UPD
236
01 ноября 2019 в 15:32
Автор: Евгения Штейн. Фото: Денис Гарадзе

«Это не взятка, а деньги на отпуск». Женщина, которая подарила главному архитектору Минска $4000, предстала перед судом

Сегодня в суде Заводского района слушается дело бывшего главного архитектора Минска Павла Лучиновича и индивидуальной предпринимательницы Нонны Гришиной, которая, как считает следствие, дала ему взятку за благоприятное согласование проекта. Onliner присутствует в зале суда.

Накануне суда стало известно, что Павел Лучинович по состоянию здоровья отпущен из-под стражи под залог. Из-за инфекционного заболевания у него была парализована нижняя часть тела, он пережил сложнейшую операцию на позвоночнике и попал в реанимацию. В суде он тоже по состоянию здоровья присутствовать не смог. По той же причине он не смог присутствовать в зале суда. Представитель Лучиновича подала ходатайство на приостановку слушания до его выздоровления, поскольку Павел Сергеевич находится в тяжелом состоянии, но настаивает на своем присутствии при рассмотрении дела.

Состояние Лучиновича

Представитель Павла Лучиновича зачитала текст ходатайства, из которого стало более очевидно, в каком состоянии находится здоровье и самочувствие ее подзащитного.

— Подзащитный после объявления ему об окончании предварительного расследования приступил к изучению его уголовного дела в 22 томах. В августе он изучал материалы уголовного дела, прочитав из всего объема 4 тома. Но 30 августа заявил о том, что испытывает сильнейшие боли в спине и по данной причине не в состоянии продолжать изучение материалов уголовного дела, адекватно воспринимать и оценивать их содержание и смысл.

Второго сентября у Лучиновича отнялись ноги, он был госпитализирован в 5-ю городскую клиническую больницу, где 3 сентября было произведено исследование (магнитно-резонансная томография), по результатам которого был установлен диагноз (диагноз перед публикой не озвучивали. — Прим. Onliner). 4 сентября Лучинович был экстренно прооперирован. Сложнейшая нейрохирургическая операция на позвоночнике длилась почти 6 часов, после чего он был помещен в реанимационное отделение больницы. По данным обстоятельствам он не мог надлежаще продолжить изучение материалов уголовного дела, но подписал соответствующий протокол, поскольку в своем тяжелейшем состоянии нуждался только в покое и постоянной медицинской помощи, а также поддерживал ходатайство защиты об изменении меры пресечения.

Таким образом, он в силу состояния здоровья не имел возможности ознакомиться с материалами уголовного дела до конца и выработать по результатам данного изучения свою объективную позицию. В настоящий момент наш подзащитный остро нуждается в проведении глобальных реабилитационных медицинских мероприятий, без которых ему угрожает инвалидность и полная неподвижность. По состоянию своего здоровья он не может присутствовать в судебном заседании по рассмотрению уголовного дела в качестве обвиняемого, излагать свою процессуальную позицию и реализовать в полной мере свое право на защиту.

При этом Лучинович категорически настаивает на своем обязательном участии при рассмотрении уголовного дела в его отношении и в отношении Гришиной. В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом судебное разбирательство уголовного дела судом первой инстанции происходит при обязательном участии обвиняемого, за исключением некоторых оснований, под которые не подпадает ситуация Лучиновича. При этом наш подзащитный настаивает на своем обязательном и личном участии при рассмотрении уголовного дела в суде с целью реализации своего права на защиту, — рассказала в зале суда Елена Чарей, адвокат Павла Лучиновича.

Суд принял решение отложить рассмотрение дела в отношении Лучиновича, но начать слушание дела в отношении индивидуальной предпринимательницы Нонны Гришиной, которая передала ему материальные ценности за благоприятное решение вопроса по согласованию проекта.

О каком проекте идет речь

До сих пор Следственный комитет не озвучивал подробности уголовного дела в отношении Павла Лучиновича. В зале суда впервые прозвучали конкретные адреса и названия проектных организаций.

По данным следствия, Гришина неоднократно обращалась к Лучиновичу по вопросам возведения административного здания по ул. Смолячкова, 14а, и фитнес-центра по ул. Розы Люксембург, в частности, по вопросам корректировки ПДП на здание по ул. Смолячкова. А Лучинович, действуя в ее интересах, с января 2017 по март 2019 года консультировал собственников здания, осуществлял внеочередные приемы по данным вопросам. С апреля 2017 по март 2019-го требовал от комитета архитектуры внести изменения в проект детального планирования территории в границах улиц Козлова — Платонова — Гикало — Золотая Горка, поручал специалистам комитета подготовку писем для ведомств по данным вопросам.

В результате действий Лучиновича ПДП был изменен и на общественное обсуждение вынесен другой детальный план на эту территорию, включающий шестиэтажное современное здание, где должен разместиться офис одной из айтишных компаний (на нулевом и первом этажах предполагался паркинг). Общая площадь здания, которое должны были построить на месте старенькой двухэтажки, — 3390 квадратных метров. Проект разрабатывала студия «Арх-Нуво».

За благоприятное решение этого вопроса Гришина передала Лучиновичу вознаграждение в эквиваленте $4000, а также чай, специи, ром и крем. Подсудимая отрицает, что эти материальные ценности были взяткой, и не признает свою вину.

Показания Гришиной

Кем во всей этой истории выступала подсудимая Гришина? По ее словам, она является профессионалом в сфере недвижимости с 20-летним стажем. И оказывала владельцам здания на Смолячкова, 14а, консультативные услуги по вопросам согласования проекта его реконструкции. Предложение об этой работе к ней поступило в январе 2017 года от директора архитектурной студии «Арх-Нуво» Олега Воловича.

— В январе 2017 года Олег Волович познакомил меня с владельцами здания на Смолячкова. Мне принесли все документы, я забрала их на изучение. Очень давно я не видела такого уникального договора аренды на землю. Земля была арендована на 46 лет. Они получили возможность делать реконструкцию на своем участке, но им сказали, что объекта нет в ПДП. Мне этот объект был интересен, я видела, что проект уникален, объемное решение прекрасно. Я пришла к разработчику ПДП Шумяче. Сразу увидела эти домики, вставку, которую они решили между этими домиками воткнуть, и стояночку разместить. Он мне сказал: государство имеет право взять и забрать землю для своих нужд. Я спросила: из каких соображений вы решили обнулить ситуацию? Где документооборот? Мне обращаться в суд? В общем, я приняла для себя решение, что буду работать по этому объекту, подписала договор, они заплатили аванс, и я пошла на войну в комитет. Потому что была полностью уверена в их правоте. 

— В чем заключалось ваше общение с Лучиновичем по данному проекту? — задает вопрос прокурор.

— Один раз этот объект обсуждался на совещании с участием Лучиновича, и второй раз на личной встрече по другому вопросу я спросила у него, что означает представление, которое мы получили. Я не обращалась к нему за помощью в подготовке документов и не торопила в принятии каких-либо решений.

— Когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с подсудимым? В каких были отношениях?

— Я больше 20 лет знакома с отцом Лучиновича. А с самим Павлом Сергеевичем я познакомилась, когда он уже работал в комитете архитектуры, примерно в 2015—2016 году. Мы читали одинаковую литературу, слушали одну музыку, но очень редко встречались, дружескими отношениями это не назовешь. Ну встретились в кафе, про концерт джазовый поговорили. С учетом того, что я за последние два года была в стране в течение 4 месяцев, мы за год встретились примерно восемь раз.

Подсудимая часто путалась в показаниях, забывала вопросы, которые ей задавали, и производила впечатление человека, глубоко интересующегося эзотерикой.

— Я ему присылала свои стихи из Индии, фотографии. Он мне как сын уже был. В основном переписка была такого характера… как передача красивой силы. Он мне жаловался на боль в спине. Говорил, что не может больше терпеть. Я говорила: ну как не можешь? Пять раз болит, а на шестой не болит. Нужно выдержать всего пять раз!

После того как здание на Смолячкова включили в проект детального планирования, я приняла для себя решение, что больше я этими вопросами заниматься не буду, что я хочу преподавать йогу в Индии. Когда я находилась в Индии, мне приходили мысли отблагодарить Павла Сергеевича за то, что он слушал и слышал, что стал мне как сын. Я знала, что он болеет, и очень хотела, чтобы он отдохнул.

Перед поездкой в Индию я отдала все свои банковские карточки сыну, чтобы он пользовался моими деньгами по необходимости. У него были проблемы с бизнесом, а в Индии мне не нужны были деньги, у меня там есть заработок. Но все, что я зарабатываю в Индии, я трачу в Индии, а в Беларусь возвращаюсь без денег.

Я жила там с конца ноября 2018 года. 14 марта я вернулась в Беларусь. Встретилась с Воловичем (глава студии «Арх-Нуво». — Прим. Onliner) и рассказала ему о своем решении. Потом приехала к сыну и повздорила с невесткой. Мне очень не понравилось ее поведение. И я приняла решение забрать свои деньги, потому что меня разозлила эта ситуация. Я спросила у сына: «У тебя остались деньги?» Он ответил: «Ну, $4000 есть». — «А тебе нужны?» — «Нет». И я забрала у него эти деньги наличными. Потом я долго сидела в ресторане и переписывалась с невесткой, вставляла ей мозги. И думала: сколько ни давай детям — это бесполезно. Мне захотелось отблагодарить Лучиновича, который был мне как сын. Отправить его на отдых на Мертвое море. Чтобы он отдохнул и полечил спину. Но как я куплю ему путевку?

Еще в Индии я купила для Павла Сергеевича кучу презентов. Коньяк, чай, разные специи с плантации. Этот пакет был у меня в машине. Чай был в мешочке с бисером. И туда же я положила $4000, которые мне отдал сын. 

Затем я позвонила Лучиновичу и попросила о встрече на выходных: «Вы никогда у меня не были, может, заедете?» Мы встретились, зашли ко мне домой и минут 40 разговаривали на кухне. Когда я передала ему пакет, то сказала, что в пакете специи, ром, мешочек с чаем и сюрприз, но не уточняла, что именно, и он туда не заглядывал. Я предложила ему чай «Дарджелинг», который привезла из Индии. Он сказал: «Нет, не надо», и я ответила, что напишу ему рецепт, как его заваривать. Когда он собрался домой, в прихожей я дала ему индийский крем, попросила передать маме. Напоследок я сказала ему, что ему обязательно нужно отдохнуть и влюбиться. Лучинович взял пакет и уехал. Понятие «взятки» я в любом случае не признаю.


Лучиновича, возглавлявшего комитет архитектуры и градостроительства более четырех лет, задержали в марте этого года в Минском районе. Чиновник обвиняется в коррупционном преступлении: получении взятки в размере $4 тыс. от предпринимательницы. По данным МВД, деньги передавались за благоприятное решение вопросов по согласованию проектных решений. Лучиновича судят по части 1 («Принятие взятки должностным лицом») и 2 («Получение взятки повторно, либо путем вымогательства, либо группой лиц по предварительному сговору, либо в крупном размере») статьи 430 УК РБ, санкции которых предусматривают до 10 лет лишения свободы.

Власти города до сих пор не могут подобрать кандидатуру на должность нового главного архитектора Минска. В мае председателем комитета был назначен Алексей Мартынов, однако он покинул свое кресло, не проработав и месяца.

Автор: Евгения Штейн. Фото: Денис Гарадзе