Большая вода: как Минск получил ключевой объект, определивший его лицо

4
03 ноября 2020 в 7:10
Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский, Максим Тарналицкий

Большая вода: как Минск получил ключевой объект, определивший его лицо

Не будет преувеличением сказать, что свой современный облик белорусская столица приобрела вовсе не с появлением какого-то конкретного здания или их группы. Архитектурные ансамбли дополняются, жилые районы подвергаются уплотнению, что-то сносится и заменяется иным объектом, но все же константой, формирующей привычное лицо нашего города в последние десятилетия, остаются водно-зеленые диаметры. Протянувшиеся на десятки километров каскады водохранилищ, каналов, водопадов и фонтанов, набережных и парков дали сотням тысяч минчан, живущим не только в центре города, но и на его окраинах, возможность отдыха от трудовых будней, добавили простора и живописности застройке. Все это было бы невозможно без масштабного объекта, который формально даже не является частью столицы. Строительство Вилейско-Минской водной системы стало крупнейшим гидротехническим проектом в нашей стране. Эта система в буквальном смысле дала городу воду, недостаток которой стал явно ощущаться еще в конце 1960-х годов. Ее хватило не только для обводнения Свислочи или создания грандиозной Слепянской системы. Вода Вилии после соответствующей очистки по-прежнему подается в краны трети жителей столицы Беларуси. Как Вилейско-Минская водная система создавалась, из чего она состоит и почему водоснабжение города оказалось таким хлопотным дельцем — в большом обзоре Onliner.

Подземное море

Все эти холмы, на которых стоит Минск и которые неплохо читаются в его рельефе, это не просто какие-то там обычные холмы. Это часть Минской возвышенности, которая, в свою очередь, находится на водоразделе Балтийского и Черного морей. На водоразделах не бывает крупных рек, поэтому белорусская столица всю свою историю вынуждена была довольствоваться достаточно заурядной Свислочью (в отличие, кстати, от почти всех остальных крупных белорусских городов). Впрочем, до поры до времени этой реки для нужд минчан хватало — когда-то она была даже судоходной. Когда речная вода перестала устраивать горожан, они научились рыть колодцы, но во второй половине XIX века стало очевидно, что проблему водоснабжения надо решать системно.

В 1871 году через Минск прошла железная дорога из Москвы в Варшаву, а в 1873-м — Либаво-Роменская магистраль. Прежде относительно небольшой губернский город, превратившийся в железнодорожный узел, оказался в преддверии бурного роста — и промышленности, и населения. В том же 1871 году городская управа выдала подряд на строительство в Минске настоящего водопровода, который и был сдан спустя два года.

Первый минский фонтан «Мальчик с лебедем», ставший символом запуска в городе водопровода

Минск стал одним из первых городов Российской империи, который мог похвастаться настоящим водопроводом, пусть и поначалу скромным. Он представлял собой два шахтных колодца глубиной в 30 м, насосную станцию «Эльвод» с паровым насосом (все это размещалось рядом с будущей первой минской электростанцией между нынешними парком Горького и цирком) и 1,5 км водопроводных труб. Официальное открытие состоялось в феврале 1874 года и до сих пор увековечено в Александровском сквере первым городским фонтаном «Мальчик с лебедем». Рядом с тем же сквером, на месте, где сейчас находится один из выходов со станции метро «Октябрьская», была построена и первая минская водонапорная башня, разобранная вскоре окончания Второй мировой войны.

По мере роста города развивался и его водопровод. Менялись на более мощные насосы, строились новые колодцы, в начале XX века появились первые артезианские скважины и водоразборные колонки. К 1917 году протяженность сетей достигла 40 км, но все же пользоваться таким благом цивилизации могла лишь центральная часть города. Окраины, состоявшие преимущественно из частного сектора, по старинке получали воду из колодцев, а то и вовсе использовали речную.

В 1930-е годы с открытием первого полноценного водозабора в Новинках качество воды в минском водопроводе принципиально улучшилось. Помогли серьезные научные исследования, подтвердившие существование под городом настоящего подземного «озера». Выяснилось, что под этими самыми минскими холмами на глубине от 20—70 до 300 м в песчаных отложениях расположен мощный водоносный горизонт с прекрасной пресной водой, защищенной от загрязнения сверху слабопроницаемым слоем глины. Она через артезианские скважины и водозаборы и поступает в бóльшую часть квартир и домов города.

Схема водоснабжения Минска

Однако после войны стало очевидно, что возможности подземных источников воды все же ограничены. Со строительством в Минске целого ряда промышленных гигантов город, как гигантский пылесос, начал перетягивать население из деревень. В 1959 году в столице БССР жило полмиллиона человек, спустя 7 лет — уже 750 тыс., а к 1972 году население достигло миллиона и продолжило расти. Свежую воду требовали не только горожане, но и собственно предприятия, на которых они работали, хотя в индустриальном производстве все большее значение играло повторное использование стоков.

Тем не менее естественного восполнения подземных водоносных горизонтов перестало хватать. Уровень воды в них начал падать, под Минском возникла даже депрессионная воронка радиусом в 20 км. Несмотря на постоянную работу по поиску новых месторождений воды и строительство водозаборов все дальше и дальше от МКАД, стало очевидно, что воды не хватает и решать проблему надо стратегически.

Свислочь в районе Троицкого предместья до обводнения

Проект века

Работа по строительству разного рода каналов, соединению речных бассейнов, переброске их стоков из одних регионов в другие была любимым развлечением советского руководства еще со сталинских времен. Зачастую это действительно были крайне полезные инфраструктурные проекты. О том, как бы это обводнить все более и более мельчающую Свислочь, власти БССР задумались в начале 1960-х. К этому моменту помимо Комсомольского озера, появившегося еще до войны (его торжественное открытие должно было состояться 22 июня 1941 года), к северо-западу от города возникло Заславское водохранилище, благодаря которому Свислочь перестала устраивать наводнения в весенний паводок, а на юго-востоке заполнили Чижовское водохранилище, ставшее источником технической воды для крупнейшей городской промзоны.

Но возможностей Свислочи и ее небольших притоков, располагавшихся на водоразделе, хватить не могло. Было необходимо перевести в нее сток какой-нибудь более крупной реки. Рассматривалось несколько вариантов: Неман, Березина (сразу по двум маршрутам), но в конце концов было решено выбрать Вилию. Сыграли свою роль сразу несколько факторов: бассейну Днепра и гидроэлектростанциям на нем дополнительная вода была нужнее, проект при этом обходился дешевле, да и по качеству вода из Вилии выглядела предпочтительнее неманской или березинской.

Варианты обводнения Свислочи

Головной организацией по разработке детального проекта будущей Вилейско-Минской водной системы стал украинский институт «Укрводоканалпроект», уже имевший богатый опыт строительства аналогичных объектов в УССР. Его новый белорусский филиал, а также целый ряд других наших организаций с 1964 года провели тщательное исследование трассы канала, изучили геологию, продумали место размещения будущих водохранилищ и возможное перспективное развитие системы. Проект затевался грандиозный, не имеющий себе аналогов в республике, крупнейший в своем роде.

Главным элементом гидротехнического комплекса должно было стать новое Вилейское водохранилище, ныне крупнейший искусственный водоем страны и второй в общем гидрозачете после Нарочи. Его обустройство, начавшееся в 1968 году, стало первым и, наверное, самым сложным по масштабам этапом проекта. Площадь составила 77 кв. км, длина достигла 30 км, ширина — 10 км, а глубина — 3 м. Объем земляных работ превысил 12 млн куб. м, на объекте было уложено 300 тыс. куб. м гравия и щебня, 120 тыс. куб. м бетона. На месте нового озера сводился лес, занимавший более половины его площади, были расселены с частичным переносом около 500 домов. Сносилось множество нежилых построек, около 2 тыс. захоронений с сельских кладбищ переносились на новое место в деревне Вязынь. Перенесенным деревням сейчас посвящен мемориал на северном берегу водохранилища. Заполнение водоема началось спустя пять лет после старта его возведения, 8 сентября 1973 года, когда Вилия была перекрыта.

Помимо важного гидротехнического объекта, накапливающего в себе весенний паводковый сток Вилии и ее притоков, чтобы затем постепенно отдавать его Минску в течение всего года, страна получила и новую курортную зону, ставшую местом отдыха для многих жителей Беларуси. Кроме этого, водоем подобных размеров изменил и гидрологический режим местности, повлияв даже на климат.

Подъем на водораздел

Однако собрать воду в искусственном озере — это одно. Необходимо было еще как-то доставить ее к Минску, тем более что на пути стояла естественная преграда — та сама Минская возвышенность. Длина канала между Вилейским и Заславским водохранилищами составляет 62 км, и это водоохранная зона. Здесь запрещено купаться, ловить рыбу, для чего на входе в канал поставлен рыбозаградитель с мелкой сеткой.

Сам канал в профиле похож на трапецию. Его ширина на поверхности составляет 24 м, а по дну — всего 3 м. Глубина отличается и в максимуме достигает тех же 3 м.

Вилейское водохранилище находится на отметке 159 м над уровнем моря. Заславское, где система заканчивается, — на отметке 212 м. Первые 50 из своих 62 км канал поднимается на Балтийско-Черноморский водораздел. Между ступенями водоподъема вода течет самотеком, а затем насосные станции поднимают ее на следующий отрезок. Всего на ВМВС построено пять насосных станций, закачивающих воду к высшей точке водораздела в районе деревни Вязынка. К этому моменту вода Вилии оказывается сразу на 72 м выше, чем была изначально.

Спасибо за это надо сказать насосам. На каждой из пяти станций установлено четыре таких агрегата производительностью 22 куб. м воды в секунду. В стандартном режиме используются только два из них, два (а зимой и три) находятся в резерве. Для сравнения, производительность первого минского парового насоса, установленного на станции «Эльвод» и заработавшего в 1874 году, составляла всего 500 куб. м в сутки.

Инженерный интерес представляют собой и места пересечения канала с ручьями и реками. Из-за особого водоохранного статуса объекта необходимо было исключить попадание в канал ВМВС иных стоков, кроме дождевых. В местных реках могли оказаться, к примеру, сельскохозяйственные отходы или удобрения с полей, и важно было не допустить их проникновения в создаваемую систему. Для этого был использован ряд разных инженерных решений в зависимости от каждой конкретной ситуации.

Простейшим был обычный акведук. В данном случае река (или ручей) проходили по обычному мостику над каналом. Распространенным вариантом был дюкер. На этом гидротехническом объекте воды канала пропускались под другой рекой или ручьем по специальным галереям-водоводам.

В месте пересечения с каналом реки Удры была создана специальная плотина, а затем уже в ее теле пропущен канал — это сооружение на ВМВС уникально. Перед плотиной создано Удрянское водохранилище, которое в водоохранную зону канала не входит, а потому также превратилось в зону отдыха, правда не такую масштабную, как водохранилище Вилейское.

Забравшись с помощью насосов на водораздел в районе Вязынки, далее вилейская вода начинает спускаться в бассейн Днепра уже самостоятельно. На оставшихся 12 км длины канала она теряет 12 м, и чтобы русло канала не размывалось от чересчур бурного течения после пятой насосной станции, были построены три необычных гидротехнических объекта — быстротока.

Быстротоки, по сути, предназначены для гашения чрезмерной энергии воды. На каждый из них приходится перепад в 3—4 м. Они представляют собой железобетонные желоба с ребрами на дне и водобойным колодцем в конце. Благодаря этим сооружениям вода от Вязынки спокойно добирается до Минского моря, не разрушая канал.

Кроме пяти насосных станций, с помощью которых вода из Вилии попадает к Минску, в состав ВМВС входит и шестая станция, причем агрегат там стоит самый мощный. Она расположена в районе деревни Кривое Село и имеет стратегическое значение. С помощью этого объекта вода из канала ВМВС по подземному водоводу длиной 9 км попадает в резервное водохранилище Крылово.

Этот обнесенный забором водоем, находящийся под охраной, представляет собой, по сути, запас питьевой воды для Минска на случай любого масштабного форс-мажора. Накопленной здесь воды должно хватить на три недели водоснабжения города, даже при условии отсутствия альтернативных источников. К счастью, ни разу для этих целей Крылово не использовалось. Пока оно служит промежуточным накопителем, откуда по трем 17-километровым подземным водоводам вода Вилии отправляется дальше на очистную станцию в районе ТЭЦ-4, где проходит соответствующую обработку и попадает в краны примерно трети населения Минска (например, во Фрунзенском, Московском или Октябрьском районах).

В конечном счете канал ВМВС впадает в Заславское водохранилище, или Минское море, как привыкли его называть горожане. Здесь расположены еще несколько интересных объектов: и гребной канал, и специальная слаломная трасса на втором водопуске (мы писали про нее отдельно). Дополнительные объемы питьевой воды для Минска были лишь одной из целей создания системы. В теории и нынешний двухмиллионный город может полностью обеспечить своих жителей питьевой водой из подземных источников. Такая цель постоянно декларируется, правда достижение ее столь же регулярно откладывается (нынешний вариант — 2025 год).

Главное, что было сделано с помощью переброса воды Вилии к Минску, это обводнение белорусской столицы. Прежде узкая маловодная Свислочь стала похожа на реку. На ней был создан первый из водно-зеленых диаметров города. Во второй половине 1970-х — 1980-е годы было завершено создание каскада малых водохранилищ в черте города: Крыница — Дрозды — Цнянское. Это позволило приступить к созданию Слепянской водной системы, уникального в своем роде объекта, давшего воду, зелень и пространство для отдыха жителям северных, восточных и части южных районов Минска. Частично был построен и третий водно-зеленый диаметр — Лошицкий, рассчитанный на многолюдные западные и юго-западные районы столицы. К сожалению, он возведен лишь фрагментами, но возможность завершения настоящего водного кольца внутри Минска сохраняется.

Существовали и планы развития ВМВС. Специалисты предполагали, что по мере дальнейшего развития города его потребность в воде продолжит увеличиваться. Для того чтобы удовлетворить спрос, рассматривался вариант подключения к ВМВС реки Дисна, входящей в бассейн Западной Двины. С помощью нового канала планировалось соединить ее с Сервечью, которая в свою очередь впадает в Вилию. Такой вариант позволил бы увеличить возможности системы, однако пока это так и не понадобилось.

Для создания столь масштабного гидротехнического объекта строителям понадобилось всего восемь лет. Торжественный митинг по случаю запуска системы в эксплуатацию состоялся в Вязынке, на Балтийско-Черноморском водоразделе, 16 января 1975 года. Между тем если бы не ВМВС, сейчас пейзаж Минска мог бы быть совсем другим. За 45 прошедших лет Свислочь могла обмелеть окончательно, а то и исчезнуть, как это сделали другие некогда заметные реки в нынешней городской черте. Огромному городу нужно много воды, и в нашем случае его жажду утолила Вилия.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский, Максим Тарналицкий