852
07 мая 2020 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Максим Малиновский

Продается за полцены. Непростая судьба клубных коттеджных поселков под Минском

Эти проекты должны были стать новым форматом загородной жизни и, как хорошее вино, дорожать с каждым годом. Ведь в отличие от обычных пристоличных деревень с пестрыми избушками и пафосными коттеджами, клубные поселки строились в единой архитектурной концепции, с идеальным асфальтом, мощеными тротуарами, озеленением и шлагбаумом на входе. И не лишь бы где, а среди лучших ландшафтов ближнего пригорода Минска. С богатыми и знаменитыми соседями. Что могло пойти не так? Спойлер: много чего. Показываем жизнь в элитных коттеджных поселках клубного типа, которой хочется и завидовать, и сочувствовать.

Коротко о клубных поселках под Минском

Мода на их строительство пришлась на первую половину 2010-х. Под Минском анонсировали несколько многообещающих проектов, предполагающих единую архитектурную концепцию, централизованные инженерные сети, территорию, закрытую от посторонних. Но в белорусских реалиях тех лет большинство проектов этого формата оказались неудачными.

  • «Ноттингем» так и не стартовал, «Гринвич» превратился в долгострой. Об их судьбе Onliner писал не раз, повторяться не хочется.

  • «Дубровский квартал» в Прилепах попал на кризис и стал долгостроем. После длительного судилища дольщикам пришлось во второй раз оплатить строительство своих домов и кадастровую стоимость земельного участка под ними.

  • «Ясная Поляна» достроена, но спустя 5 лет со старта продаж застройщик продал лишь 80% коттеджей. Поселок строился в единой архитектурной концепции, но многие члены «однородной социальной среды» затеяли реконструкции, руководствуясь принципом «сделаю лучше, чем у соседа».

  • Похожим образом сложилась судьба поселка «Логожеск»: застройщик понял, что типовые коттеджи не востребованы у элиты, и начал продавать голые участки. И хотя этот вывод был сделан 8 лет назад, некоторые коттеджи до сих пор не достроены и не заселены.

Кризис не пощадил ни один из перечисленных проектов. Некоторые владельцы безуспешно пытаются продать свои дома за полцены. Но хватает и тех, кто остался доволен своим выбором, счастливо живет и не собирается ничего менять.

Недавно под Минском началась вторая волна строительства клубных поселков: «Пирс» в Ратомке достроен, «Зеленая гавань» на месте неудавшегося «Гринвича» пока в процессе. Но судить об их успехах и неудачах еще рано.

«Ясная Поляна», которую построили перед кризисом, а продавали после

Этот поселок строился в 20 километрах от Минска на месте старого пионерлагеря. Застройщик ЗАО «Белславинвест» постарался максимально бережно вписать 47 коттеджей в ландшафт: на участках сохранились десятки вековых сосен. Рядом — речка и биологический заказник «Глебовка». По вечерам здесь не услышишь шум с автобана — только пение птиц.

Здесь не продавались котлованы и фундаменты. В 2015 году застройщик сдал проект целиком и выставил все коттеджи на продажу. Но было поздно — начался кризис. Сейчас примерно в 20 домах живут люди, в 10 идут ремонты и реконструкции, еще порядка 10 коттеджей до сих пор не реализованы, хотя прошло уже 5 лет со старта продаж.

Поселок проектировался в едином стиле с типовыми коттеджами шести видов. По замыслу любые изменения и реконструкции, меняющие облик дома, жильцы должны были согласовывать с товариществом собственников. И поначалу они придерживались правил: огораживали участки одинаковыми заборами из горизонтальных металлических реек и не нарушали целостность архитектурной концепции.

Но стремление к равенству — вещь парадоксальная для людей, которые вложили $300—450 тыс. только в коробку дома. Многие жители захотели выделиться из круга равных и сделаться немного «равнее».

Поэтому здесь попадаются достопримечательности: есть коттедж, от забора до забора покрывающий собой весь земельный участок, есть коттедж с крышей из чистой меди (поначалу она ярко горела на солнце, но потом окислилась и потемнела), а есть совсем скромные варианты, даже без благоустройства территории: на террасе перед песком, поросшим клочковатой травой, стоят два старых дачных кресла, велосипеды и коляски, будто здесь живет обычная семья с детьми, а не богачи. 

Детские велосипеды в наличии на складе. Покупайте с оплатой онлайн по карте Visa и выигрывайте iPhone каждую неделю

для мальчиков/для девочек, количество колес: 2, колеса 20'', рама: сталь Hi-ten, вилка амортизационная
для девочек, количество колес: 2+2, возраст: 5–7 лет, колеса 18'', рама: сталь Hi-ten, вилка жесткая
для мальчиков/для девочек, количество колес: 2, колеса 20'', рама: сталь Hi-ten, вилка жесткая

Возможно, когда закончатся все реконструкции, по «Ясной Поляне» можно будет ходить как по музею, рассматривая и впечатляясь фантазией местных жителей и их стремлением выделиться из «однородной социальной среды».

Кроме вечной стройки, идиллию загородной жизни нарушает электрический кабель, неаккуратно висящий на бетонных столбах. Застройщик обещал, что кабель уйдет под землю, но теперь это забота товарищества собственников, и далеко не все его члены готовы скинуться на недешевое улучшение.

На въезде в «Ясную Поляну» есть мини-магазин. Ассортимент там скромный, но вполне подходящий для тех, кто в основном закупается в минских гипермаркетах. Чуть справа за забором — облагороженный берег реки Волма. Порядок здесь навели хозяева трех соседних коттеджей (говорят, в них живет руководство компаний «Белита» и «Витэкс»).

Среди первых жильцов «Ясной Поляны» были два известных спортсмена: велосипедист Василий Кириенко и футболист Тимофей Калачев. С 2010 года Калачев играл и жил в Ростове, а в Беларусь собирался вернуться после завершения карьеры. Но судьба сложилась иначе: семья Тимофея осела в Ростове, а дом выставили на продажу.

— В доме пожили 10 раз на выходных. А потом семья переехала в Россию. Для него там все стабильнее и перспективнее, — говорит друг Тимофея Александр, который занимается продажей коттеджа. — Но ремонт здесь делали для себя, и денег, конечно, не жалели. Как думаете, сколько стоит этот стол?

— $4000? — стараемся не продешевить мы.

— $11 000! — шокирует Александр. — Вся мебель итальянская, хозяин все покупал в «Сквиреле», с наценкой. Одна плитка на дом обошлась в $50 или $60 тыс. Кованое зеркало ручной работы в прихожей — около $5 тыс., ванная — около $11 тыс. Задумка была лежать в этой ванне и наблюдать за звездами через окно в крыше. Честно говоря, уже плохо помню те цены. Коробка дома с подведенными коммуникациями и песком вокруг обошлись в $450 тыс. (без разводки отопления, электричества, воды, без отопительного котла, без благоустройства участка, даже без забора), а на ремонт ушло еще $400 тыс. Но кризис никого не пощадил. Сейчас коттедж продается за $530 тыс., и хозяин готов идти на хороший торг.

У застройщика цены ниже — от $270 до $300 тыс. по курсу, но дома продаются в состоянии полуфабриката, и неизвестно, сколько потянет ремонт с благоустройством.

«Дубровский квартал», который возрождается из долгостроя

Непросто сложилась судьба «Дубровского квартала» — поселка в деревне Прилепы в 28 километрах от МКАД. Место здесь живописное, с участков открывается роскошный вид на Дубровское водохранилище. В 2011 году мечты о доме здесь продавались по $1,5 тыс. за квадрат. Кто-то из покупателей успел внести $200 тыс., кто-то — лишь $60 тыс. В 2013-м людям уже должны были выдать ключи от новеньких коттеджей, но вместо них судьба преподнесла долгострой и три года судов.

Как и почему все случилось — Onliner разбирался в 2017 году. Уже тогда шли суды и проверки. В 2018-м все закончилось: ни ДФР, ни ОБЭП не нашли в действиях директора застройщика ЗАО «Дубровенское» Аллы Костючик злого умысла и преступной халатности.

Сейчас из 59 домов во всем поселке заселен один, с десяток находится на финальной стадии готовности. Некоторые дома еще не выбрались из фундамента, на месте других стоят только стены. Тем не менее работы идут: теперь не застройщик, а каждый собственник достраивает свой дом за свой же счет. Будущие жильцы сбрасываются только на инженерные сети и благоустройство.

Вкладчики ЗАО «Дубровенское» отсудили у застройщика земельные участки с недостроями и разделили сообразно вложенным средствам. Далеко не все участки, нарезанные под строительство коттеджей, были реализованы, поэтому некоторым дольщикам вместо готового коттеджа достались, например, два участка с фундаментами. Есть вкладчики, которым принадлежат по 8—10 участков с долгостроями.

Но это не значит, что у людей есть шанс отбить вложения. Ведь им пришлось во второй раз не только оплатить строительство дома, но и компенсировать кадастровую стоимость земельного участка под ним — $403 тыс. за весь поселок.

Сейчас из 60 домов, входящих в состав «Дубровского квартала», порядка 30 строятся собственниками «для себя», остальные — на продажу. Каждый нанимает свою бригаду за свой же счет. Но все придерживаются одних и тех же принципов: достраивают дома в том виде, в котором они когда-то проектировались, и продают только на финальной стадии строительства.

Вадим является руководителем ООО «Прилепы-Инвест». Компании принадлежат порядка 8 домов, которые строятся на продажу. Проект назвали по-своему — «Дом у озера». Свой собственный дом у озера Вадим достроил, уже заселился в него и доделывает там ремонт. Не поминает прошлое и не подсчитывает напрасные расходы.

— Не хотим мы отвечать на вопросы о том, сколько денег вложили в эту стройку. Три года судились, и если нужен рассказ, как все было плохо, — то это не к нам, — говорят они хором с женой. — Можем рассказать, как у нас все хорошо. Мы здесь живем, доделываем ремонт, нам здесь очень нравится.

— Все, что вы видите, сделано за прошлый год, — с гордостью говорит Вадим. — Восемь домов уже достроены, люди в них делают ремонты. Рассчитываем, что к новому году в поселке будут проведены все коммуникации и 8—12 домов уже будут заселены. А что касается Аллы Костючик — у нас к ней нет вопросов. Что было — то было. Сейчас она реально помогает. Знаете, как много проверок было за эти годы? Она заключала договоры в белорусских рублях по курсу 2,6 рубля за доллар. А потом в один момент курс подскочил до 9 рублей, затем до 14,5. В этом разбирались и ДФР, и ОБЭП и не нашли никакого злого умысла. Люди стараются все это забыть, мы дружно строим дома и скоро будем счастливо жить в красивом поселке.

«Логожеск», в котором есть церковь, но нет детской площадки

«Логожеск» позиционируют как первый в стране клубный экопоселок, эдакая «белорусская Швейцария» в 20-минутной близости от Минска, с одинаковыми домами из клееного бруса. Концепция предполагала строительство всех домов по типовым проектам. Но оказалось, что типовые дома у элиты не слишком востребованы. Когда застройщик это понял, то приостановил строительство коттеджей и начал продавать голые участки за $110—120 тыс.

В 2012-м готовые типовые дома без отделки продавались здесь за $450 тыс. Но через 3 года случился кризис, и с тех пор цены на жилье так и не вернулись к уровню «сытых» лет. Особенно это подкосило элитные объекты на 400—600 «квадратов». Сегодня один из типовых коттеджей — тот, на котором висит растяжка «Продается», — выставлен за $210 тыс.: 3 этажа, 430 квадратных метров, 20 соток земли. Получается $500 за «квадрат». Но очередь из покупателей почему-то не выстроилась.

В «Логожске» остался один голый участок и 6 строящихся домов. Остальные сданы и заселены — оно и понятно, ведь прошло не меньше 10 лет с начала стройки.

Несмотря на то что многие коттеджи здесь возводились по индивидуальным проектам, они выдерживают архитектурную концепцию, которую можно охарактеризовать как «огромный деревянный терем с каменным цоколем». Выглядит все это не очень современно, но благородно и интересно.

Все, что делается в поселке «Логожеск», спонсируется жильцами через товарищество собственников, созданное в 2016 году. Поэтому озеленение и благоустройство здесь на высоте: на территории комплекса разбит живописный парк, есть своя деревянная церковь, а остальные блага (например, детская площадка, спортзал, воркаут-комплекс) внутри поселка жильцам, по-видимому, не нужны, ведь за забором — горнолыжный комплекс «Логойск», где всего этого в избытке.

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев