1
23 октября 2020 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Александр Ружечка

Не все бизнесы одинаково полезны. Минчанин решил открыть свое дело и остался без двухкомнатной квартиры

Представьте человека, стоящего на берегу маленького, но очень симпатичного пруда. Мужчина любуется отражением камышей и березок — это его любимый пруд, он обустраивал его почти всю жизнь. Мы же наблюдаем за ним со стороны и не совсем понимаем, что происходит — видим все будто через неподходящие диоптрии или запотевшие стекла. Внезапно слышится взрыв — что-то случилось посреди этого чудесного водоема. Брызги вырываются наверх, мелкая рябь размывает откликающуюся на воде картинку, волны жадно слизывают камни, аккуратно разложенные на берегу. Потом все стихает и вместо пруда мы видим грязную лужу. Что произошло? Кто-то извне устроил подрыв? Или это сам хозяин бросил туда динамит и все уничтожил? А может, это невиданная природная аномалия? Мы не знаем, но что-то явно пошло не так: человек потерял все, над чем так долго трудился. В сегодняшней истории все будет именно так, только вместо пруда — семья, квартира, бизнес и почти весь запас оптимизма. А теперь без метафор.

Часть 1. Бедный Юрий

Маленький грибной бизнес 

Юрий выходит из подъезда и жадно затягивается. В его руке мелко потрескивает сигарета, белки вдумчивых зеленых глаз обрамлены красной рамкой — стал плохо спать в последнее время. На нем туфли с острыми носами, прямые джинсы, тонкая кожаная куртка на замке. Прическа самая стандартная — он обычный белорусский мужчина старой формации.

После армии Юрий Мартыненко работал в службе безопасности одного из банков, потом ушел помогать знакомым на крупном грибном производстве, подучился и решил выращивать грибы сам. С этого все и началось.

Он купил участок земли в Острошицком Городке, заказал дорогостоящее оборудование для выращивания шампиньонов и вешенок, создал нужные условия в небольшом помещении без отделки. Бизнес оказался рентабельным: в месяц Юрий продавал по 5—6 тонн грибов, отдавая их на сбыт минским торговцам. Это приносило относительно неплохую прибыль: мужчине хватало на развитие бизнеса, зарплату сотрудникам и жизнь.

В месяц он стабильно зарабатывал от тысячи до трех тысяч долларов. Вот только подушки безопасности у него не было.

Беда №1

Шесть лет все шло как по маслу. Грибы росли, поставки были налажены, деньги — пускай и не самые большие — у Юрия водились.

Но в 2016-м вселенная, кажется, намекнула: посреди ночи из строя вышло все оборудование.

В это время за котлами должен был присматривать наемный рабочий — местный мужчина, которого Юрий иногда привлекал для несложных работ. Мужик любил выпить и после зарплаты часто терялся из виду, хотя в целом свои несложные обязанности выполнял. Но не в ту ночь.

Судя по всему, рабочий уснул и долго не подбрасывал дрова в котлы. Микроклимат был нарушен, плантация погибла, оборудование разморозилось и сломалось.

— В ответственный период на объекте нужно находиться круглосуточно, потому что изменение на один-два градуса приводит к неурожаю. Местные безработные в эти периоды просились ко мне, я соглашался. Они просто следили за изменениями и, если что-то происходило, подтапливали или, наоборот, давали холодную воду, — без злости и обиды в голосе говорит Юрий.

Ошибка временного работника стоила Юрию больших денег — закладка одной камеры обходится примерно в $5000 (а их было две), ремонт оборудования тоже стоил недешево (цифр бизнесмен уже не помнит).

— Накоплений у меня не было: я один растил дочь, платил за ее обучение, тратил много на бизнес. Мне нужно было что-то решать, и я пошел брать кредит. В двух банках мне отказали — посчитали, что мое оборудование неликвидное. С третьей попытки я все же взял кредит и решил построить третью камеру, чтобы увеличить объемы — у меня уже было три месяца простоя. 

Юрий курит одну за одной и пытается последовательно рассказать обо всех своих неудачах. Он подробно останавливается на том, как вложил кредитные деньги, как погорел на выращивании клубники и поверил не тем людям. В конечном счете кредитные средства были потрачены, но результата от вложений все еще не было. Предпринимателю пришлось снова лезть в долги.

Беда №2

Кредит в банке мужчине уже не давали: он и так был должен довольно много. Вариантов для решения проблемы оставалось мало. Но Юрий выбрал самый опасный из них.

— Я посчитал, что $2000 с двух камер выплачивать посильно. Я был уверен в своем бизнесе, потому что хорошо ориентировался в нем, и решил найти частного кредитора. 

Это была семейная пара, мы с ними обговорили условия: я беру $15 000 и выплачиваю по 3,5% ежемесячно. В залог я оставил свою квартиру в Зеленом Луге — больше у меня ничего не было. 

В банках, конечно, условия были лучше, но что делать? Я загрузил камеры, несколько месяцев нормально все выплачивал, присылал кредитору фотографии, чтобы он видел, что все хорошо. Но деньги заканчивались. Мы обсуждали этот момент: я объяснял, что не булочки продаю и мне нужно время на развитие. Они в ответ улыбались и говорили, что если будет тяжело, сможем продлить контракт — никаких, мол, проблем. 

После истории с уснувшим работником Юрий решил автоматизировать производство: теперь за микроклиматом следить было не нужно. Но это не спасло. Зимой 2017-го в поселке пропало электричество и климатическая установка «легла». История повторилась в точности, как было годом раньше: грибы погибли, оборудование вышло из строя.

— У меня был шок. Я туда не ездил целых три месяца, хотя если бы и ездил, ничего бы не изменилось: пока система естественным путем не разморозится, ничего не поделаешь.

Я позвонил Леше (супругу женщины, которая, по документам, дала Юрию в долг. — Прим. Onliner), сказал, что у меня ЧП. Прислал фото разорванных медных трубок и всего прочего. Мы договорились, что через несколько месяцев я все исправлю и буду выплачивать нормально. На словах он согласился, а сам тут же побежал к нотариусу и, даже не поставив меня в известность, начал выставлять требования.

Когда я снова запустил производство, он прислал мне сообщение, в котором сказал, что я должен ему кучу денег. Только пени насчитал 35 000 рублей. Всего же я вместо $15 000 влетел на $46 000.

Юрий говорит, что кредитор поставил четкое условие: выплатить всю сумму до Нового года — иначе суд. Таких денег у бизнесмена не было.

Потеря всего

Дело Юрий проиграл. И районный, и областной суды решили, что мужчина нарушил условия договора и потому должен выплатить полную сумму — все $46 000 по курсу. Его уютную «двушку» в тихом районе на окраине леса выставили на аукцион.

Покупатель нашелся довольно быстро. Юрия уведомили, что его квартира продана и в ближайшее время он должен будет ее освободить.

— Он не хотел договариваться, слушать, диалога не было — я устал звонить ему. Просил, говорил: «Ты же влияешь на судьбу человека!» А мне 48 лет, у меня уже нет возможности заработать на квартиру. У меня даже прописки не будет. На что мне банально в документах ссылаться? В итоге я подвис с деньгами везде, где только можно, и у меня забирают квартиру.

Понимаете, я один воспитывал дочь. Когда вся эта заваруха началась, ей было семнадцать. Я не рассказывал ей о том, что происходит, чтобы не травмировать. На бухгалтера ее выучил, чтобы она со мной бизнес вела, но ничего не вышло.

Когда дочь узнала, что мы теряем квартиру, она обиделась и уехала к маме за границу. К человеку, который вообще с нами не общался. Теперь я один.

Мы заходим в квартиру, которую минчанин вот-вот потеряет. В межкомнатной двери выбито стекло — «психанул, не выдержал». На стене висит добротная гроздь медалей, заслуженных за годы спортивной жизни. На стене красуются оленьи рога — трофей с охоты. Под ними стоит батарея закаток, которые отец-одиночка научился делать за годы самостоятельной жизни.

Буквально через несколько часов после нашего визита сюда приедут милиционеры, которые заявят Юрию, что он должен освободить квартиру в течение десяти дней.

— Я бы сейчас мог продать все оборудование, продать грузовик (гомельские партнеры дали мне его вместо моей техники), забрать все деньги, которые мне должны поставщики, — и выплатить эти $15 000, а потом рассчитаться с остальными долгами — я еще столько же или даже больше должен. Но мне такой возможности не дают.

Часть 2. Не все так просто

Квартиру арестовали еще до сделки

Представители второй стороны конфликта не стали отказываться от разговора и без особых раздумий согласились поделиться своей версией происходящего. Эта семейная пара живет в Минске, воспитывает троих детей. Договор с Юрием заключала Ирина Лобанова, поэтому супруги решили, что отвечать на наши вопросы положено ей.

Ирина познакомилась с Юрием через индивидуального предпринимателя, «который занимается поиском людей, у которых есть деньги, и людей, которым они нужны». Стороны заключили договор, заверили документ у нотариуса, а буквально через два месяца, по словам женщины, должник перестал платить.

— Мы хотели вложить деньги и что-то получить, но это не постоянный заработок: мы это сделали единожды и больше точно не будем. Его бизнес, по-моему, накрылся только в декабре или январе, а платить он перестал гораздо раньше. Конечно, мы заволновались — стали всячески пытаться вести с ним разговоры. Он постоянно обещал, что вот-вот вернет.

А потом выяснилось, что на его квартиру был наложен арест еще до того, как мы заключили договор. Ее арестовали за четыре дня до этого.

Нам просто очень повезло, что в суд я обратилась первая — перед банком. Если бы не успела, то, возможно, вообще бы ничего не получила, — говорит Ирина.

Юрий не отрицает, что банк арестовал его имущество еще до заключения договора, но утверждает, что не мог знать этого: его, мол, не уведомляли.

С момента заключения договора до первого заседания в суде прошло примерно полтора года. Ирина говорит, что никто не хотел, чтобы все закончилось именно так: у Юрия было достаточно времени, чтобы решить проблему.

— Он, например, мог продать квартиру самостоятельно — тогда бы выручил намного больше и смог рассчитаться с долгами. Но ее продали через аукцион, а он не шевелился.

Я и во время суда ему говорила: «Если бы я была на вашем месте, то старалась хотя бы по сто долларов выплачивать, лишь бы решить проблемы». А он не платил ни копейки, но называл себя порядочным человеком.

Вместо $46 000 получили примерно $30 000

По словам Ирины, Юрий задолжал не только их семье: в отделе принудительного исполнения порядка десяти дел, которые тянут мужчину на долговое дно. К сожалению, проверить эту информацию в ОПИ не удалось, однако и сам бизнесмен не отрицает, что сегодня по-прежнему должен многим. Ирина продолжает:

— Таких, как я, уйма. И это не только незнакомые люди — в суде мы встречались с человеком, который прекрасно знает Юрия. Он тоже дал ему в долг, кажется, $5000.

Сейчас мы получили около $30 000. Должны были получить намного больше, но мы не требуем.

Хорошо, что мы хотя бы вернули свои деньги и возместили затраты, которые понесли за все это время. Мы учли проценты за три года, юристов, переезды — буквально все. Остальные деньги от продажи квартиры распределили в порядке очередности исполнительных надписей.

Кто здесь жертва?

Юрий считает, что подписал кабальный договор. В ближайшее время он намерен добиваться пересмотра дела в Верховном суде — мужчина по-прежнему надеется вернуть свою квартиру. «Как можно человека выставить на такие проценты, чтобы он вместо пятнадцати сорок шесть тысяч должен был? Нельзя человека оставлять без ничего», — разочарованно говорит он. Ирина же уверена, что все произошло так, как должно было.

— Я не могу сказать об этом человеке ничего положительного. Он умеет вешать лапшу на уши, рассказывать красочно, как у него получится раскрутить свой бизнес, что осталось чуть-чуть... Мне его вообще не жалко. Он говорит об одной дочке, а у меня трое детей — и старшему ребенку всего девять лет. Он взял у многодетной семьи такую крупную сумму и столько времени возвращает. Это такая нервотрепка была для меня!

Я не спорю, что история с поломкой оборудования могла быть. Но поймите, каждый человек, который хочет начать какое-то свое дело, должен учитывать форс-мажоры. Мне непонятно, зачем он после всего этого снова брал в долг такие большие суммы. Мы тоже не хотели доводить дело до суда, но другого выхода не было.

Я женщина, я никогда не участвовала в судебных распрях. Я за это время и напереживалась, и наплакалась, а он теперь выставляет нас так, будто мы все у него отняли. Говорит о своей дочери, а ей больше 20 лет и она давным-давно здесь не живет. Разве это он жертва?

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Александр Ружечка