883
29 декабря 2020 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий; архив Onliner

«Откуда квартирка?» Налоговая заинтересовалась доходами минчанина, тот считает, что это месть за протестную активность

Государственные органы — не репрессивный аппарат. Но порой в жизни случается такое стечение обстоятельств, что поневоле начинаешь задумываться: а нет ли тут вмешательства «свыше»? Семье активных минчан, живущих в одном из самых протестных кварталов города, за последние месяцы пришлось познакомиться чуть ли не со всеми представителями власти — беседы с МЧС, милицией, администрацией района вписались в распорядок дня супругов. И когда казалось, что все уже позади, так как по закону придраться не к чему, на горизонте появилась она — налоговая служба. «Откуда квартира?» — задались вопросом налоговики и провели свое расследование, которое почему-то не учло очень много факторов.

Купили квартиру и оказались в центре протестного движения

Еще в начале августа никто и подумать не мог, что Минск официально разделится на две части — деструктивную и спокойную, а для обозначения «неблагонадежных» территорий городские власти выпустят отдельный «билль». Купить квартиру в одном из модных и моментально ставших протестными кварталов повезло Денису с супругой: пара смотрела разные варианты и интуитивно выбрала тот, что в итоге оказался близок им по духу. Конкретный ЖК и адрес минчане просили не указывать: «суть не в этом», но очень хотели поделиться своим случаем — «пусть люди знают, как работает система».

— Как и многие молодые семьи, мы были озадачены вопросом приобретения своего жилья, — рассказывает Денис. — Понимая, что необходимой суммы нет и в ближайшее время не предвидится, несколько лет назад решили оформить вклад в рамках системы строительных сбережений — сначала ты кладешь деньги на счет, а потом банк дает тебе кредит на строительство или покупку приглянувшихся метров.

Срок, когда наконец стало можно выбирать жилье, подошел к 2020 году, и мы начали изучать варианты. Решили, что обязательно надо управиться до начала лета, потому что неизвестно, что там дальше будет. Ездили по все жилым комплексам, примеряли их на себя. Плюс искали такую квартиру, чтобы кредит был подъемным и не пришлось отдавать метры в залог банку.

«Прощупав» «вторичку» и предложения различных застройщиков, супруги решили все-таки избежать участи дольщиков и купить квартиру в уже готовом доме, который сдан и обжит.

— Это, наверное, оптимальный вариант во все времена. Единственное, что смущало, — цена. Так как мы присмотрели «трешку» на 100 «квадратов», а каждый метр стоил $1250 по курсу, то и отдать надо было где-то $125 000, или 276 000 рублей (тогда курс был примерно 2,2 рубля). Такой суммы, увы, не собиралось, как ни скребли. Поэтому обратились в банк — там выделили кредит в размере 180 000 рублей. Чтобы немного облегчить свою участь, еще до обращения в банк мы с женой как молодая семья стали на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий, а затем оформили налоговый вычет, — объясняет последовательность действий молодой человек.

Счастливые, супруги принялись ремонтировать квартиру. А потом наступил август и минчане неожиданно обнаружили, что оказались в одном из центров протестного движения: флаги во всех окнах, чаепития, прогулки. Чего только не было. Идеи откликались в сердцах пары, и они стали одними из активистов квартала. Впрочем, их быстро заприметили власти района — профилактические беседы случались не раз, как и визиты людей в форме (разной). Но привлечь минчан было не за что, поэтому все так и ограничилось разговорами.

Новосел, где взял деньги?

— Кажется, государство не простило нам активную гражданскую позицию и решило исследовать нашу жизнь досконально, — предполагает собеседник. — Когда все рычаги были испробованы, остался последний — квартира. Мол, откуда деньги у молодой пары?

В середине декабря Денис получил удивительное письмо из налоговой, озаглавленное «Требование №34 о предоставлении декларации о доходе и имуществе». Наряду с перечислением законов и дат в нем было указано: «По имеющимся в налоговом органе сведениям предварительная сумма превышения стоимости принадлежащего Вам имущества и расходов над доходами составляет 43 623,25 белорусских рублей».

К счастью, то, как «красиво живет» молодой человек, оказалось расписано в «примечаниях». Отдельными документами были представлены отчеты расходов и доходов за каждый год, начиная с 2014-го (документы есть в редакции). В качестве дохода бралась зарплата Дениса, основой расхода стал бюджет прожиточного минимума. На протяжении многих лет все сходилось, и только в марте 2020-го появляется «нестыковка», а именно так возмутивший налоговиков расход — «покупка недвижимости», причем, похоже, сумма приобретения указана в долларах — 125 875 (хоть строчка и обозначена «сумма бел. рублей»). А отнимали от долларов рубли.

— Ситуация очень странная. То есть налоговая увидела, что у меня в собственности появилась квартира, и сразу же пришла к выводу, что расходы превышают доходы почти на 44 000. Получается, раз собственных денег не хватает, значит, будем «потрошить»? А никто не захотел проверить, как у меня обстоят дела с кредитами? Обращался я в банк за финансовой поддержкой или нет? Почему специалист решила, что я рассчитался полностью своими деньгами?

Насколько я знаю, у налоговиков есть доступ к банковским сведениям. И даже если он не в режиме онлайн, то запросить информацию для сверки данных можно же. Это первое. Второе: зарплату мою тоже посчитали как-то странно. По их выкладкам, в 2019 году она уменьшилась примерно в два раза, хотя я работаю в IT-сфере, доход у меня привязан к курсу доллара и только растет. С чего зарплата должна была упасть — совершенно непонятно. Да и как в принципе можно ошибиться с суммой основного дохода, если по отчислениям в ФСЗН все видно? К более ранним годам тоже есть вопросы: почему подработка в университете засчитывалась в доход, а стипендия — нет? Третье: такое ощущение, что стоимость квартиры посчитали исходя из актуального курса доллара, хотя весной он был совсем другим. К тому же точную сумму легко можно выяснить у застройщика, не нужно заниматься отсебятиной.

Конечно, я заполню декларацию, возьму у бухгалтера справки о зарплате за три года, приложу к пакету документов кредитный договор и даже выписку по вкладу. С моей стороны все легко доказывается. Но, спрашивается, зачем все это нужно? Абсолютно все сведения налоговая могла получить сама, сопоставить и уже только после этого делать выводы. Может, надо просто хорошо работать, вместо того чтобы дергать людей и делать примитивные выводы? Это неприятно, но не критично. Удивляет только, зачем переводить столько бумаги и почему мной заинтересовались сейчас, а не сразу после покупки, — рассуждает молодой человек, который уверен, что «письмо счастья» из налоговой — это способ морально надавить на его семью.

Кругом тайны

Мы, конечно, обратились в налоговую инспекцию Фрунзенского района, чтобы выяснить несколько важных моментов. Например, почему на Дениса обратили внимание именно сейчас, а не сразу после покупки квартиры; запрашивали ли сотрудники налоговой инспекции для расчетов информацию о заработке молодого человека по его месту работы? Анализировались ли отчисления в ФСЗН; выяснялась ли информация о том, брал ли Денис кредит на покупку квартиры? Учитывался ли в структуре доходов заработок супруги? Ну и наконец, почему стоимость квартиры указана в долларах и по какому курсу вообще велись расчеты?

Увы, узнать полезные ответы на очевидные вопросы не представляется возможным: «сведения о формах и методах организации деятельности работников налоговых органов, используемых при этом силах и средствах и методике их применения относятся к служебной информации ограниченного распространения».

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий; архив Onliner