589
23 июня 2020 в 20:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Малиновский

«Я не думал, что люди могут так жить». Минский «ипэшник» увидел дом простых пенсионеров и пытается им помочь

За неряшливо прибитой фанерой чернеет сгоревшая когда-то стена. Денег на нормальную отделку у хозяев не было — пришлось нанять местных бездомных, которые так и недомучили этот нехитрый ремонт. Печка валится, потолок течет, пол проседает — так пожилые хозяева живут уже много лет. Недавно они решили провести водопровод и наняли столичного «ипэшника». Он приехал на объект и был тронут тем, в каких условиях обитают эти люди. Максим Усенко подумал, что так жить нельзя, и захотел помочь: собрать деньги, найти таких же небезразличных и привести жилье в порядок. Правда, вдохновить народ у него пока не очень-то получается.

«Я зашел в дом и просто обалдел от всего этого» 

Это не самый запущенный дом, в котором нам приходилось бывать, — некоторые живут и похуже. Хозяева не похожи на маргиналов и алкоголиков — обычные белорусские старички с кучей болячек и маленькой пенсией. У них есть квартира в Минске, дача где-то недалеко и половина дома, у входа в который мы и стоим. Но обстоятельства складываются так, что жить они вынуждены именно здесь, в Моторово.

— В Минске живет дочка с семьей и детьми, они туда ехать не хотят. Раньше они наездами там были, но последние годы живут только здесь. Дочка им помогает как может: продукты привозит, лекарства и так далее. Но привести дом в порядок у них возможности нет. Я, честно говоря, даже не думал, что люди могут так жить. Это же кошмар! Заходите внутрь, сейчас поймете, — говорит Максим и открывает калитку.

Дом разделен на две части. Владельцы второй квартиры когда-то обшили фасад бежевым сайдингом, так что снаружи домик выглядит поприличней. Во дворе сарай, огород, бодрая дворняжка, которую старики когда-то спасли от смерти и приютили.

Максим проводит в прихожую и стучит по дощатому полу, чтобы показать, как он просел. С хозяевами он уже неплохо знаком: за последнее время мужчина несколько раз приезжал сюда и что-то делал по дому.

— Обычно я работаю на дорогих объектах — у меня много богатых клиентов, есть и довольно известные люди. Но, в принципе, я и от обычных заказов не отказываюсь, если есть время. Мне как-то позвонили эти старички, я приехал, зашел в дом и просто обалдел от всего этого. Как в таких условиях можно жить? 

«Когда-то наняли двух бомжей местных. Так они абы что сделали» 

В комнате улыбкой встречает хозяйка. Ее супруг лежит на кровати у печки — в последнее время у него «ноги ходить не хотят», как говорит сам пенсионер.

— Как вы поживаете? 

— А вот как видите, — улыбается мужчина и привстает с кровати.

— Я его гоняю-гоняю, чтобы вставал, — шутливо повышает голос пенсионерка.

— А я не хожу, — тихо смеется старичок.

— А сколько лет вам? 

— Много уже. Ему за восемьдесят. А мне за семьдесят, — кокетничает женщина и представляется. — Я Лилия, а это Леня.

— А по отчеству? 

— А мы молодыми хотим быть!

— Максим говорит, у вас пожар был? 

— Так это в 84 году было. Еще мать покойная была. Запалила печку и пошла в деревню к сыну. Там осталась телевизор посмотреть, а потом они ее привезли, а из трубы уже дым валит. Все сгорело, и ничего не осталось. А мы тут уже 21 год живем.

Когда-то наняли двух бомжей, которые живут тут у нас. Так они абы что сделали. С них толку никакого. Сначала один работает, а второй сидит и сам себя хвалит, что он все тут построил. Потом наоборот: этот гвозди забивает, а второй хвалится сидит. Они половину фанеры прибили и приходить перестали. А потом я вообще их выгнала, потому что беды от них больше. 

— А вы отсюда родом? 

— Не, мы в Минске жили, у нас там квартира. Я бухгалтером работала, а Леня заместителем главного энергетика. А теперь нас из-за заразы в Минск не пускают. Так то за продуктами, то за лекарствами, то в ванную ездили. А теперь и ноги перестали ходить, так что не вылазим отсюда, — говорит Лилия.

Максим показывает дом и говорит хозяйке, что хочет сделать им ремонт. Она смеется.

— И сколько ж это будет стоить? Во даете! Мы инвалиды первой и второй группы! 

— Мы хотим людей найти, чтобы вам помогли, — отвечает минчанин. Лилия отмахивается и смеется — не верит.

«Люди боятся. Думают, что с этими деньгами сбегу»

Недавно Максим создал страничку на MolaMola и разослал сообщения всем знакомым в соцсетях. Из 800 человек откликнулись только трое.

— Меня начали называть мошенником, говорить, что я просто хочу забрать эти деньги. Хотя я каждому предлагал лично приехать сюда и посмотреть, как обстоят дела. Если нет возможности помочь деньгами, можно приехать и поработать руками. Да хотя бы уборку сделать. Пока только две женщины согласились уборку сделать и один известный человек деньги пожертвовал, — разочарованно говорит Максим.

В коридоре висит новый газовый котел Bosch. Максим объясняет, что его купила одна знакомая всем белорусам семья, в доме которой он работает уже много лет. Мужчина открывает переписку с благотворителями и запускает аудиосообщение. Женщина на записи говорит, что не хочет «светиться», иначе потом их просто закидают просьбами о помощи. «Помогли и помогли, — говорит белоруска. — Нас лучше не называть».

Максим писал строительным компаниям, обращался к банкам, застройщикам, магазинам и вообще всем на свете, но пока никто помочь не согласился: все боятся подвоха.

— Я открыл сбор на MolaMola, а через несколько дней у них закрылись все счета. Мне предложили просто оставить в описании реквизиты карты, но люди боятся. Думают, что с этими деньгами сбегу.

— Сейчас столько мошенников, что это неудивительно. Может, вам стоило бы не свою карту оставить, а открыть счет на хозяев?

— Можно и так, почему нет. Я только представления не имею, как это сделать.

— А как вы можете людям доказать искренность своих намерений?

— Я предлагал отчитываться за все траты каждый месяц. Выкладывать детализацию по счету, фотографии всех чеков и дома. Мне кажется, это оптимальный вариант, максимально прозрачный. Но народ все равно боится.

«Характеризовать можем только положительно. Бодрые духом старички»

Мы попытались связаться с дочкой пенсионеров, но женщина на связь так и не вышла. В сельсовете, к которому относится деревня Моторово, пенсионеров давно знают. Отзываются о них хорошо.

— Люди старенькие уже, но подвижные. Такие бодрые духом старички — смеются все время, шутят. Дедушку я уже давно не вижу, во дворе только Лилия Константиновна. Они никакие не алкоголики, ничего такого — только чай пьют, — смеется управделами. — Характеризовать можем только положительно. Про помощь я ничего не слышала, но интересно получается, конечно. 

Читайте также:

Покупайте с оплатой онлайн по карте Visa и выигрывайте iPhone каждую неделю

моторно-гребная, дно: реечное (слань), ПВХ 750 г/кв.м, грузоподъёмность: 380 кг, 2 места
моторно-гребная, дно: без настила, ПВХ 950 г/кв.м, транца нет, грузоподъёмность: 250 кг, 2 места
байдарка, транца нет, грузоподъёмность: 160 кг, 2 места

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Малиновский