Великая рукотворная река: как полковник Каддафи пытался сделать пустыню снова зеленой

25 февраля 2021 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com

Великая рукотворная река: как полковник Каддафи пытался сделать пустыню снова зеленой

Ливию принято считать страной с одним ценным полезным ископаемым — нефтью. Именно она обеспечила относительное благополучие этому североафриканскому государству в годы правления Муаммара Каддафи. Ее же считают прямой или косвенной причиной падения и гибели эксцентричного полковника. Однако у Ливии есть и еще один важный, но не вполне очевидный ресурс. Глубоко под песками Сахары залегают четыре подземных озера, реликты тех времен, когда нынешняя малопригодная для существования пустыня была относительно цветущей саванной. В 1980-е годы лидер ливийской революции затеял грандиозный инфраструктурный проект. С помощью тысячекилометровых трубопроводов ископаемая вода Сахары должна была быть доставлена на север страны, где с ее помощью прежде безжизненные земли планировали превратить в житницу всея Африки. За почти 30 лет Ливия потратила на эту инициативу десятки миллиардов долларов, но она так и осталась незавершенной. Сам Каддафи называл свою «Великую рукотворную реку» восьмым чудом света. В западных СМИ колоссальная ирригационная система стала известна как «Река великого безумца».

Под песками Нубии

Жизнь в Ливии, одной из беднейших стран мира, начала налаживаться только в 1950-е годы. Страна получила независимость лишь в начале этого десятилетия, побывав частью Османской империи, а затем итальянской колонией и зоной оккупации союзников. Обнаружение богатейших нефтяных запасов в 1959 году оказалось для молодого королевства как нельзя кстати. Все указывало на то, что Ливию ждет не судьба соседних североафриканских стран, а скорее будущее монархий Персидского залива, где относительно небольшое население и привилегированная верхушка прекрасно себя чувствуют, активно эксплуатируя неисчерпаемые в ближайшее время природные ресурсы.

Но, как оказалось, все в Ливии сложилось куда своеобразнее. Спустя десять лет после обнаружения углеводородов группа молодых офицеров во главе с полковником Муаммаром Каддафи совершила военный переворот, король Идрис I вместе с семьей отправился в изгнание в Каир, а новый лидер принялся строить государство, оказавшееся достаточно непохожим на своих современников.

Обильные доходы от экспорта нефти Каддафи отправлял в том числе и на реализацию своих амбиций. Он изобрел для Ливии новую форму общественного устройства (не монархию и не республику, а джамахирию, предполагающую доминирование коллективных органов народного самоуправления), активно спонсировал различные террористические организации и в принципе мог позволить себе превратить свою страну в важного регионального лидера. Благодаря углеводородным сверхдоходам он получил возможность вовлекать в орбиту своего влияния куда более бедные страны, становясь их финансовым донором.

Хватало Каддафи средств и на другие увлечения. Уже в начале 1970-х годов в группе оазисов Куфра на юго-востоке страны началась реализация крупного сельскохозяйственного проекта. В сердце Сахары за короткое время появились десятки и сотни полей с вкусными и полезными растениями, которые орошались спринклерными системами. Причем воду не нужно было откуда-то возить. Несмотря на то что вокруг была крупнейшая жаркая пустыня на Земле, вода в буквально смысле слова находилась под ногами. И ее было очень много.

В первой половине 1950-х годов в Ливии впервые появились зарубежные геологи. На то, чтобы найти действительно богатые месторождения столь желанной нефти, им понадобилось около пяти лет, но параллельно они обнаружили и иной ресурс, особенно важный именно в этом регионе. Под, казалось бы, безжизненными песками Сахары лежал слой нубийского песчаника толщиной от 150 до 240 метров, и в том слое было заключено просто грандиозное количество воды.

Называть это подземным пресным морем в буквальном смысле не слишком верно. Во-первых, оно распределено в песчаниковых пустотах. Во-вторых, делится на несколько резервуаров. Но суть от этого не меняется. По оценкам специалистов, около 150 тыс. куб. км воды начали накапливаться под Сахарой еще 30 тыс. лет назад, когда по нынешней пустыне еще вовсю кочевали стада слонов. Это богатство, получившее название Нубийского водоносного слоя, в основном концентрировалось на территории Египта, но заходило и в Ливию, и в Чад, и в Судан. И вот его-то и нашли геологи в 1953 году. В 1970-е в оазисе Куфра полковник Каддафи развернул свой пилотный проект по эксплуатации подземных озер, а во второй половине этого десятилетия по его инициативе началась разработка проекта, позже получившего официальное название «Великая рукотворная река».

Восьмое чудо света

На идейном уровне задумка использовать возможности Нубийского водоносного слоя для ирригации возникла еще в 1960-е годы, но первые серьезные технико-экономические обоснования появились лишь в 1974 году. Суть идеи состояла в следующем. Население Ливии в сравнении с ее площадью было достаточно скромным. К 1980-му в стране проживало около 3 млн человек. Однако на фоне относительного экономического процветания наблюдался всплеск рождаемости. За 1970-е количество жителей выросло на 50%, ливийцев стало на миллион больше. Около 90% населения при этом концентрировалось в узкой полосе вдоль побережья Средиземного моря. Предполагалось, что тенденция к увеличению рождаемости сохранится, что неминуемо должно было привести к двум серьезным проблемам: недостатку воды и нехватке продуктов питания.

Решить эти вопросы и должна была переброска содержимого Нубийского водоносного слоя с юга на север.

На территории Ливии было выявлено четыре важнейших подземных бассейна. У египетской границы, под одноименным оазисом (точнее, их группой, расположившейся в долине длиной 50 км), лежал бассейн Куфра. Севернее находился бассейн Хамада, западнее — Сирт. Наконец, еще западнее, ближе к Алжиру, имеется бассейн Мурзак, не входящий в Нубийский слой и куда менее обильный, но все же подходящий для разработки. Над этими водными месторождениями было решено устроить поля скважин, а добываемый в них ресурс через водоводы протяженностью в тысячи километров и с помощью насосных станций отправлять в новые водохранилища, построенные у крупных городов севера страны. Там бы накапливался необходимый запас для сглаживания всплесков потребления и климатических форс-мажоров, оттуда вода распределялась бы по квартирам и домам, а также сельскохозяйственным предприятиям, которые и должны были стать основными бенефициарами «Великой рукотворной реки».

Проект разделили на пять фаз, или этапов, реализация которых должна была занять 25 лет. Предполагалось, что каждый год на «реку» будет тратиться около миллиарда долларов.

У Ливии скопилось столько нефтедолларов, что даже такую феноменальную по меркам того времени сумму страна смогла изыскать самостоятельно, не прибегая к международным или внутренним займам. Однако без иностранной помощи все же не обошлось. Слишком сложным был этот крупнейший ирригационный проект современности, сравнимый в те годы, может быть, только с так и не состоявшимся советским «поворотом сибирских рек» в засушливые регионы Союза. Главными зарубежными подрядчиками стали южнокорейские компании, предоставившие технологии производства труб диаметром четыре метра, которые должны были массово использоваться в водоводах. Для их выпуска (это были стальные трубы в бетонной оболочке) в Ливии было построено целых два завода. Цемент также использовался ливийский.

«После этого достижения удвоятся угрозы США против Ливии… Соединенные Штаты сделают всё под другим предлогом, но настоящей причиной будет остановить это достижение, чтобы оставить народ Ливии угнетенным», — заявил Каддафи на торжественном митинге 28 августа 1984 года, посвященном началу проекта. В присутствии президентов Египта и Судана, а также короля Марокко он дал начало великой стройке джамахирии, которая должна была ликвидировать проблемы с питьевой водой и избавить Ливию от необходимости импортировать сельскохозяйственную продукцию.

«Сделаем пустыню снова зеленой»

Как показала практика, 25-миллиардный бюджет «Великой рукотворной реки» оказался чересчур скромным. Только реализация первой фазы, пусть и самой масштабной, обошлась в $14 млрд. К августу 1991 года была создана сеть скважин и проложен водовод протяженностью 1200 км к городам Бенгази и Сирт. Миллион секций труб, 2,5 млн тонн цемента, 85 млн кубометров перемещенного грунта, бесконечное число человекочасов, около 200 скважин и сразу пять водохранилищ-накопителей между Бенгази и Сиртом. Объем выполненных работ оказался колоссальным, и проведены они были за относительно короткое время. Два миллиона кубометров нубийской воды потекли на север страны.

Вторая фаза, названная «Вода в Триполи», предполагала обводнение, соответственно, ливийской столицы и плодородной долины Джеффара на востоке. Ее закончили к 28 августа 1996 года. Третья фаза растянулась на долгие 13 лет и была завершена лишь к 2009 году. На первом этапе она подразумевала подключение к водоводной системе бассейна Куфра, а на втором — строительство трубопровода в город Тобрук. Наконец, четвертая и пятая фазы проекта предполагали объединение всей этой системы в единую сеть и дополнительное обводнение Триполи.

С помощью «Великой рукотворной реки» Каддафи рассчитывал не только полностью решить проблему с бытовым водоснабжением населения, но и дополнительно ввести в сельскохозяйственный оборот 155 тыс. га земли. По его собственным словам, пустыня должна была снова стать зеленой, как флаг Ливийской Джамахирии того времени. Однако завершить удалось лишь три фазы проекта. В 2011 году в Ливии началась гражданская война, Каддафи был убит, контроль над страной делят несколько группировок, что делает невозможным продолжение работ.

Оценку современного состояния «Великой рукотворной реки» провести сложно. В первую очередь из-за противоречивых сообщений, поступающих из Ливии, или их полного отсутствия. В 2020 году главный инфраструктурный проект Каддафи, угодивший даже на одну из ливийских купюр, появлялся в СМИ лишь в контексте очередного захвата какого-нибудь его элемента, например насосной станции или скважины. ООН и международные гуманитарные организации при этом выражают дежурный протест и призывают к немедленному возобновлению функционирования системы из-за ее важнейшего гуманитарного значения для страны. Сообщается и о систематических перебоях с водоснабжением в ливийских городах, связанных, видимо, с нарушением нормальной работы комплекса.

Среди западных журналистов и политологов «Великая рукотворная река» Каддафи была прозвана «Рекой великого безумца» (игра слов на английском — Great Man-Made River и Great Mad Man River). В первую очередь упреки вызывала непродуманность этого решения, бездумная эксплуатация природных ресурсов по воле одного человека. При продвижении этого проекта Каддафи утверждал, что ресурсов Нубийского водоносного слоя хватит на тысячи лет, хотя большинство ученых считает, что это далеко не так. Данная водная система замкнутая, у нее нет источников пополнения или возобновления. Вода в слое конечна, ее беспощадная эксплуатация может привести к непоправимым последствиям.

Однако произойдет ли все именно таким образом, сможет показать только будущее. В любом случае в Ливии сперва должна закончиться гражданская война, должно появиться нормально функционирующее центральное правительство, которое будет контролировать все территорию страны. Ему и принимать решение о восстановлении «Великой рукотворной реки», а возможно, даже о ее достройке. Решение чрезвычайно ответственное, ведь страсти вокруг воды и доступа к ней будут лишь обостряться. У нефти альтернативы есть, с водой же ситуация обстоит куда сложнее.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com
Без комментариев