120 лет — не приговор. Минчанин купил квартиру в дореволюционном доме и рассказывает, каких трудов стоило ее отремонтировать

100
06 ноября 2020 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Малиновский

120 лет — не приговор. Минчанин купил квартиру в дореволюционном доме и рассказывает, каких трудов стоило ее отремонтировать

Пока большинство горожан гоняется за новостройками и старается не пропустить акции на высотки, еще даже не выбравшиеся из котлована, минчанин Андрей занят поисками жилья совсем другого толка. Молодой человек очарован домами с историей — теми, что были построены еще до революции и находятся в самом сердце города.  Найти квартиру в старинном доме, да еще и по адекватной цене — большая удача, и выпадает она крайне редко (это и понятно — кто, имея эксклюзивный вариант, не попытается продать «квадрат» за $2000 по курсу и выше?). И все же иногда звезды сходятся и мечта становится реальностью. Правда, вслед за радостью от приобретения приходит осознание, что без масштабного ремонта не обойтись: строили раньше хоть и добротно, но более чем вековой возраст дает о себе знать.

Доходный дом Штубрина

Аккуратная двухэтажка на восемь квартир на Освобождения, 11 была построена еще в 1899 году. Сейчас каменный дом, принадлежавший мещанину Штубрину, назвали бы арендным, тогда же в ходу была другая формулировка — доходный. Толстый слой штукатурки на фасаде и розовато-персиковая краска, которые мы видим сегодня, — это наносное. В те далекие годы вид у постройки, безусловно, был другой. Выдавая разрешение на строительство, Городская управа требовала, чтобы каменный дом был покрыт железом, лестницы также были каменные со ступенями, выполненными из огнеупорного материала, а у дверей на тротуар и улицу (входа-выхода изначально сделали два) не было никаких выступов и уступов.

В таком облике дом и просуществовал до 1917 года. А потом пришла революция и некогда персональные квартиры превратились в коммуналки. Жили в них сотрудники табачной фабрики, размещавшейся в этом же доме на цокольном этаже. Они и восстанавливали дом после войны: наружные стены постройки сохранились, а вот перекрытия и кровлю пришлось менять. Позже к зданию подвели центральные коммуникации — в каждом «блоке» появился туалет (без ванны), а необходимость греться «от печки» отпала, поэтому все камины были разобраны (но не дымоходы).

— Эту квартиру я искал достаточно долго, — вспоминает Андрей. — Самое любопытное, что еще в 2015 году такой прекрасный дом, расположенный в самом центре Минска и считающийся памятником архитектуры, находился практически в аварийном состоянии: текла крыша, везде была плесень, казалось, что еще буквально пару лет — и постройка рухнет. Но благо жильцы скооперировались и начали требовать от всех государственных структур — от администрации до Минкульта, чтобы те работали и спасали дом. В итоге не капитального, но текущего ремонта кровли и фасада людям удалось добиться. Подъезд они ремонтировали уже за свой счет. Да, тут не все идеально, но в принципе неплохо.

Квартира с дворницкой

В новой квартире Андрея всего 47 квадратных метров. Одна комната проходная, вторая — имеет трапециевидную форму. Кухня возвышается над жилым пространством: чтобы в нее попасть, надо подняться по ступеням. В санузле — собственное окно с видом не куда-нибудь, а на Епархию. Несмотря на скромное количество метров, ощущения тесноты нет. Все дело в высоких потолках (примерно 3,3 м). Ну и особое волшебство старинных домов никто не отменял: в них уютно и атмосферно при любом ремонте.

— Начать пришлось с перепланировки: снес стену, которая отделяла жилую комнату от коридора — люблю, когда много свободного пространства. В агентства или к частным специалистам по переустройству не обращался: всего одна перегородка, да и та не несущая — ничего сложного, иди в «Одно окно», а там сориентируют, что и в какой последовательности делать.

Кстати, квартира эта с секретом: если смотреть старый техпаспорт, то заканчивалась она ровно где ступеньки. На месте нынешнего санузла располагалась кухня, а маленький туалет был как раз там, где лестница. Это же помещение называлось дворницкой, и в нем хранился инвентарь. Ниша с дверцами — не что иное, как вход в подъезд.

Расположена кухня-дворницкая выше основного уровня квартиры только потому, что находилась она над проездной аркой — да, раньше у этой двухэтажки была собственная арка. Замуровали ее в 1949 году, а в 90-х ее переделали в теплоузел. Примерно тогда же бывшей хозяйке квартиры удалось на законных основаниях присоединить дворницкую и оборудовать в ней кухню, — рассказывает Андрей.

Семисвечный светильник — дань прошлому этой части Минска, где когда-то массово жили евреи, а потом размещалось гетто

От прежних собственников молодому человеку достался не только бонус в виде метров: установленные ими стеклопакеты решено было не менять. Не трогал Андрей и чугунные, 1967 года, радиаторы; их минчанин просто зачистил и покрасил. Сняв старую белую краску, дал вторую жизнь деревянным подоконникам.

Простой ремонт или маленькая революция?

— Ремонтируя квартиру, я старался экономить. В первую очередь, решил все-таки не поднимать и не переделывать родной пол. Здесь деревянные перекрытия, на которых лежат лаги, а между ними засыпка толщиной сантиметров 15. Причем в качестве наполнителя выступает все подряд — шлак, битая керамика, куски кирпича, уголь, кости животных — найти можно что угодно. С одной стороны, вроде грустно, а с другой — история, да к тому же столько лет эта засыпка исправно справлялась со своей задачей, давая хорошую тепло- и шумоизоляцию. Прикинул, что вывезти мусор, закупить новый материал, нанять рабочих будет стоить где-то $2500—3000 по курсу, плюс время. Поэтому ровнял сам и точечно — где-то поднимал уровень, где-то опускал. Да, пол немного кривой, и это можно видеть даже по тому, как падает свет от торшера, но жить можно, ногами ни за что не цепляешься.

Также не прикасался к перегородке, которая отделяет спальню от гостиной. Там самая настоящая дранка. Не знаю, сохранилась ли она еще с дореволюционных времен или была возведена заново после войны, но стена более-менее ровная, стоит надежно — зачем ее трогать.

Еще за мной есть небольшой грех, который я рассчитываю в будущем, когда финансовая ситуация будет получше, исправить: на полу кухни уложена такая же плитка, как и в подъезде. Пока я ее закрыл ламинатом, но когда-нибудь верну на свет и отреставрирую, — говорит минчанин.

Красивый старинный кирпич, из которого собраны толстые (почти 80 сантиметров) стены — настоящее сокровище домов с историей. Большинство новых владельцев атмосферного жилья предпочитает его обнажить. Так поступил и Андрей. «Удивительно, но строители неохотно берутся за работу по сбиванию штукатурки и обработке кирпича. А если и соглашаются, то цену называют такую, что уже и сам не захочешь этого прикосновения к истории. Поэтому, взвесив все за и против, я решил зачистить стены самостоятельно и довольно легко это сделал: штукатурка оказалась послевоенная, известковая, осыпалась буквально от прикосновения».

Сняв слой старой штукатурки, молодой человек вычислил места, где раньше стояли печки: за годы дополнительного обжига кирпич приобрел другой оттенок. А еще Андрей обнаружил в фасадных стенах небольшие ниши, «повторяющиеся» в каждой комнате. Минчанин предполагает, что это место крепления лесов, на которых стояли каменщики, выполнявшие наружную кладку.

— Жаль, что у меня не последний этаж, а так можно было бы сделать в квартире настоящий камин. Действующий дымоход есть, поэтому теоретически вопрос решаемый — да, путь сложный, у МЧС требований много, но вообще в таких старых домах это можно реализовать.

Из-за дымохода, кстати, есть небольшая проблема, доставшаяся еще от прошлых хозяев: внизу стены в том месте, где он проходит, каким-то образом во время сильных дождей скапливается влага. Немного, но этого хватает, чтобы швы на обоях возле плинтуса разошлись. Зная об этом нюансе, я во время ремонта заделал, кажется, все что можно. Но пока не очень помогает.

Если сравнивать ремонт в дореволюционном доме и новостройке, то первый  вариант — масштабнее, сложнее и дороже. Начинаешь ты с того, что полностью демонтируешь все, что было сделано предыдущими жильцами: скорее всего, качество будет не очень, да и по стилю не подойдет. В результате образуются горы строительного мусора, которые надо вывезти. Затем надо полностью поменять электрику: она старая, алюминиевая и ни на что не годится.

Высота потолков в доме на улице Освобождения — 3,3 м. Поэтому в подъезде хранится дежурная лестница, с помощью которой можно решить вопросы на нужном уровне

Отдельный вопрос с оштукатуриванием стен, ведь они кривые. Причем, думаю, проблема не столько в каменщиках прошлого, сколько в том, что кирпич был не идеальной формы. Так что разбежка порой бывает приличная и материала уходит много. Плюс штукатуры должны понимать, с чем им придется работать.

Что касается сантехники, то в идеале надо не только развести все трубы под себя, но и, договорившись с соседями сверху, поменять канализационный стояк — на капремонт рассчитывать, увы, не приходится.

Если с финансами все в порядке, то на ремонт уйдет месяца три-четыре. У меня же из-за того, что весной началась пандемия, все сложилось не очень удачно, и работы растянулись на десять месяцев. Причем многое доделывал уже самостоятельно, не привлекая специалистов.

Плюсы дореволюционного дома? Их много, и они однозначно перевешивают минусы более сложного ремонта. Помимо того, что соседей у тебя минимум, так еще и не слышишь никого: толстые стены и перекрытия делают свое дело.

Люди здесь живут очень дружные: на все Раковское предместье насчитывается 45 квартир, и практически все жильцы знают друг друга, общаются. Коммуналка небольшая, так как горячей воды нет: рублей 20—25 летом и не более 60 зимой. Правда, еще столько же платишь за электричество, так как «тянет» бойлер и варочная поверхность. А самое главное, ты живешь в центре города, в старом здании, а это особая атмосфера и энергетика, — заключает минчанин.

Жилье в центре ищите при помощи сервиса «Дома и квартиры» Onliner:

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Малиновский