«Общая сумма долгов перед покупателями — более 180 000 рублей». История про «семейный» бизнес и оставшихся ни с чем белорусов

346
19 апреля 2021 в 7:36
Автор: Анастасия Данилович. Фото: Александр Ружечка, читатели

«Общая сумма долгов перед покупателями — более 180 000 рублей». История про «семейный» бизнес и оставшихся ни с чем белорусов

В прошлом году мы писали о белорусах, так и не дождавшихся своих окон от дилера (который неожиданно объявил о ликвидации) и искавших справедливости в различных инстанциях. Справедливость они все-таки нашли: учредителя фирмы задержали по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере. В том или ином виде история повторяется с героями сегодняшнего материала, долго и упорно бомбардировавшими редакционную почту. На этот раз речь пойдет о разорении мебельной фабрики, оставившей ни с чем около 150 человек. Пострадавшие уверены, что их нагло обманули. Директор компании клянется, что до последнего искал инвесторов, но спасти бизнес так и не смог. Попытались во всем разобраться.

Неудачная покупка

В январе минчане Татьяна и Игорь надумали обновить обстановку в своей квартире, для чего и приехали в торговый центр «Домашний очаг». Блуждая по этажам, набитым всякими разными гарнитурами, наткнулись на магазин «Квадратoff». За этим странным названием скрывалась мебельная фабрика из Барановичей, ворвавшаяся на рынок в далеком 2013 году.

— Выбрали понравившуюся модель углового дивана. Консультант уговорила нас на 100% предоплату — объяснила, что заказов очень много и так наш быстрее пойдет в производство. Мы отнеслись к этому спокойно: сейчас многие частники требуют вперед всю сумму — государство отказывает им в кредитах, поэтому брать средства неоткуда. К тому же в интернете было много положительных отзывов о качестве мебели, — вспоминает Татьяна.

Супруги заключили договор купли-продажи на сумму 1478 рублей. Продавцом выступила фирма «Нормэн» в лице ее директора Натальи Малашенковой. Какое отношение она имела к «Квадратoff»? По сути являлась посредником между одиночными покупателями и фабрикой-изготовителем, работавшей только с оптовиками. Вместе с тем юридически они никак связаны не были. Однако нам все-таки удалось отыскать кое-какие соприкосновения, правда в другой сфере — сфере родственных отношений. Но об этом чуть позже.

— В течение 60 дней диван обязались доставить в магазин, — говорит Игорь, обращая наше внимание на детали. — Этот срок «Нормэн» могла по своему усмотрению увеличить еще на 10 дней.

Семейная пара покорно ожидала обещанный диван. Когда время подошло к критической точке, супруги забеспокоились. Еще и интернет заботливо подкидывал теперь уже негативные комментарии о нарушении договоренностей со стороны компании. Совершив сотню звонков, никакой конкретики клиенты так и не добились — им лишь пообещали, что скоро все будет готово.

Игорь

— Продление сроков объясняли по-разному. Сначала ссылались на то, что сотрудники фабрики не справляются с потоком заказов (не спасает даже работа по выходным). Потом — на нехватку комплектующих: поролона, ткани, пружин… — вздыхает Татьяна.

В конце марта Татьяне дали номер телефона директора и учредителя «Квадратoff» Игоря Малашенкова. Не удивляйтесь, если фамилия покажется вам знакомой: точно такая же у директора «Нормэн» Натальи. Наши собеседники предполагают, что они не просто однофамильцы, а муж и жена.

— Он сказал: пишите заявление на возврат средств — «Нормэн» подается на ликвидацию.

Администрация ТЦ: «В начале нашего сотрудничества „Нормэн“ зарекомендовала себя надежным партнером»

Александр — еще один клиент, так и не получивший свою мебель. 24 марта он, заскочив в знакомый торговый центр в надежде застать кого-нибудь из персонала, увидел вместо магазина барановичской фабрики пустующее помещение. Оказалось, тот неожиданно съехал. Данный факт подтвердили и в администрации ТЦ. Заодно поделились подробностями сотрудничества.

Александр

— В мебельном мегамаркете «Домашний очаг» представлено более 70 производителей, дилеров и импортеров. Перед заключением договоров аренды мы всегда проверяем информацию о новых партнерах, в том числе сведения о репутации бренда, ассортименте, представленности в других торговых объектах, наличии задолженности перед другими юридическими лицами и т. д.

С момента заключения договора аренды в июле 2017 года, т.е. в начале нашего сотрудничества, компания «Нормэн» зарекомендовала себя надежным партнером, активно развивающим свой бизнес, имела два салона в нашем торговом центре.

В сложившейся ситуации нам сложно давать комментарии о том, какие сложности с ведением бизнеса у нее возникли, поскольку информация о невыполнении ею обязательств перед покупателями поступила к нам в момент подачи со стороны компании заявления о расторжении договора аренды. К сожалению, на сегодняшний день и перед нашим предприятием у фирмы остались неисполненные финансовые обязательства. Мы уже подали ликвидатору наши требования как кредитор. Договор аренды с «Нормэн» был расторгнут 24 марта 2021 года, — рассказала управляющая «Домашним очагом» Оксана Алыцкая.

Если верить журналу «Юстиция Беларуси», уже на следующий день «Нормэн» подала заявление на ликвидацию. 30 марта то же самое сделала и «Квадратoff».

Что это означает для покупателей? Во-первых, никакой мебели. Во-вторых, очень вероятно, что и никаких денег. В течение двух месяцев ликвидаторы должны собрать требования всех кредиторов, коими в том числе являются заказчики, а после решить: будет чистая ликвидация компаний или их банкротство. При чистой ликвидации предприятию хватает активов, чтобы погасить долги. А вот при банкротстве они будут выплачены частично, согласно проценту от общей суммы задолженности. Все кредиторы относятся к 4-й очереди: сначала погашаются долги пострадавшим на производстве, затем долги по заработной плате, отчислениям в ФСЗН, налогам, страхованию. То есть на одном из этих этапов средства могут просто закончиться.

Заметим, что претензии Татьяна и Игорь могли предъявить только «Нормэн», ведь именно с ней они заключали договор купли-продажи. «Квадратoff» никакой ответственности перед ними не несла.

Поняв, что дело стремительно движется в безденежную пропасть, наши собеседники, как, впрочем, и другие «счастливые» клиенты, занялись поисками себе подобных. Как мы знаем, белорусы в последнее время проявляют чудеса самоорганизации, так что создание закрытого чата в Viber было лишь вопросом времени.

Сейчас в группе состоит 54 человека. В основном это минчане, заказавшие мебель в декабре — феврале. Некоторые ждут ее с октября и ноября, есть и те, кто заключил договоры в начале марта. А у одной из пострадавших на руках осталось дополнительное соглашение, по которому срок изготовления и вовсе продлили до 10 апреля.

— Зная, что у них куча долговых обязательств, они продолжали брать деньги у людей. Что это, если не мошенничество? — восклицает Игорь.

Потерпевшие уже подали в суд иск на «Нормэн», а еще написали коллективное заявление в милицию с просьбой разобраться в ситуации. В пресс-службе ГУВД Мингорисполкома подтвердили, что документ принят к рассмотрению.

— Проводится проверка, — коротко резюмировала официальный представитель ГУВД Мингорисполкома Наталья Ганусевич.

Ликвидатор: «Общая сумма долгов перед покупателями — более 180 000 рублей»

Сначала ликвидацией «Нормэн» занималась некая Мария Ивановна, но, по словам Татьяны, женщина слишком близко принимала к сердцу проблемы людей, а потому отошла от дел. Ее сменила компания «ЮстаГрата».

— По данным бухгалтерского учета, пострадали около 150 белорусов. Общая сумма долгов перед ними — более 180 000 рублей. Пока что мы обрабатываем поступающие к нам претензии и не можем сказать, сколько человек уже обратилось, но предполагаем, что далеко не все. Некоторые подписывали договоры в марте и, наверное, все еще думают, что их мебель вот-вот доставят, — рассказали в «ЮстаГрате».

Представитель ликвидатора раскрыл и возможную бизнес-схему, которой пользовались в «Нормэн». Как мы уже замечали ранее, фирма ничего не создавала, все заказы она перенаправляла в «Квадратoff».

— Январские покупатели вносили предоплату, на эти деньги производилась продукция для тех, кто ждал с декабря. Январские заказы предполагалось «закрыть» за счет тех, кто обратился в фирму в феврале. У «Нормэн» нет собственных средств, кроме дебиторской задолженности «Квадратoff» в размере 421 000 рублей, — добавили в «ЮстаГрате».

Ликвидатор «Квадратoff» — некто Юлия Макарук — оказался не столь многословен:

— Процесс только начался, сейчас идет прием требований кредиторов. Пока заявления подали только юридические лица, в том числе «Нормэн».

Что говорят в компаниях?

Первым делом мы попытались дозвониться до директора «Нормэн» Натальи Малашенковой, но ее телефон постоянно был недоступен. После этого мы несколько раз набирали учредителю компании (кстати, его жена, по некоторым данным, работала начальником производства в «Квадратoff»), но и с ним поговорить не удалось. Зато представители «Квадратoff» легко пошли на контакт.

Вот что рассказал нам бывший сотрудник фабрики, близкий к ее руководству:

— Предприятие существовало семь лет. В лучшие годы на нем трудилось около 100 человек, а магазины были в Санкт-Петербурге, Смоленске, Барановичах, Бресте и Минске… Хорошая процветающая фабрика, отличные отзывы на мебель. Год назад начались проблемы с финансами: из-за пандемии ушли на неполную занятость, сократили производство… Вот и досокращались. Не хватило оборотных средств. Потихоньку стали увольнять людей, оставшимся могли задерживать зарплату. Пытались делать мебель, можно сказать, из воздуха — на остатках материалов.

Где-то 18 марта отпустили последних сотрудников. Все были в шоке, конечно. Многим «Квадратoff» еще должен деньги, мне в том числе — больше 1500 рублей…

Сейчас там работают ликвидаторы, выясняют, что случилось, по какой причине… Потом, наверное, начнется процедура банкротства: распродадут оборудование, здание, территорию… Деньги будут аккумулироваться на счету ликвидатора и возвращаться людям. Сначала рабочим, а потом, надеюсь, и покупателям. Жалко их, верю, что и для них все разрешится положительно.

Собеседник также подтвердил наличие долгов «Квадратoff» перед «Нормэн»:

— У «Нормэн» не было своего производства, она всего лишь принимала заказы и передавала их вместе с предоплатой на фабрику. Естественно, без нас она не могла выполнять обязательства перед клиентами — у них и своих денег, можно сказать, не было. Когда у нас начались проблемы, руководство «Нормэн» попробовало готовить документы для того, чтобы делать мебель самостоятельно, но ему не хватило средств для того, чтобы получить необходимые сертификаты и т. д. Они до последнего пытались что-то предпринять, но не получилось — нужны были серьезные вливания.

С нами согласился поговорить и учредитель, он же директор «Квадратoff» Игорь Малашенков. В своих бедах он обвинил коронавирус и протесты. Считает, что эти два события привели к тому, что люди остались без денег и к мебели относились равнодушно:

— Продажи уменьшились на 60%. В декабре [2020-го] наконец-то пошли клиенты, но уже в январе снова произошел спад, денег стало меньше, мы не могли выполнять обязательства по старым заказам. А у нас еще платежи по налогам, кредиту, который мы из-за накопившихся трудностей и так погашали с задержками. Новый заем взять не могли — не кредитуют сейчас банки малый бизнес, только крупные предприятия. И вот так с февраля проблемы нарастали как снежный ком… Из-за долгов на банковские счета наложили арест, люди перестали получать зарплату, начали увольняться, работать было некому… В налоговой посоветовали подать заявление на ликвидацию: мол, сами не справитесь. Теперь у меня ничего нет, даже свет отключили за неуплату.

Я потерял все: и работу, и бизнес. Иногда просто руки опускаются. Но я не хочу всю жизнь выплачивать долги перед банком и людьми, поэтому продолжаю искать варианты.

— Так зачем вы продолжали брать заказы, причем даже в марте, если понимали, что вряд ли их выполните?

— Мы до последнего пытались найти инвесторов. В начале апреля я разговаривал с очередным, но ничего из этого не получилось. И вообще это нормальная практика, когда постоянно берутся новые заказы, закупаются материалы, отдаются старые.

— Что связывает «Квадратoff» и «Нормэн»?

— «Нормэн» — торговая организация, у которой были свои магазины, наш основной клиент. Но мы поставляли мебель и другим партнерам — на ту же Комаровку в Минске, в Брест, Гродно, Новополоцк…

— Правда ли, что компании объединяли еще и родственные связи? У нас есть информация, что директором «Нормэн» работала ваша жена, а жена учредителя «Нормэн» — начальником производства на вашей фабрике?

— Да, действительно работали, и хотелось, чтобы и наши дети так работали.

— То есть это был такой общий семейный бизнес?

— Нет, это был раздельный бизнес, но связанный нормальными человеческими отношениями.

— Может, вы тогда поможете нам выйти на связь с руководством «Нормэн»?

— Зачем? Я и так вам все рассказал. Насколько я знаю, они до последнего пытались вылезти из долговой ямы. Пробовали продавать российскую мебель — она дешевле, чем белорусская. А в конце марта отгружали клиентам какие-то остатки товара...

Но, видимо, это ситуацию не спасло.


Комфортный отдых на даче в компании друзей или семьи. Садовая мебель в Каталоге

стол + 2 стула, основание - дерево, столешница - дерево, материал: дерево
основание - искусственный ротанг/сталь; сиденье: 1000×1150 мм, материал: искусственный ротанг
стол: 650×650×710 мм, основание - сталь, столешница - сталь
стол + 2 кресла + 2 пуфика, стол: 450×450×450 мм, основание - искусственный ротанг/алюминий, столешница - стекло; сиденье: 720×860 мм

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Анастасия Данилович. Фото: Александр Ружечка, читатели