«Жили 7 лет, потратили больше $30 000». Сколько денег белорусы оставляют в съемных квартирах и как в итоге решают жилищный вопрос

1256
07 августа 2019 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Максим Малиновский, из архива героев публикации

«Жили 7 лет, потратили больше $30 000». Сколько денег белорусы оставляют в съемных квартирах и как в итоге решают жилищный вопрос

Аренда простенькой «однушки» в Минске обходится в $250 за месяц. За десять лет жилец такой квартиры беднеет, а хозяин богатеет на $30 тыс. Сегодня мы публикуем замечательные истории людей, которые отдали огромные деньги за съем чужого жилья, не став ни на йоту ближе к собственному, и выясняем, как им все-таки удалось решить жилищный вопрос.

Коротко. О чем тут речь

Зачем вообще снимать квартиру, если можно купить ее в кредит?

Конечно, не из юношеского максимализма или боязни попасть в кабальное рабство. Мало кто принципиально не берет кредиты у «банков-людоедов». Но кредиты на жилье выдают не всем и далеко не на целую квартиру. При среднем заработке ($500—700) даже скромную «однушку» в кредит можно купить только при наличии $20—30 тыс. наличными.

Есть и другой момент, серьезно омрачающий стройные планы молодой семьи на 20-летнюю ипотеку. Дело в том, что у молодой семьи нет этих 20 лет. Сегодня их двое с зарплатами по $500 и они могут спокойно отстегивать по $300—500 каждый месяц, но завтра захотят завести детей и станут семьей из трех человек, которая живет на $500—700 в месяц, причем бо́льшую часть этой суммы придется отдавать «банку-людоеду».

Что же остается семье со средним достатком? Отложить рождение детей на 20 лет, когда кредит будет выплачен, долги — закрыты, а молодая жена выйдет из фертильного возраста? Или всю жизнь снимать квартиру без надежды обзавестись собственной?

Ответа на этот вопрос нет, как нет ни одного изящного способа накопить на квартиру при средней зарплате, если вам не посчастливилось иметь родителей с полупустой «трешкой» в Минске. Поэтому каждый крутится как может: не мытьем, так катаньем, не хитростью, так смекалочкой. Об этом мы тоже расскажем ниже.

Десять лет снимал, а потом купил квартиру в рассрочку, зная, что вовремя не рассчитается

Юрий мотался по хозяйским комнатам и съемным квартирам с 2004 по 2014 год и еще $200 в год отдавал за прописку в Минском районе. За это время вместе с женой ему удалось скопить $20 тыс. С остальными $25 тыс., которых не хватало на покупку квартиры, вышла совершенно феерическая история: Юрий купил жилье в рассрочку, понимая, что не выплатит ее вовремя. Еще он понимал, что застройщик не сможет выселить из квартиры семью с малолетним ребенком.

— С 2004 по 2006 год я снимал комнату за $25 в месяц. Нашел ее по знакомству, потому что меньше чем за $50 в объявлениях не предлагали. В те годы моей зарплаты в $300—500 хватало только на текущие нужды.

В 2005-м рыночная цена моей комнаты была уже $100, но мне повезло с хозяевами: мужчина крепко пил и вечно мотался из одного ЛТП в другой, а хозяйка предпочитала стабильность и не следила за рыночными тенденциями. В 2006 году, когда цены взлетели, объявился их сын-бизнесмен и сказал, что пора повысить квартплату. И для меня она скакнула сразу в четыре раза — до $100. Именно столько я платил с 2006 по 2008 год.

Потом я стал встречаться с девушкой и переехал в квартиру. Мы сняли малометражку на 28 «квадратов» по проспекту Пушкина за $250 в месяц. Тогда, в 2008 году, квадратный метр мог стоить и $3000, и $4000. Но я понимал, что в стране, которая ничего не производит, не может быть таких цен на жилье. Это пузырь, который рано или поздно должен был лопнуть. И я ждал. Копил деньги и ждал.

Через два года хозяйка сказала съезжать: они решили то ли продать квартиру, то ли подарить ее детям. На дворе был 2010 год. Мы переехали в Малиновку, платили уже $320 в месяц, но за «двушку». За следующие два года успели пожениться и завести ребенка. В 2011-м грянул кризис, а после кризиса цены припали, и в 2012 году мы сняли «двушку» в Лошице за $220 в месяц. В финале была «трешка» в Каменной Горке за $300. Если все это сложить, получится, что за десять лет я отдал на аренду и прописку больше $24 тыс.

Благо я инженер-электрик, и моя профессия позволяет работать параллельно в пяти местах на условиях неполной занятости. Могу работать на многих должностях, которые не требуют постоянного присутствия на объекте. Зарабатываю я неплохо — меньше $1000 давно не выходило. Жена тоже работает и зарабатывает, а запросы у нашей семьи скромные. За десять лет скитаний по съемным квартирам нам удалось отложить $20 тыс.

Но квартира стоила $45 тыс. Застройщик давал рассрочку на один год, и за этот год нужно было выплатить остальные $25 тыс. — это больше $2000 в месяц. А зарплата у меня была $1300, при этом съемная квартира, дети, необходимость сделать хоть какой-то ремонт в новостройке, которую мы купили… Я понимал, что не потяну. И еще понимал: если я за год отдам бо́льшую часть суммы, застройщик на улицу меня не выкинет. Для этого ему придется подавать в суд, тратить деньги на юристов без гарантии успешного исхода, поскольку в квартире прописаны несовершеннолетние дети, и даже если он отсудит эту квартиру, то не сможет продать ее до тех пор, пока дети не станут совершеннолетними. Зачем ему идти на такие риски, если затраты на строительство квартиры ему и так окупились сторицей? Я понимал, что как-нибудь смогу договориться с ним на продление рассрочки. Другого варианта просто не было.

В 2013-м я начал строить квартиру. В течение года каждый месяц отдавал из зарплаты по $1200. То есть наша семья из трех человек фактически жила и снимала квартиру на зарплату моей жены.

Рассрочка истекла, но я оставался должен застройщику около $10 тыс. Просто подошел и сказал: денег нет. Он поерзал и дал мне еще полгода.

А потом я вспомнил, что у моих родителей остались чеки «Жилье». Я обналичил их и отдал застройщику еще $5 тыс. За следующие полгода я вернул застройщику $5 тыс. и с тех пор — вот уже больше четырех лет — живу в собственной квартире безо всяких долгов.

Жалею ли я, что десять лет снимал жилье, подарив почти $25 тыс. его хозяевам? Да у меня просто не было выхода.

У меня не было богатой мамы, которая могла дать сыну $20 тыс. на первое время. Страна была бедная, а цены на жилье — космические. Мы студентами фуры разгружали за $25 на пятерых.

Потратила около $30 тыс. на аренду жилья и прописку. А потом взяла два кредита, чтобы построиться

Татьяна вместе с семьей прожила на съемных квартирах семь лет. За это время им не без труда удалось скопить $5 тыс. Накануне кризиса 2017 года Татьяна поняла, что больше не хочет выбрасывать деньги в пустоту, взяла два кредита и купила квартиру практически без гроша в кармане. Ей повезло: условия были экстравыгодными (сейчас таких уже не предлагают), а квартира — экстрадешевой (сейчас таких цен уже нет). Если Татьяна решит ее продать, то легко рассчитается по кредитам и выручит $20 тыс.

— Первая съемная квартира — «однушка» на улице Космонавтов за $300 с отделкой из восьмидесятых и без мебели. Хозяйка взяла $50 залога на случай, если мы что-нибудь испортим. Каждый месяц, приходя за деньгами, она изо всех сил старалась просочиться в квартиру и заглянуть во все комнаты, даже за шторку в ванной. Когда появился малыш, я стояла столбом в коридоре, показывая всем своим видом, что дальше ее не пущу.

Квартира находилась на 9-м этаже, летом в ней было невыносимо жарко, зимой — до дрожи холодно. Пережив зиму в этом холодильнике и узнав, что через дорогу в Брилевичах за те же деньги сдаются квартиры в новостройках, мы решили переехать.

С квартирой в Брилевичах нам повезло. Изначально цена была $310. На дворе был кризис 2011 года, возня с долларами и очереди в обменниках. Когда ситуация немного устаканилась, хозяин поднял цену до $350. Мне пришлось выйти из декрета раньше срока — когда ребенку стукнуло два года. Мы прожили в той квартире пять лет, но вторая беременность заставила нас съехать.

Я поняла, что на зарплату мужа мы просто не потянем съемную квартиру и двоих маленьких детей. И вместе с сыном беременная уехала жить к родителям. Муж, в свою очередь, вернулся в квартиру матери, продолжал работать и навещать нас раз в две недели.

Через год старшему сыну нужно было идти в первый класс. Поскольку муж из Сеницы, мы решили отдать ребенка именно туда. Сняли там квартиру за $130 в месяц. Дому, где она находилось, было 73 года, вода нагревалась газовой колонкой, срок эксплуатации которой давно истек. Плиту тоже нужно было менять, но хозяйка сказала, что на это нет денег. Она очень напоминала мне хозяйку квартиры в Малиновке: скрупулезно изучала оплату жировок, старалась заглянуть во все комнаты, запрещала что-то ставить на подоконники, вешать на стену. В шкафу оставила старый пылесос и, когда принимала квартиру обратно, первым делом проверила, работает ли он.

Все эти годы меня не покидала мысль: а что дальше? Последний год на съемном жилье я порой пила валерьянку всю ночь напролет. Все думала, как решить квартирный вопрос, и поняла, что готова на все. Пусть в кредит, пусть с большими переплатами, пусть мне достанется старый бабушатник — главное, что это будет моя квартира.

Посоветовавшись с мамой и заручившись ее поддержкой, я решила выйти на работу. На тот момент дочке было год и пять месяцев, и мама обещала помочь с малышкой. Скользящий график, ночные смены позволяли мне проводить с детьми достаточно времени.

Первый класс, уроки, крохотулька, которая не отходила от меня ни на шаг после того, как я возвращалась с работы, — все это выматывало, но стоило того. Выйдя на работу, я продолжала получать 50% пособия на детей. Вместе с моей зарплатой получался неплохой доход.

Несмотря на то что все это время мы тратили деньги на съем и прописку, у нас получилось отложить что-то около $5 тыс. Я без конца просматривала объявления, но собственники квартир не хотели связываться с кредитами. В итоге мы обратили внимание на новый жилой комплекс недалеко от Сеницы.

Справки о доходах были на руках, но из своих $5 тыс. сбережений на тот момент мы $1,5 тыс. одолжили знакомым. Они не смогли вернуть их мгновенно, поэтому фактически у нас было лишь $3,5 тыс. А квартира стоила $32,5 тыс., при этом не менее 10% нужно было внести собственными средствами.

Здесь я пошла на маленькую хитрость: подала заявку на кредит в два банка одновременно. Причем если потребительский кредит на $7 тыс. одобрили в тот же день, то о кредите на недвижимость (около $22 тыс.) банк размышлял целую неделю. Поручителей у нас не было, и это существенно снижало шансы. Я хорошо помню день, когда мне позвонили и сказали, что заявка одобрена. Это было 10 августа, а 1 сентября мы уже доделали ремонт (двери и отделочные материалы покупали со скидкой и по знакомству, с мебелью помогли родители) и заселились вчетвером в нашу «однушку». Пока дети маленькие, места хватает всем.

Условия по кредитам в 2017 году были очень демократичные. Потребительский кредит я выплачиваю по фиксированной ставке 12,5% на пять лет. Ставка по кредиту на недвижимость первые два года была равна ставке рефинансирования, а с третьего — СР+2%. То есть сначала я платила 12,5% в год, сейчас ставка упала до 10,5%, и с этого года я буду платить на 2% больше — те же 12,5% годовых.

Если посчитать все мои траты на аренду жилья, получится больше $26 тыс., а если прибавить к ним затраты на прописку в Минском районе ($350 в год), выйдет почти $30 тыс.!

В момент покупки моя 46-метровая «однушка» в Прилуках стоила $32,5 тыс., а сейчас — около $40 тыс., так что я уже в приличном плюсе. Даже если я прямо сейчас ее продам, то рассчитаюсь с обоими кредитами и $20 тыс. положу в карман.

Сейчас по двум кредитам я плачу столько, сколько платила за аренду квартиры в Брилевичах — около $350 в месяц. Через три года я выплачу потребительский кредит, и на мне останется только кредит на недвижимость, который с каждым месяцем немного уменьшается. Это будет, наверное, рублей 300.

Не скажу, что этот кредит дается нашей семье легко. Выплаты по кредитам — это 50% моей зарплаты. Муж зарабатывает меньше, так что кредит съедает 30—35% семейного бюджета.

Но при этом моя зарплата растет, выплаты по кредиту падают, а я живу в своей собственной квартире. Возможно, мы бы решились на коммерческий кредит пораньше, если бы не ждали своей очереди на строительство жилья под 1% в год. Это тот случай, когда поддержка молодых семей сыграла против молодых семей.

За восемь лет аренды отдали деньги, которых хватило бы на покупку малометражки

Оксана и Артем (имена изменены) с 2011 года снимали жилье в Светлогорске. За восемь лет на съемных квартирах супруги повидали многое: и наркоманов, и зэков, и хозяев, требующих немедленно освободить жилплощадь. Даже попробовали на вкус жизнь всемером в двухкомнатной квартире свекрови.

— Мы поженились в 2011 году. Нам хорошо запомнились те времена: очередной кризис, доллар в обменниках не достать. Сняли «двушку» за $35, покрасили полы, поменяли краны, и через 11 месяцев у нас родился сын. Цена постепенно выросла до $50 в месяц.

Гром грянул в начале августа 2013 года. Хозяйка сказала освободить квартиру в течение трех недель.

Ситуация была ужасная: я в декрете, муж — обычный заводской рабочий, денег на квартиру дороже $50—60 нет, переселиться к родителям не позволяют обстоятельства. В панике согласились на съем комнаты в коммуналке, но очень скоро поняли, что знатно «лоханулись».

Ребенок попал в инфекционку, с других этажей доносились крики, под подъездом сидели алкаши и наркоманы под кайфом. Апогеем стало вселение на наш этаж бывшей зэчки, кашляющей туберкулезом. Уехали, продержавшись две с половиной недели.

Идти было некуда, пришлось ютиться у свекрови. До сих пор не понимаю, как семь человек и кошка уместились в ее двухкомнатной квартире. Через два с половиной месяца мы снова сняли жилье.

Следующие пять с половиной лет платили $45 в месяц, причем сделали в квартире косметический ремонт за свой счет: переклеили обои, покрасили полы, освежили ванную, поменяли краны. Не хотелось жить среди свисающих с потолка струпьев краски, поэтому пришлось потратиться.

В 2018 году хозяин квартиры умер, и мы были на иголках: оставят нас или придется уступить квартиру наследникам?

К 2019 году нам окончательно все это надоело: мы уже потратили на съем квартир около $5 тыс., за эти деньги в Светлогорске можно купить малосемейку. Все факты говорили в пользу покупки квартиры в кредит, и только один — против: выбросы производства. Ужасный запах иногда накрывал город так, что хотелось собрать чемодан, уехать и никогда не возвращаться. Именно это, как я считаю, стало причиной падения цен на недвижимость.

Мы рассматривали переезд в другие города, даже в Россию, но в любом городе с населением больше 50 тыс. человек находилось какое-нибудь вредное производство, а на покупку квартиры в Минске не было средств. К тому же держали работа, друзья и родители.

Подыскали трехкомнатную квартиру с большой кухней и коридором и сторговались на $21 тыс. Помощи ждать было неоткуда, родителям самим наша помощь нужна. Так что половину суммы мы внесли сразу, а половину взяли в кредит на 20 лет. Проценты по кредиту довольно высокие: ставка рефинансирования + 4,5% в год. Ежемесячный платеж — 362 рубля. У мужа есть работа, у меня — даже две: основная и самозанятость. Так что, думаю, справимся.

Жалею ли я о потраченных на съем квартиры деньгах? Нет. Лучше так, чем всемером ютиться в «двушке».

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. at@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Максим Малиновский, из архива героев публикации