Город падающих башен. Как на тропическом побережье океана появились десятки наклонившихся жилых высоток

111
18 февраля 2021 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com

Город падающих башен. Как на тропическом побережье океана появились десятки наклонившихся жилых высоток

Раньше об этом городе знали все благодаря одноименному футбольному клубу, за который без малого двадцать лет играл король футбола Пеле. Ныне бразильский Сантус находится в тени своего куда более крупного соседа Сан-Паулу. Тем не менее и сейчас он славится своим кофе, здесь находится крупнейший морской порт Латинской Америки, а песчаные пляжи считаются одними из лучших в регионе. Однако, наверное, самой яркой, необычной особенностью города является застройка его 8-километровой набережной. Невооруженным глазом заметно, что многие высотные дома на ней отклонены от вертикали. Как появились здесь эти многочисленные падающие башни? И какова жизнь в них?

Морские ворота Бразилии

По меркам Бразилии город Сантус достаточно небольшой. Здесь живет всего около 450 тыс. человек, и бóльшая часть из них сосредоточена на крайне перенаселенном острове Сан-Висенте. Тем не менее в истории этой крупнейшей страны Южной Америки Сантус играл и играет далеко не второстепенную роль. Такой статус обеспечивается в первую очередь соседством с Сан-Паулу, главным мегаполисом Бразилии. Он собрал вокруг себя агломерацию в 30 млн человек (частью которой является и Сантус), но ядро его все же лежит в нескольких десятках километров от Атлантического океана. Однако к большой воде, как и любой крупный город, Сан-Паулу тяготеет, поэтому для него именно Сантус стал своеобразными морскими воротами, выходом в океан, а вместе с этим и в мир.

Более того, порт Сантуса стал не просто самым загруженным в Бразилии. По этому показателю он рекордсмен и во всей Латинской Америке. Неудивительно, что для многих его жителей именно порт, чьи терминалы расползлись по берегам окружающих остров Сан-Висенте каналов, является главным работодателем. С начала XX века в Европу и Северную Америку отсюда текли мешки с кофе, а в обратном направлении через Сантус въезжали миллионы мигрантов: итальянцев, японцев, немцев, для которых именно с этого города начиналось знакомство с новой родиной, будущей землей обетованной.

При этом для Сан-Паулу Сантус стал не только важнейшим портовым, но и курортным центром. Широкие песчаные пляжи города пусть и уступали своим блеском и всемирной славой расположенной в Рио-де-Жанейро Копакабане, но все же оказались достаточно неплохим вариантом отдыха для миллионов жителей бесконечного Сан-Паулу. Расстояние между ними преодолевалось за час-два, что позволяло выезжать к океану за соответствующими впечатлениями чуть ли не каждые выходные.

По мере роста благосостояния бразильского народа по окончании Второй мировой войны, популярность морского отдыха росла, у людей стало хватать на него и денег, и времени, поэтому вскоре закономерно возник следующий вопрос: зачем регулярно тратиться на отели, если можно обзавестись в Сантусе собственной квартирой — небольшой, но достаточной для нескольких ночевок в месяц?

Строительный бум

В 50—60-е годы XX века Бразилия развивалась достаточно успешно, символом чего стало строительство ее новой столицы — Бразилиа. Закладывался фундамент очередного экономического чуда. На бытовом уровне это выражалось еще и в том, что в стране появился достаточно обширный платежеспособный средний класс, требовавший уже и соответствующего уровня комфорта в повседневной жизни. Предложение не заставило себя ждать: со второй половины 1950-х годов в Сантусе началось взрывное строительство высотных зданий, концентрировавшихся в сравнительно узкой прибрежной полосе. За последующее десятилетие на ее 8-километровом участке были стремительно возведены десятки, даже сотни жилых высоток с небольшими квартирками, предназначенными для армии курортников из Сан-Паулу и его агломерации.

Первые годы все были довольны. Туристы наслаждались новым жильем, зачастую с видом на Атлантический океан, лето было практически бесконечным, автомобилизация Бразилии продолжалась, и «к морю» можно было ездить почти круглый год. Но в какой-то момент сначала местные жители, а затем и приезжие стали замечать, что многие из жилых башен, построенных в период того строительного бума, стали сначала едва заметно, а затем все более очевидно отклоняться от положенной вертикали. В конце концов счет покосившимся «небоскребам» пошел на десятки, причем у некоторых зданий отклонение достигало уже угрожающих 2—2,5 метра.

Выглядело все это достаточно опасно, и даже на бытовом уровне, помимо постоянного чувства тревоги от возможного разрушения собственного дома, доставляло жителям неприятности. Мебель сама постепенно сдвигалась под уклон, ее требовалось постоянно поправлять. Что-то круглое оставить на горизонтальной поверхности было решительно невозможно. Внутри здания с непривычки возникали странные ощущения при подъеме или спуске с лестниц, как будто приходилось преодолевать какое-то дополнительное, невидимое сопротивление. Периодически выходят из строя оконные системы, часто барахлит канализация. В конце концов многие из жителей таких домов просто привыкли к их специфике, но находились и те, кто специально делал косметический ремонт в своих помещениях, выравнивая уровень пола. Здания от этого менее кривыми не становились, но хотя бы переставали доставлять неприятные ощущения.

Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что на такое поведение башен влияет качество грунта, на котором они стоят. Однако на самом деле всему виной была обычная человеческая жадность.

Девяносто три пизанские башни

Именно в этой прибрежной полосе острова Сан-Висенте, так полюбившейся бразильским застройщикам 1950—60-х годов, на месте бывших мангровых болот сформировался неустойчивый грунт. Толстый слой пластичной глины сверху был прикрыт лишь 7-метровым слоем песка. Этот «пирог» оказался достаточно зыбким и под давлением веса высотных зданий со временем деформировался. Выходом было бы устройство свайного поля, которое оперлось бы на скальное основание, начинавшееся на глубине примерно 50 метров. Такой вариант обеспечил бы необходимую стабильность любой башни, но он был дорог, и строительные компании в погоне за удешевлением объектов и заработком большего количества денег предпочли обычные неглубокие фундаменты, оказавшиеся в данных условиях недостаточно устойчивыми.

Справедливости ради следует отметить, что никаких норм и правил при этом застройщик не нарушал. До конца 1960-х в Бразилии вообще не существовало документа, выдвигавшего какие бы то ни было требования к типу фундаментов и их зависимости от вида грунтов. Лишь в 1968 году был принят соответствующий регламент, что позволило Сантусу избавиться от многих новых проблем с жилыми высотками. Но и уже построенного оказалось достаточно.

В 2012 году местный университет св. Сесилии закончил 8-летнее исследование, в ходе которого было изучено 651 здание, построенное в районе набережной Сантуса. Оказалось, что практически все из них отклоняются от вертикали. Бóльшая часть, особенно среди тех, что появились начиная с 1970-х годов, имеет достаточно незаметные проседания, находящиеся в пределах нормы, но более 90 высоток откровенно «падают», причем в отдельных случаях отклонения достигают двух метров. Более того, этот процесс динамичный — пусть и на уровне миллиметров в год, но башни продолжают наклоняться.

Лишь в двух случаях муниципальные власти попытались исправить ситуацию. Впервые проведя в 1995-м технический анализ всех построек 1950—60-х годов, специалисты обнаружили башню-рекордсмен. Здание под названием Nuncio Malzoni, 17-этажный жилой комплекс из двух высоток, построенный в 1967 году, отклонялся от вертикали совсем уж вызывающим образом — на целых 2,1 метра. К 2001 году первая из башен была выровнена. Проект, разработанный инженерами местного технического факультета, предусматривал использование сложной системы домкратов, которая сначала выравнивала дом по вертикали, а затем его вес перераспределялся на все-таки забитые вокруг дома сваи, упиравшиеся в скалу. Спустя десять лет по такой же схеме был выровнен и второй корпус жилого комплекса, но на этом подобные работы закончились.

Выяснилось, что такие операции — слишком большой груз для городского бюджета, а сами жители этих домов, в большинстве из которых уже живут вовсе не респектабельные туристы из Сан-Паулу, оплачивать их не могут. Дешевле и проще проводить регулярные исследования динамики наклона зданий и продлевать разрешения на их эксплуатацию до того момента, пока башни окончательно не соберутся рухнуть. Таких трагедий в Сантусе еще не было, его жителям пока везет. Их беспокоят лишь обидные, но терпимые проблемы вроде постоянно падающих в цене квартир — такое жилье, даже с видом на океан, сложно продать в сравнении с благополучными соседними домами. Но зато Сантус может похвастаться своей уникальной спецификой, выделяющей этот город не только на континенте, но и в мире. Сейчас посмотреть на его падающие башни специально приезжают туристы, и не только бразильские. Главное, чтобы со временем цена на то давнее удешевление проекта не стала равна человеческим жизням.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com