли могли видеть, что происходило в те короткие месяцы прошлой весны во время первой волны коронавирусной пандемии, когда все и всё действительно перестали на какое-то время работать. Фотографии и видео в стиле «природа настолько очистилась, что…» стали хитом соцсетей и медиаэфиров. Потом все быстро вернулось на круги своя. Вновь заработали предприятия, люди сели за руль, крестьяне принялись жечь свою рисовую солому, ведь надолго обычное течение жизни не остановишь. И смог, ядовитый спутник устаревшей цивилизации XX века, стремительно вернулся в свой привычный ареал.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com
Без комментариев