Великая американская стена. Зачем США уже десятки лет строят забор на своей южной границе

24 июня 2021 в 7:39
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, pinterest.com, Wikimedia

Великая американская стена. Зачем США уже десятки лет строят забор на своей южной границе

«Я построю отличную стену, и, поверьте мне, никто не строит стены лучше меня. Я строю их очень недорого, а за эту заставлю заплатить Мексику», — хвастался Дональд Трамп, объявляя в 2015 году о начале своей предвыборной президентской кампании. Она оказалась успешной, в чем немаловажную роль сыграло как раз обещание Трампа возвести на южной границе США дешевый, но очень высокий и чрезвычайно надежный металлический забор. Скорое будущее в очередной раз показало, что вести праздные разговоры легче, чем совершать реальные действия, но фактор пресловутой стены, похоже, надолго стал одной из констант большой американской политики. Разбираемся, откуда взялась эта фиксация.

Давний проект

Разумно сразу обозначить, что Дональд Трамп и его окружение не являются авторами идеи стены на мексиканско-американской границе. Для них она стала лишь удобным и очень популярным лозунгом, который придумали политтехнологи президентской кампании Трампа для эксплуатации антииммигрантских, а порой и откровенно ксенофобских настроений среди собственного электората. Укрепления, зачастую как раз очень напоминавшие стену, строились на этом важнейшем для США рубеже с первой половины 1990-х при всех президентах страны вне зависимости от их партийной принадлежности и степени либеральности или консервативности личных убеждений.

Другой вопрос, что, несмотря на десятки лет собственной истории, как единый и непрерывный объект «Великая американская стена» так и не была создана. Во-первых, играла роль протяженность границы с Мексикой, превышавшая 3000 километров. Во-вторых, на многих ее участках были естественные преграды, игравшие роль необходимого барьера. В первую очередь речь идет о реке Рио-Гранде, по которой проходит около половины всей протяженности границы, от города Эль-Пасо и до Мексиканского залива.

Граница в 2017 году перед началом проекта Трампа

Соответственно, дополнительная инфраструктура требовалась в основном на оставшемся, западном участке, между городами Эль-Пасо и расположенным на побережье Тихого океана Сан-Диего. В районе последнего города в течение 1993 года и были построены первые 22,5 километра металлического забора, который можно расценивать как первую очередь той самой стены. Этот участок отделил Сан-Диего от расположенного прямо напротив, по ту сторону нового барьера, мексиканского города-спутника Тихуана. Впрочем, иногда рубеж смотрелся довольно комично. Так, например, выглядела его часть, примыкающая к океану (в настоящее время стена заходит в воду куда глубже).

Однако и такой забор способствовал существенному уменьшению количества нелегальных проникновений из Тихуаны в США. На этом фоне в 1993—1994 годах администрация президента Клинтона, принадлежавшего, кстати, к Демократической партии, провела сразу три операции, в результате которых похожие стены появились в районе Эль-Пасо (напротив этого американского города находится мексиканский спутник Сьюдад-Хуарес) и в районе аризонского Тусона (приграничный аналог в Мексике — Ногалес). Также удлинялась стена в Калифорнии, и к концу срока Клинтона (январь 2001 года) более-менее серьезный рубеж существовал на протяжении всей калифорнийской границы.

Следующий, уже республиканский президент Буш эту работу активно продолжил (длина забора превысила 900 километров), а завершена она была при Бараке Обаме, считавшемся уже либеральной иконой. В 2011 году Обама объявил, что стена в основном завершена, а ее протяженность составила 1044 км, из которых больше половины (560 км) представляли собой антипешеходные заграждения, то есть, по сути, высокий металлический забор, исключавший возможности его форсирования нелегалами. Оставшиеся укрепления были направлены в первую очередь против автомобилей.

Build the Wall!

Подобный краткий экскурс в историю американского стеностроительства важен, чтобы понять: к моменту избрания Дональда Трампа президентом США мексиканско-американская граница вовсе не была незащищенной, условным «проходным двором» для жителей южного соседа и стран Центральной Америки. Другой вопрос, что стена, строившаяся тремя президентами до Трампа, и та, которую рекламировал он, были нужны для разных целей. Когда президент Клинтон начинал проект с Сан-Диего, основной его задачей была остановка или хотя бы уменьшение наркотрафика через границу. Как раз в эти годы, после падения (или значительного ослабления) колумбийских картелей, их место занимают очень молодые и дерзкие мексиканские организации, развернувшие кипучую деятельность уже непосредственно у границы с США. Все это привело к тому, что Штаты буквально захлестнуло наркотическое цунами, а создание новых пограничных рубежей изначально было лишь средством борьбы с ним.

У Трампа же была другая интенция. Борьба с наркотрафиком в ней ушла на второй план. Точнее, любой нелегал в той картине мира автоматически записывался в наркоторговца, убийцу-сикарио из картеля Синалоа или участника сальвадорской банды Mara Salvatrucha. Но, помимо этого, важной составляющей дискурса стали и обвинения в масштабной нелегальной трудовой миграции. «Они крадут ваши рабочие места, потому что готовы трудиться за копейки (центы)», — подобные тезисы не могли не получить популярность среди электората Дональда Трампа.

Еще одним свойством избирателей будущего 45-го президента США было полное недоверие к высокотехнологичным решениям. Американские IT-гиганты «новыми правыми» обвинялись (порой даже справедливо) во всех смертных грехах и выглядели в глазах жителей американской глубинки абсолютным злом. В конце второй декады XXI века обеспечить необходимую степень безопасности границы, особенно ее малодеятельных участков, проходящих через пустыни или горы, можно с помощью последних достижений науки и техники, к примеру систем видеонаблюдения, беспилотных аппаратов и так далее. Вполне вероятно, что такие решения обошлись бы американским налогоплательщикам даже дешевле, но все же в общественном сознании определенной группы американцев куда надежнее выглядел забор или стена, видимая физическая преграда, простая и понятная.

Build the Wall («Построим стену») стал вторым по популярности лозунгом предвыборной кампании Трампа после ее официального слогана Make America Great Again («Сделаем Америку снова великой»).

Когда Барак Обама, будучи президентом, объявлял об окончании строительства очередного участка пограничного рубежа, он добавил: «Мы сделали все, что от нас требовали республиканцы. Мы сделали даже больше... Но, скорее всего, они потребуют еще и еще. Они захотят более высокий забор. Возможно, они захотят ров. Возможно, они потребуют запустить в этот ров аллигаторов. Они никогда не будут довольны. И я это понимаю. Это политика».

Так и вышло. Существовавшая стена, к тому же во многом построенная президентами-демократами, Трампа и его сторонников не устраивали. Нужна была новая, если и без аллигаторов, то хотя бы просто повыше. Для кандидата в президента, который стал миллиардером как девелопер, это был идеальный промосюжет. «Я — строитель, я лучше всех знаю, как быстрее и дешевле что-то построить, доверьтесь мне, и поток мигрантов, занимающих ваши рабочие места, убивающих наркотиками ваших сыновей и дочерей, закончится», — таков был условный месседж, на который откликнулись сердца избирателей.

Трамп подписывает указ о строительстве стены

Результат

Но обещания обещаниями, а реальный политический процесс, как это водится, оказался куда сложнее. Исполнительный указ о начале строительства заветной стены Трамп подписал в январе 2017 года, всего через несколько дней после своей инаугурации. Это было одно из первых его решений на президентском посту. Однако быстро выяснилось, что документ такого рода остается просто красивой бумажкой с подписью. Ведь для стройки требовались деньги, и большие (Министерство внутренней безопасности США оценило проект в $18—20 млрд), а федеральными деньгами в США распоряжался Конгресс.

У Трампа были наполеоновские планы — 1600-километровая бетонная стена, то есть весь западный сухопутный участок, построенный по единому стандарту, высотой от 9 до 15 метров, надежный стопроцентный барьер против нежеланных южан. Причем заставить платить за него президент США громогласно и на всю страну обещал саму Мексику.

Трамп осматривает образцы стены

У Конгресса и Мексики было свое мнение по поводу обещаний новоизбранного президента. Хотя обе палаты Конгресса в момент избрания Трампа контролировали республиканцы, демократы смогли максимально затянуть процесс согласования и утверждения бюджета на сооружение объекта. Около двух лет (половина срока Трампа) работы на южной границе еле шевелились в условиях почти полного отсутствия финансирования. В 2019-м контроль за нижней палатой Конгресса и вовсе перешел к демократам, после чего традиционное финансирование стены стало и вовсе невозможно. Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси заявила, что Трамп может не рассчитывать на деньги от Конгресса. Справиться с демократами не помог даже 35-дневный «шатдаун», самое длительное в американской истории прекращение работы федерального правительства.

В конце концов в администрации нашли подходящее решение. На границе был объявлен режим чрезвычайного положения, в рамках которого президент имел право без согласования с парламентом перераспределять бюджеты министерств на его ликвидацию. Почти $3 млрд с военных проектов Министерства обороны и некоторое количество средств из бюджета Министерства юстиции, предназначенные для борьбы с наркотрафиком, были направлены на ликвидацию «чрезвычайной ситуации» на границе, то есть на строительство стены.

Надо отдать должное, учитывая все обстоятельства, удалось сделать довольно много, хотя своих обещаний Трамп не выполнил. Из называвшихся им 1600 км построили лишь 727, и это была не 15-метровая бетонная стена, а всего лишь 9-метровая стальная. При этом лишь около 80 км проекта представляли собой новое строительство на прежде пустовавших участках. Остальное было реконструкцией уже существовавших и пришедших в негодность фрагментов прежних укреплений.

Естественно, никакая Мексика ни за что в итоге не платила. Трамп грозился ввести 20%-ный налог на все импортируемые оттуда товары, но в Конгрессе над этой инициативой посмеялись даже члены его собственной партии. В итоге все строительство было профинансировано из кармана американских налогоплательщиков.

20 января 2021 года, в первый же день своего нахождения в Белом доме, новый президент Байден подписал распоряжение об отмене режима чрезвычайного положения, прекращении строительства трамповской стены и возврате всех неизрасходованных средств в бюджет тех ведомств, откуда они были изъяты. В Конгрессе немедленно началась другая борьба, теперь уже за возобновление проекта, тем более что за несколько месяцев при администрации Байдена поток нелегалов, привлеченных надеждой на новую либеральную миграционную политику при демократах, существенно активизировался. Республиканцы принялись вновь обвинять демократов в «дырявой» границе. Власти Техаса грозятся продолжить строительство стены за свой счет.

Что ж, это слишком актуальная, слишком плодородная для разного рода инсинуаций, демагогии и популизма тема, чтобы политики противоположных взглядов ее просто так оставили. Нужна ли стена, нужны ли мигранты, видимо, надолго станут вопросами для ожесточенных политических дебатов. А значит, периодически будет возобновляться и вновь останавливаться возведение главного спорного объекта всей Америки.

Читайте также:


Спасаемся от зноя. Вентиляторы в Каталоге с доставкой на дом

напольный, мощность 110 Вт, 3 скорости, управление электронное, таймер, пульт ДУ, лопасти 40.8 см, питание: сеть
настольный, мощность 2.5 Вт, 2 скорости, управление механическое, лопасти 10 см, питание: USB
настольный, 2 скорости, управление механическое, питание: USB

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, pinterest.com, Wikimedia
Без комментариев