3200
29 ноября 2019 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий

«Это первый случай в истории страны». Белорусы продали дом, а теперь должны вернуть покупателю 36 тысяч рублей

Надежда и Дмитрий перебрались в Беларусь из-под Санкт-Петербурга. Сперва российские пенсионеры поселились в Минске, потом решили переехать за город и присмотрели аккуратный домик в частном секторе Червеня. Супруги продали минскую «трешку», заплатили $45 000 по курсу и стали осваиваться на новом месте. Какое-то время обе стороны были довольны сделкой, но в первую же осень все изменилось: пенсионеры стали жаловаться на недостатки строительства и подали на продавца в суд. После долгих разбирательств дело получило неожиданный финал: продавца обязали вернуть пенсионерам около 36 тыс. рублей. Рассказываем о судебном прецеденте, который может многое изменить.

Коротко. История конфликта без эмоций

  • Эта история началась летом 2017-го. Обычный дом, обычная цена, обычная сделка — все как у всех. Надежда и Дмитрий несколько раз приезжали в Червень, чтобы посмотреть на продаваемый дом вживую. Соотношение цены и качества их, видимо, устроило — они довольно быстро согласились на предлагаемые условия.
  • Конфликт начал назревать через несколько месяцев после подписания договора, когда Беларусь накрыли осенние дожди. Новые хозяева стали жаловаться на протекающую крышу, говорить, что со временем выявили конструкционные недостатки, и требовали от продавца решить проблемы. Когда конфликт перешел за черту взаимопонимания, россияне обратились в суд.
  • В общей сложности разбирательства длились больше двух лет. Сперва новым владельцам отказал в иске районный суд, потом областной, но настойчивые супруги не останавливались и продолжали искать правду. Пенсионеры дошли до Верховного суда, который принял неожиданное решение: направить дело на повторное разбирательство, но на этот раз — в суд города Березино.
  • На «втором круге» судебных тяжб все решилось куда быстрее: после трех заседаний продавца обязали вернуть чуть больше 36 тыс. рублей — почти половину стоимости всего дома. Эти деньги должны покрыть расходы по переделке кровли, а также решить проблемы с проводкой, канализацией.
  • Другая сторона, очевидно, с таким положением дел не согласна. Проигравшие дело супруги уверены, что недостатки можно найти абсолютно в любом старом доме: о каких строительных технологиях может идти речь в случае с частным домом, построенным полвека назад?

Версия продавца

В доме на окраине Червеня Ольга Михайловна прожила почти тридцать лет. Они с мужем купили его еще в 1986-м. Старенькая постройка долгие годы не ремонтировалась: покойный хозяин много болел, а потом и вовсе оказался парализован. После смерти мужчины в жизни Ольги появился Виктор. Он решил привести жилье в порядок и затеял масштабный ремонт.

— Витя всю жизнь работал строителем. Мы с ним дом этот строили вы б только знали как! Хотели для себя его сделать, старались, до трех часов ночи пахали как ишаки, — эмоционально рассказывает Ольга Михайловна. Виктор стоит рядом, крутит в руках сигарету и показывает мозолистые ладони.

— Вот кто работал всю жизнь! Я вот этими руками все сделал! А теперь каким-то с… — срывается мужчина и убегает во двор.

— Витя расплакался, потому что все его руками создавалось. Он очень тяжело все это переживает, — продолжает хозяйка и пытается рассказать историю целиком.

Сейчас семья живет в другом частном доме, который находится буквально в двух минутах езды от проблемной постройки. Этот коттедж достался Ольге от свекрови после смерти мужа. Женщина решила продать один из домов, а вырученные деньги отдать детям.

— Тут почти двадцать соток. Садила там грядки — садила тут грядки, стройка тут — стройка там. Мне тяжело было. Дом, в котором мы сейчас находимся, был вообще ни о чем. Тут жили старики, которые никогда ничего не делали — может, два раза покрасили потолки только. Мы все отремонтировали и дали объявление.

Мне хотелось его продать, потому что у меня трое детей и все болтаются без жилья. Хотела хоть какой-то им дать в жизни старт, — едва сдерживает слезы пенсионерка.

Женщина говорит, что риелтора они не нанимали и решили пробовать продать дом своими силами. Сперва они просили нескромные $70 тыс. («потому что некоторые у нас и по сто тысяч продавали»), потом скинули ценник до $60 тыс., а после остановились на честных $45 тыс. по курсу.

— К нам приехали эти россияне. Сначала без риелтора. Их все-все устроило, они прямо влюбились в наш дом и умоляли не продавать его. Все посмотрели, слазили на крышу. В течение месяца они несколько раз звонили, потом еще раз приехали сами, а на третий раз — с риелтором. Они даже не торговались, хотя мы бы, может, и скинули немножко, — продолжает наша собеседница.

По словам Ольги, вскоре после заселения новые хозяева начали звонить с просьбами помочь в решении мелких бытовых проблем: разобраться с газовым котлом или пробить канализацию. Потом, однако, соседское общение прекратилось.

— Они неоднократно меня вызывали. Мы без вопросов помогали, Витя приходил. Но потом они начали наглеть. Звонит мне [Надежда]: «Когда Витя явится? Немедленно!» Я ей сказала, что Витя больше не явится. Она начала закидывать нас претензиями, говорить, что ее топит. Но почему летом не топило? Почему нас не топило? — возмущается Ольга.

— Они на суде говорили, что у них крыша течет, как решето. Но как они тогда жили там? И почему у них потолок не пожелтевший? Уже после покупки они жаловались, что возле дверей у них «порвана стена» (речь идет о деформации листа гипсокартона. — Прим. Onliner). Когда они в ноябре Витю позвали, там от потолка до пола была сплошная дыра! Потому что они вместо легких стеклянных дверей поставили две металлические — конечно гипс не выдержал, — рассказывает женщина и показывает фотографии интерьера, сделанные для объявления о продаже. На них никаких дефектов не видно.

— Хлопцы, я строитель сам. Кончал Червенское ГПТУ, плотник четвертого разряда. Я был бригадиром даже! И я вам скажу, что там обычная холодная терраса, там гипсокартон был, который повело, конечно, с дверями этими! — добавляет Виктор.

Супруги говорят, что их буквально закидывали претензиями: новые хозяева жаловались на канализацию, потрескавшуюся штукатурку на фундаменте. Позже все эти претензии были зафиксированы в заключении частной экспертизы, которую заказали россияне.

— Она, как только в эту хату заселилась, рассказывала мне: «Я такая по жизни скандальная, я всех директоров в России строила». А я значения этому не придала… А уже когда у них начались проблемы, она сказала: «Вы на меня будете три года пахать», — а я не поверила, — вспоминает женщина.

Версия покупателя

Мы приезжаем к дому, за который так долго пришлось воевать. Это обычный белорусский дом: желтый сайдинг, зеленый забор из металлопрофиля, перепаханный огород. На пороге встречает новая хозяйка, зовет в дом и с удовольствием рассказывает о конфликте. Говорит, и сама хотела обратиться в СМИ, чтобы рассказать о необычном случае.

— Мы сюда сбежали от внуков, от детей, потому что мы их вырастили! — честно объясняет причину своего переезда Надежда. — У мужа дети, у меня дети. У него внуки, у меня внуки. Когда у них все хорошо, они к нам — раз в гости! «Давайте шашлык, давайте у вас погуляем, готовьте нам пожрать». А как уехали — все, мама, убирай. Мы подумали, что сюда они часто ездить не будут.

Надежда рассказывает стандартную историю среднестатистического россиянина: отдыхали в белорусских санаториях, полюбили страну, на старости лет решили перебраться насовсем.

В 2013 году они продали квартиру в Гатчине (Ленинградская область) и купили «трешку» в Минске. В столице им нравилось, но через несколько лет жизни в квартире Надежда столкнулась с серьезной для современного человека проблемой: она здорово поправилась.

— Отдыхали мы хорошо: на концерты ездили, в рестораны ходили, около телевизора сидели… Смотрю — 85 килограммов. И никак не скидывается. Я сразу мужу сказала, что мне нужна своя земля, где я буду работать, — рассказывает женщина.

— Муж нашел через интернет этот домик. Мы увидели, что сначала он стоил $80 тыс., потом $60 тыс., а в конце вообще $45 тыс. Ну а на халяву и уксус сладкий!

— А снаружи он красивый, — добавляет хозяин.

— Красивый, кто ж спорит, — соглашается женщина. — Только крыша ведь неправильно уложена. Это и снаружи видно, просто мы дураки.

По словам Надежды, буквально через две недели после переезда у ее супруга случился инсульт. Его положили в одну больницу, потом в другую, потом в реабилитационный центр, а по возвращении у них и начались проблемы.

По их словам, сперва вода потекла из отверстия под лампочку на террасе. Надежда рассказала об этом прошлым хозяевам, после чего Виктор согласился помочь.

— Ушел Витек, я звоню и говорю, что опять течет. Я, как женщина, соображать не соображаю, но, думаю, полезу-ка я на крышу и посмотрю, как там все сверху смотрится. Залажу, а там все течет! У меня куча фотографий есть! — говорит Надежда.

Наши собеседники утверждают, что после этой встречи прошлые хозяева перестали снимать трубку и выходить на связь.

— И тут я встречаю Ольгу Михайловну в магазине, говорю про крышу. А она так стала и в ответ: «Нечего было металлические двери ставить! От этого и течет». Я ей и сказала, что буду в суд подавать. Написала в горисполком, сходила в отдел по защите прав потребителя, где мне задали странный вопрос: «А вы когда в секонд-хенде вещи покупаете, тоже их меняете?» Я хотела поругаться, но не стала. Потом мне объяснили, что нужно идти в суд — другого выхода нет, — рассказывает женщина долгую предысторию.

Потом были долгие попытки решить конфликт при помощи специалистов из различных ведомств, однако в конечном счете избежать суда все же не получилось. По словам Надежды, знающие люди уверили ее, что крыша построена совершенно неправильно, однако документальные подтверждения в суде как первой, так и второй инстанции у нее не приняли. В результате оба суда Надежда и Дмитрий проиграли, а вот Верховный суд посчитал, что в деле стоит разобраться еще раз.

Надежда говорит, что на этот раз уже после трех заседаний суд первой инстанции вынес решение: взыскать с продавца 36 700 рублей.

Первая и последняя страницы мотивировочной части
— Я вообще врать не умею и не буду. Я адвокату уже говорила: я девять судов выиграла, — гордо заявляет Надежда и соглашается показать недостатки, которые выявила экспертиза: кровлю, канализацию, проводку, баню. — Мы хотим, чтобы этот дом остался и нашим детям. Денег мы пока не получили, это будет долгая история.

Почему эта история важна

В ближайшее время Ольга Михайловна планирует подавать жалобу на риелтора, который помогал совершить сделку: по ее мнению, мужчина выполнил свою работу не в полной мере, что привело к серьезным последствиям. Сдаваться она не намерена.

— Сейчас я снова должна буду заплатить 950 рублей госпошлины. Это огромные деньги для меня, я пенсии 300 рублей получаю. Но что делать, придется. Я вообще в шоке от всех этих сумм. Разве поправить крышу стоит $15 тыс.? Ну тысяча, ну две! Не понимаю, — огорчается Ольга Михайловна.

Причастные к делу юристы говорят, что не помнят ничего подобного в белорусской судебной практике: едва ли кому-то удавалось вернуть часть денег за уже приобретенное жилье. Если это действительно так, история может стать судебным прецедентом (источником права). Вопрос только в том, кто этим правом будет пользоваться: пострадавшие от рук недобросовестных продавцов или мошенники, наживающиеся на чужой доверчивости.

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий