0
05 октября 2020 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Максим Малиновский

В Минске достраивают многоэтажку без угла. Мешает «дом-гвоздь», который никак не удается снести

«Дома-гвозди» — так в Китае называют подлежащие сносу здания, жители которых с героическим упорством отстаивают свое право жить там, где живут. В результате их избушки оказываются среди частокола шанхайских небоскребов или посреди скоростной трассы в Гуанчжоу. В Беларуси, где фактически нет частной собственности на землю и государство может в любой момент изъять ее для собственных нужд, вернув владельцу лишь кадастровую стоимость, «дома-гвозди» — редкое явление. Тем интересней выглядит история противостояния жителей частного дома на Тимирязева, 26. Многоэтажка, ради которой его нужно снести, уже почти возведена: застройщик завершает работы по внешней отделке фасада. Не хватает только одного угла — того самого, который должен быть построен на участке с маленькой, невзрачной, но неприступной крепостью.

Как сейчас выглядит место противостояния

В 2019 году в границах улиц Тимирязева — Панфилова — Грибоедова — Татарская начали строить ЖК «Комфорт парк», состоящий из 15-этажного жилого дома и ряда 6—9-этажек. Здесь возводится жилье повышенной комфортности, продавать которое застройщик собирается в готовом виде, безо всякой долевки и облигаций, чтобы клиент видел товар с лица.

Первую очередь из четырех секций застройщик планировал сдать в конце 2020 — начале 2021 года и тогда же запустить продажу квартир. Но сегодня уже очевидно, что вместо четырех подъездов сданы будут три, пусть и с опережением графика. Построить четвертую секцию мешает неснесенный дом.

— Права жильцов по предоставлению им квартир взамен сносимых реализованы в полном объеме в июле 2019 года, — комментирует ситуацию застройщик «Строминвест». — Завершить строительство четвертого подъезда, включающего данный угол, планируется в течение полугода после отселения граждан и сноса. Основываясь на стандартной длительности установленных законом процедур, планируем, что строительство завершится в середине следующего года.

На вопрос, не пострадают ли потребительские качества высотки, возведенной в неестественном порядке, застройщик ответил отрицательно, поскольку еще до остановки строительства проблемной части здания были проведены расчеты и определен план производства работ.

Но выглядит это странно: у фактически готового здания с облицованным фасадом отсутствует целый угол. Сквозь недостроенные внешние стены видна арматура и зашивка из СИП-панелей. Угол здания находится на участке земли, где до сих пор стоит двухквартирный частный дом. Ближе к стройке он уже отселен и выглядит скверно: разбит фундамент, сквозь осыпавшуюся штукатурку видна дранка на фасаде, а рядом на участке — незаросшие рытвины от строительной техники. Жильцы говорят, что однажды ковш экскаватора ударил прямо в стену дома, а забор вокруг участка приходится каждый день подпирать палками, чтобы не рухнул.

Часть дома, в которой все еще живут люди, выглядит несколько приличней: фасад утеплили и подлатали новой штукатуркой. 

Но внутри здания кривизна пола ощущается весьма отчетливо. С началом стройки дом и правда сдал, и это видно невооруженным глазом.

Эта постройка не из тех, в которых жильцы хотят остаться любой ценой. Напротив, они давно бы переехали и вполне согласны с размером компенсации. Но смущают документы и распределение долей, которое способно перессорить даже близких родственников и разорвать самые крепкие семейные узы.

Почему люди не переезжают? История конфликта

Впервые застройщик заявил о себе и своем праве застроить эту площадку еще в 2015 году, правда назывался он тогда немного иначе — «Строминвест-Ратомка». Приступать к строительству фирма не спешила: после накаленного общественного обсуждения, где было озвучено, что почти весь частный сектор в районе Грибоедова — Тимирязева пойдет под снос, все затихло на несколько лет. К теме сноса вернулись только в 2018 году, когда «Строминвест-Ратомка» неожиданно для отселенцев стала СУП «Строминвест». Застройщику заново, без собраний и аукционов выделили тот же участок земли, который он не освоил в первые три года.

— В решении Мингорисполкома указана фирма СУП «Строминвест-Ратомка», а имущественные права реализовывает совсем другая фирма — СП «Строминвест» ООО. И никто не обращает внимания, что строительством комплекса и отселением людей занимается совсем не та фирма, которая по решению Мингорисполкома имеет на это право, — говорит Галина, одна из собственников дома на Тимирязева, 26.

Старый-новый застройщик начинает рассылать жильцам письма с уведомлением о сносе. Жильцы, чьи дома не живы и не мертвы, люди, которые с 1996 года находились в перманентной ситуации «вот-вот снесут», не имея возможности без штрафов и бюрократического ада провести в дом даже воду с канализацией, воспринимают эту ситуацию с готовностью и облегчением.

В доме на Тимирязева, 26, на тот момент жили 4 семьи, или 9 человек. Официально они владеют трехкомнатной квартирой в блокированном доме общей площадью всего 45 кв. м, в реальности — приличным пятикомнатным «таунхаусом» на 80 кв. м. Мансардный этаж построен, но не узаконен.

Так или иначе, в итоге люди получили то, что хотели: участок для строительства частного дома и три квартиры. Объем компенсации их полностью устраивает, но доли распределены так, что новые квартиры грозятся стать не местом для жизни, а полем для ожесточенных баталий.

Претензия жильцов: «Вместо трех отдельных квартир нам дали доли в трех коммуналках»

Если считать метры, предоставленные жильцам взамен сносимого дома, то покажется, что застройщик щедро компенсировал им утрату: по 15 «квадратов» на каждого прописанного — это гораздо больше, чем документальная (45 кв. м) и даже реальная (80 кв. м) площадь их половины дома. Застройщик выделил четырем собственникам три квартиры по ул. Колесникова: две «двушки» по 58 кв. м и «однушку» на 38 «квадратов». Однако каждому собственнику вместо отдельной квартиры или хотя бы выделенных комнат досталось три доли в трех коммунальных квартирах.

— Нам выдали по 15 метров на каждого прописанного, — говорит Татьяна, одна из собственниц дома на Тимирязева, который идет под снос. — Казалось бы, каждый по 15 метров и должен был получить. Но метры разделили не между прописанными, а между собственниками сообразно долям в сносимом доме. Моя тетя живет одна, мама тоже, а у меня и брата по 4 человека в семье. При этом тете и мне предоставили по 45 «квадратов». По сути, она получила метры за моих детей, которым государство по 58-му указу улучшило жилищные условия. Но с какой стати она будет дарить мне то, чем застройщик компенсировал ее долю в собственности?

Имея доли в трех квартирах, в двух из них собственники будут оплачивать налог на недвижимость и «коммуналку» по полному тарифу, будто бы являются хозяевами трех квартир. Хотя в реальности никому в большой семье не выделили даже отдельную «однушку».

Татьяна считает, что продать жилье и разделить деньги сообразно долям в их ситуации почти невозможно: мало кто захочет покупать «раздробленные» квартиры, прослеживать имущественные права каждого собственника и причины, по которым он стал хозяином этого жилья. Люди хотят чистую сделку и минимальные риски.

Последний суд постановил выселить Татьяну, ее сына, мужа и тетю в двухкомнатную квартиру общей площадью 57 кв. м. Брата, его жену и ребенка определили в другую квартиру, а мать Татьяны и ее бабушку — в третью. Неопределенным осталось место жительства ребенка, рожденного в ходе разбирательств жильцов с застройщиком.

Смущает людей и путаница с юрлицами: участок выделен одному застройщику, а осваивает его другой, с похожим названием.

— Пройдет время, и всем станет интересно, почему другая фирма выдавала квартиры вместо застройщика, — продолжает Татьяна. — Единственный документ, который мы получили от «Строминвеста», — передаточный акт, и он не является правоустанавливающим. А БРТИ, которое выдало нам свидетельства о регистрации права собственности на квартиру, не несет ответственности за сделки, а лишь регистрирует их.

Тем не менее районный и городской суды уже приняли решение выселить жильцов частного дома на Тимирязева в выделенные квартиры. Члены большой семьи подали надзорную жалобу в прокуратуру, которая приостановила выселение на время разбирательств. Если действия застройщика не смутят и прокуратуру, у жильцов останется единственный вариант — оспорить выселение в Верховном суде.

Комментарий застройщика

Onliner попросил застройщика объяснить, почему жильцам вместо договора вручили акт приемки-передачи квартир, который не является правоустанавливающим документом, и почему так странно распределены доли между собственниками.

Вот как «Строминвест» комментирует ситуацию:

— Право собственности на жилое помещение удостоверяет не акт, а свидетельство о госрегистрации, выданное БРТИ. Такое свидетельство всеми собственниками получено. Порядок распределения долей в квартирах, выделенных в качестве компенсации, установлен указом президента №58. В частности, доли собственников в предоставляемых квартирах должны соответствовать их долям в сносимом доме, при этом общая площадь предоставленного жилого помещения должна определяться исходя из расчета не менее 15 кв. м на собственника и на каждого члена его семьи, зарегистрированного по месту жительства в подлежащем сносу доме. Оба эти момента соблюдены.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев