«Купили коттедж в Колодищах за $130 000». Куда переселяют жильцов частного сектора в Грушевке

0
16 августа 2020 в 8:00
Автор: Анастасия Данилович. Фото: Влад Борисевич

«Купили коттедж в Колодищах за $130 000». Куда переселяют жильцов частного сектора в Грушевке

Усадебная застройка на проспекте Дзержинского, рядом со станцией метро «Грушевка», долго мозолила глаза всем, кто страшно мечтал ее снести и возвести там парочку «человейников». Однако частный сектор продолжал стоять, а снос постоянно откладывался, пока рука цивилизации все-таки до него не дотянулась. Что сейчас происходит на этом островке сельской безмятежности в самом центре города и что думают о своем выселении жители — в нашем репортаже.

Частный сектор, зажатый улицами Щорса, 1-й и 2-й Землемерной, появился здесь очень давно, еще в 1930-е годы. Тогда о включении этой территории в столичные границы никто и подумать не мог. Но время бежало, город расширялся и захватывал в объятия свои же пригороды. Начали ходить слухи о сносе, но о неизбежности переезда люди старались не думать: слишком грустной и тревожной была эта мысль. Потом власти утвердили генеральный план Минска, который не сулил этим стареньким покосившимся домикам ничего хорошего.

А в 2008 году Мингорисполком выбил зыбкую почву из-под ног местных жителей своим окончательным решением: снести усадьбы и построить здесь многоквартирные дома.

Тем не менее и после 2008-го люди как-то продолжали свое беспокойное существование, наблюдая за тем, как застройщики сменяют друг друга. Одним из первых был «Жилстройкомплект» — эта компания все еще пытается разобраться с долгостроем «Грушевский посад», пока на одного из учредителей заводят уголовное дело по статье о преднамеренном банкротстве. Сейчас на территории частного сектора испытывает свою удачу «ГрандХаузИнжениринг». Пока справляется: на 2-й Землемерной улице почти всех жителей уже выселили (кому-то предложили денежную компенсацию, кому-то — квартиру), строительная техника гудит и разрушает старые постройки, превращая их в груду мусора.

Кто-то остался недоволен

Архитектору Валентину Соколу принадлежал на этой улице дом, в котором он вместе со своей семьей провел последние 20 лет. Рядом с коттеджем уже шумит экскаватор, готовый в любую минуту стереть чужое прошлое с лица земли.

У ворот нас встречает сын хозяина, тоже Валентин:

— Я с родителями уже не живу, но, когда прошлой осенью услышал о том, что все точно уничтожат, накрыла такая тоска, как будто кусок детства отобрали. Месяц грустил, думал: «Как же так?» Потом смирился.

В это время к нам подъезжает и Валентин-старший. Начинает разговор с важного:

— Это преступление — в центре города возводить типовые панельные дома. Здесь стояли срубы, которым по 100—120 лет, их можно было восстановить, замостить улочки, каждый вечер зажигать газовые фонари, открыть ночлежки, трактиры. Получилась бы аутентичная улица, которая была бы интересна горожанам и туристам. Везде эти изюминки сохраняют. А у нас чем застраивают, посмотрите — ну позор!

Он ведет нас во двор, просто утопающий в зелени, чтобы поведать о том, что у него больше всего болит:

— Вот это — западноевропейская туя, а это — кавказский тис, довольно редкий для Беларуси. Грецкий орех растет, черешня, яблоня еще с 1936 года, я ее лечил постоянно. Японский цитрус, канадская ель, уксусное дерево… Я саженцы со всего мира привозил: из Польши, Германии, Нидерландов, Греции, США… Почему бы не оставить все эти деревья тем, кто будет здесь жить? Но это никому не нужно, нужно лишь выжать максимум долларов из каждого квадратного метра. Растения просто пустят под пилу и на их месте посадят в рядок липки.

Архитектор пытался договориться с застройщиком о том, чтобы сохранить это дикое природное разнообразие, но, по его словам, ничего из этого не вышло. Да и в целом отношения с компанией у них не очень простые: Валентин пытался добиться адекватной, по его мнению, денежной компенсации за коттедж, но суд проиграл.

— Разве трехкомнатная квартира с лоджией на 28-м этаже заменит это все? — в сердцах восклицает мужчина, указывая на пустующий пруд на заднем дворике, на деревья вокруг.

Пару дней назад он переехал в новый дом.

Кто-то, наоборот, рад переезду

А мы идем дальше, вниз по улице, мимо пустырей, заваленных хламом, чтобы застать еще кого-нибудь из местных, кто не успел съехать. Ну, или вернулся за вещами. Встречаем Олега, неделю назад покинувшего свою старую деревянную избу, которую еще в 1960-х своими руками возводил его дед и в которой выросло уже несколько поколений.

— Мы компенсацией очень довольны. Купили коттедж в Колодищах за $130 000. Такая сумма получилась, потому что у нас в доме восемь человек жили.

Свой родной район эта большая семья оставляет без особых сожалений: в 1990-е это было плохое место, криминальное, даже таксисты боялись сюда приезжать.

Из глубины соседнего двора к нам выходит и Татьяна. Из окна периодически доносятся недовольные мужские крики «Таня, иди домой!» и «Что ты ерундой занимаешься, помоги лучше!». На все это женщина только отшучивается: «Да подожди ты, вдруг меня крутые продюсеры заметят!» На 2-й Землемерной она родилась и состарилась: сейчас женщине 50 лет, хоть и выглядит она значительно моложе. Дом построила ее бабушка, которую Татьяна досматривала тут до самой смерти, потом точно так же досматривала маму. А еще вырастила здесь дочку.

— Мне было 7, когда первый раз заговорили о сносе. Так что история эта тянется долго. Когда появился первый застройщик, «Жилстройкомплект», люди еще собирали какие-то подписи, обращались в разные инстанции, но нам быстро объяснили, что это решение Мингорисполкома и никто с этим ничего не поделает… Так что мы смирились. Лично меня новый застройщик не обидел. Я переезжаю в дом на улице Верещагина, это совсем недалеко. Там и метраж побольше, и летняя мансарда есть, и гараж вместительный. Сами выбирали. Здесь у меня только половина дома, там тоже.

Кто-то ждет своей очереди

Ирину мы встречаем у колонки. Она живет на противоположной стороне, на углу. Казалось бы, одна и та же улица, разница только в расположении — на левой или правой стороне дороги, а какой контраст решений: дома здесь пока не сносят. Но это только пока. Вроде кто-то из застройщиков уже выкупил землю и собирается построить жилые дома, парковку, офисный центр…

— Некоторые соседи совсем недавно выкупили дома, лет пять тому назад, сейчас сидят на валерьянке, плачут, потому что придется переезжать.

Сама Ирина оказалась здесь не по своей воле: ухаживает за своей матерью, инвалидом второй группы. Мысли о собственном будущем у нее тоже не сказать чтобы радужные:

— Из тех, кто уехал, кто-то, конечно, и улучшил жилищные условия. У кого-то, например, воды здесь не было, кто-то прописал в доме много людей, чтобы получить побольше квадратных метров или хорошую денежную компенсацию. Тем, кто согласился на квартиры, новые не дали, только вторичку. Да и то, чтобы хорошую получить, нужно с застройщиком торговаться. Не все хотят судиться. А новые квартиры давать невыгодно, их можно кому-то продать и заработать денег.

Со словами «Это просто безобразие, что они творят» женщина уходит прочь. А вы уж сами думайте, что именно она имела в виду.

накопительный, исполнение: стандартный, электричество, 30 л, 1.5 кВт, 42 мин, 58.3×34×34 см
проточный, исполнение: стандартный, газ, 20 кВт, 55×32.5×21 см
проточный, исполнение: кран, электричество, 3 кВт, 13.5×12.5×6 см

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Анастасия Данилович. Фото: Влад Борисевич
Без комментариев