Хроника хищного города: как в Европе на новое место перемещают 23-тысячный райцентр

25 844
88
24 июня 2020 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com

Хроника хищного города: как в Европе на новое место перемещают 23-тысячный райцентр

Вряд ли более-менее крупный населенный пункт возник бы в этом месте естественным образом. Суровый по европейским меркам климат и труднодоступность до начала XX века даже у шведов отбивали всякую охоту здесь что-то строить. Однако, как обычно и бывает в таких ситуациях, на помощь пришла экономическая целесообразность. В очередной раз оказалось, что человек может в буквальном смысле сворачивать горы, если ему что-то нужно от природы. Город Кируна на самом севере шведской Лапландии, далеко за полярным кругом, больше столетия стоял на богатейшем месторождении железной руды, но сейчас ему приходится переезжать на новое место. С домами, всей инфраструктурой и, конечно, с жителями. За прошедший век горные выработки под Кируной стали представлять для нее нешуточную угрозу. Уходящие в подземные провалы здания — плохой новостной повод, поэтому во избежание катастрофы шесть лет назад в Швеции началась не имеющая себе аналогов операция. Целый город с 23-тысячным населением переедет на несколько километров восточнее. «Новая Кируна» должна стать идеальным экопоселением, образцовым населенным пунктом XXI века.

Железная руда как национальное достояние

В тихой спокойной Швеции нет нефти и газа, но зато все в порядке с рудами. В XVII веке благодаря собственным полезным ископаемым эта небольшая страна даже смогла стать европейской сверхдержавой. Тогда речь шла о меди. Благодаря большой медной горе, расположенной около города Фалун, Швеция фактически являлась монополистом в поставках этого металла на континентальный рынок. Деньги в казну лились рекой, что позволяло местным монархам вести масштабные войны в Европе. Достаточно вспомнить «Шведский потоп», заливший Речь Посполитую (включая и белорусские земли) кровью, или Великую Северную войну начала XVIII столетия, в которой решалось, кто будет главным на Балтике.

Со временем медь под Фалуном закончилась, претензии Швеции на европейское господство тоже сдулись, но к концу XIX века страна сорвала новый джекпот. В 145 км к северу от полярного круга была обнаружена железная гора Кирунавара.

Строго говоря, о том, что в тех снежных лапландских краях есть железная руда, знали с XVIII века. Однако до некоторого момента разработка месторождения не представляла интереса. Во-первых, Кирунавара находилась на краю земли, в не слишком пригодной для жизни местности, по которой разве что кочевали коренные саамы в компании собственных оленей. Как организовать разработку месторождения в достаточно суровых северных условиях, было непонятно. К тому же руду еще надо было как-то вывезти на «большую землю». Современной на то время экономике хватало более доступного железа. К тому же (и это во-вторых) в кирунаварской руде содержался достаточно высокий процент фосфорных примесей, что делало сталь из нее более хрупкой.

Лишь в 1878 году был изобретен т. н. процесс Гилкриста — Томаса (или Томасовский процесс), позволивший эффективно избавляться от излишков фосфора. К этому же моменту промышленная революция в мире резко увеличила потребность в железной руде, а железные дороги превратились в эффективный способ перемещения грузов из точки А в точку Б.

В подобных условиях появление на севере Швеции крупной горнодобывающей промышленности оставалось лишь делом времени, тем более что цель выглядела крайне привлекательно. В Кирунаваре и под ней находится одно из богатейших месторождений железной руды в мире — гигантское рудное тело длиной около 4 км и толщиной от 80 до 120 м. Это образование, первоначальные запасы которого оценивались в 2 млрд тонн, ко всему прочему располагается в земле под углом в 50—60 градусов и верхним своим краем, той самой горой Кирунавара, выходит прямо на поверхность, что значительно упрощает процесс промышленной разработки.

Рождение города

К 1903 году самая северная в Западной Европе железнодорожная линия Мальмбанан (буквально «Рудная железная дорога») связала лапландское месторождение сразу с двумя портами: шведским Лулео на Балтике и норвежским Нарвиком на Атлантике. Главная задача — вывоз руды — была решена. Параллельно под горой Кирунавара начал расти и город Кируна. Как обычно в таких историях, развитие населенного пункта носило взрывной характер. Если в 1899 году здесь жило всего 18 человек, то уже к 1910-му в городке насчитывалось 7,5 тыс. жителей. Для разработки месторождения была основана компания Luossavaara-Kiirunavaara Aktiebolag (LKAB, по названию двух крупнейших местных гор Луосавары и Кирунавары). Она же принялась активно инвестировать в свой первоначально шахтерский поселок.

Кроме жилых домов строилась и соответствующая инфраструктура: вокзал, церковь, школа, больница, отель, полицейский участок. В 1907 году, всего через 7 лет после основания Кируны, там появился и свой общественный транспорт, сформировавший целую систему, на то время очень прогрессивную. Во-первых, существовал городской трамвай (самый северный в мире), выполнявший перевозки внутри населенного пункта. Во-вторых, заработал и т. н. горный трамвай. Его задачей была доставка шахтеров из Кируны к месту приложения труда, то есть к горе. Наконец в-третьих, был проложен и фуникулер, поднимавший рабочих непосредственно к руднику, разработка которого первоначально велась открытым способом.

Развитие Кируны шло достаточно успешно (с перерывом на Первую мировую, Великую депрессию и несколько забастовок), и своего пика добыча железной руды достигла накануне Второй мировой войны, когда город приобрел по-настоящему стратегическое значение. Суть была в следующем. Военная промышленность Третьего рейха к 1939 году нуждалась в 20—22 млн тонн железной руды в год. Собственные возможности позволяли Германии добыть лишь 10 млн тонн, при этом качество этой руды было низким. Для того чтобы добиться на выходе стали нужного качества, ее необходимо было смешивать с продуктом высокого класса, который можно было лишь импортировать. Основным источником этого важнейшего материала и стала Швеция: в 1939-м, к примеру, она отправила в Германию 10,6 млн тонн руды из 11 млн добытых в Кируне и на других, менее значимых месторождениях страны.

Еще больше значение поставок из Швеции вообще и из Кируны в частности выросло для Третьего рейха после того, как союзники блокировали импорт из других источников (например, Марокко и Испании). Гросс-адмирал Эрих Редер, главнокомандующий Кригсмарине, заявлял:

«Совершенно невозможно вести войну, если флот не сможет обеспечить поставки железной руды из Швеции».

Противники Германии прекрасно это понимали. Уинстон Черчилль, будущий британский премьер, а тогда первый лорд Адмиралтейства, лоббировал проведение т. н. операции «Кэтрин», задачей которой был захват Королевским военно-морским флотом контроля над Балтикой с целью остановки поставок железной руды немцам. В конце концов предложение Черчилля не было принято, и Швеция продолжала снабжать Третий рейх стратегическим сырьем почти до самого конца войны (поставки были остановлены лишь в ноябре 1944-го). Справедливости ради стоит отметить, что такая, прямо скажем, сомнительная с моральной точки зрения политика Швеции в какой-то степени была оправдана тем, что стране удалось остаться нейтральной во время самого масштабного военного конфликта в истории человечества, избежав оккупации и сколь-нибудь крупных человеческих жертв.

После войны процветание Кируны продолжилось. Более того, формально городские права она получила лишь в 1948 году, что по шведским законам позволило существенно увеличить налоговые отчисления от деятельности градообразующего предприятия в местный бюджет. В 1950—60-е, как и почти везде в Швеции, в Кируне развернулась активная модернизация городской среды. Старая застройка подвергалась безжалостному сносу, ее место занимали модернистские коробки по моде тех десятилетий. В городе появился аэропорт, а затем Кируну наконец связала с «большой землей» не только железная, но и автомобильная дорога.

Еще одним важнейшим следствием того послевоенного экономического бума стал уход шахтеров под землю. Гора Кирунавара была окончательно истерзана, содержание руды в соседней Луосаваре оказалось не таким богатым, и в 1960-е годы рудное тело Кируны начали уменьшать (на десятки миллионов тонн в год) уже в подземных условиях. При этом вектор освоения месторождения неумолимо вел под город. К XXI веку оказалось, что западная часть Кируны стоит над масштабными выработками.

Великий переезд

Компания LKAB остается процветающим государственным предприятием, в последнее время ежегодно извлекающим из лапландских недр около 27 млн тонн высококачественной железной руды. Ее еще много. За столетие разработки из-под Кируны достали лишь миллиард тонн, как минимум еще один миллиард ждет своей очереди. Однако этот процесс требует постоянного расширения подземных шахт, и оно идет все дальше вглубь городской застройки. В 2004-м руководство LKAB уведомило муниципальные власти о грядущем очередном увеличении площадей выработок. За прошедшие годы жители Кируны уже привыкли к регулярным подземным взрывам у себя под ногами, но дальше ведение горных работ становилось связано со все большим риском. Под угрозой оказались около 3 тыс. городских зданий, на некоторых из них стали появляться первые трещины. Об образовании провалов «здесь и сейчас», как это происходит в российских Березниках и Соликамске, речь не идет, но все же вероятность такого развития событий в некотором будущем есть, и шведы, конечно, обязаны были обо всем позаботиться заранее.

Перед властями Кируны возникла нелегкая дилемма. С одной стороны, у них был соблазн остановить расширение рудников LKAB, сохранив для местных жителей привычную среду существования. С другой — это грозило остановкой производства, массовыми увольнениями и безработицей в городе. К началу XXI века Кируна уже избавилась от бремени «моногорода». Сейчас непосредственно на LKAB работают лишь около 10% его жителей. В 1970—80-е началась диверсификация городской экономики, и теперь в Кируне есть IT-сектор, она является космической столицей Швеции. Но все же с учетом всех прямо и косвенно завязанных на горнодобычу предприятий (включая развитое машиностроение) удар, который бы нанесло по жителям Кируны закрытие шахт, был бы слишком серьезен.

К 2007 году городской совет после широкого общественного обсуждения принял решение о переносе центра и районов, которые уже оказались или окажутся в перспективе в зоне риска, на новое место. Первоначально рассматривалась площадка к северу от существующей застройки, но и под ней были обнаружены потенциальные запасы железной руды. Поэтому спустя еще три года, в 2010-м, для переезда выбрали участок в 3—4 км к востоку от существующей границы города.

Своевременная постановка задачи позволила отнестись к ее решению со всей возможной обстоятельностью. Следующим этапом стало проведение широкого международного конкурса на генеральный план «Новой Кируны» и отдельных ее ключевых зданий. В 2014 году среди нескольких десятков участников творческого соревнования был определен победитель — консорциум шведского бюро White Arkitekten и норвежцев Ghilardi + Hellsten. Муниципальные власти подкупила основательность их подхода. Проект, получивший название Kiruna 4-ever («Кируна навсегда»), предлагал перспективный план развития города на ближайшие 100 лет.

Концептуальным моментом стала постепенность переезда: ведущий архитектор проекта Микаэл Стенквист сравнил ее с огромной «многоножкой», которая будет не спеша уползать от опасности. Сначала на новое место переедут здания, которые наиболее подвержены риску разрушения. За ними последует вторая волна, третья и так далее, пока весь город не переберется на устойчивую площадку.

При этом местным жителям предложили на выбор три варианта компенсации: или сразу новую квартиру, соответствующую по всем параметрам прежнему жилью, или выкуп текущего жилья по рыночной цене с 25%-ной премией, или, в случае возможности, перевоз существующего дома на новое место. Последний вариант, конечно, самый исключительный и касается лишь тех жителей Кируны, которые обитают в частных домах. Тем не менее с 2017 года уже несколько домов подняли на домкраты и с помощью мощного трейлера переместили на новую точку дислокации. По этой же схеме уже переехали или переедут в обозримом будущем многие из тех двух десятков исторических зданий Кируны, которые после голосования общественности было решено сохранить для потомков.

Однако сохранят и переместят лишь особо ценные постройки, которые в принципе поддаются транспортировке. Например, в 2026 году переезд ждет историческую церковь Кируны. Погрузить ее на трейлер не удастся — здание слишком крупное, но его предполагают разобрать и вновь собрать из оригинальных материалов на новом месте.

Многоэтажную капитальную застройку ждет снос. Такая участь уже постигла местный вокзал, окружающий его квартал и городскую ратушу 1950-х годов, которая оказалась слишком массивной.

Вместе с тем (и это было одним из предложений победившей на конкурсе команды архитекторов) оригинальные строительные материалы, а также предметы интерьера, которые можно сохранить при демонтаже, будут оставлены и использованы при строительстве своих аналогов в «Новой Кируне». Первым крупным реализованным проектом общественного здания там стала ратуша, открывшаяся в конце 2018 года. Эффектный диск с золотыми блоками наверху (отсюда название «Кристалл») спроектировало известное датское бюро Henning Larsen. Ратуша должна стать не только административным, но и общественным центром города. Помимо муниципальных властей внутри разместились выставочные залы, мастерские и прочие пространства, которыми смогут пользоваться все желающие. В качестве же отсылки к «Старой Кируне» рядом установлена часовая башня, которая раньше украшала прежнюю ратушу и была бережно перенесена.

Процесс переезда расписан на годы вперед. Ожидается, что полностью городской центр будет перенесен к 2022-му. В текущем году ожидается завершение строительства около 60 новых домов и трех кварталов нового центра. Параллельно будет вестись снос существующих построек.

«Новая Кируна» должна стать «экогородом XXI века», спланированным и построенным в соответствии с текущим пониманием урбанистики. Четкая квартальная застройка, разнообразие силуэтов, экологичность материалов, широкое озеленение, так необходимое в этих широтах, станут залогом психологической устойчивости жителей, вынужденных менять привычную городскую среду на новую. Отдельные старые выработки будут реконструированы и превращены в туристические объекты. В «Новой Кируне» будет создана эффективная система общественного транспорта, а часть освобожденной от застройки старой территории отдадут под большой парк. В городе появятся новые торговые центры, отели, учебные заведения, больницы, в общей сложности около 700 тыс. кв. м общественных площадей, что очень немало для населенного пункта с населением, едва превышающим 20 тыс. человек.

Более миллиарда евро на переезд выделит LKAB. Остальные средства государство возьмет из альтернативных источников. «Новая Кируна» должна стать не только образцом уникальной инженерной операции, но и примером того, что современный город может гармонично сосуществовать с большой промышленностью. Этот опыт в будущем смогут использовать десятки и сотни других «моногородов» по всему миру, в том числе и в нашей стране.

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com
Без комментариев