Как 27-летний парень попытался построить дом, но связался не с теми и все потерял

711
08 июля 2019 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Владислав Борисевич; архив героя публикации

Как 27-летний парень попытался построить дом, но связался не с теми и все потерял

Эта печальная история началась два года назад. У Михаила были невеста, сбережения, планы на счастливую жизнь. Он хотел построить классный двухэтажный дом из сруба в престижном логойском направлении, но связался не с теми ребятами и все потерял. Дом они не построили, деньги не вернули, Михаил остался в долгах и лишился невесты. Совершенно обыденная история про предоплату нерадивым строителям обрастает особым драматизмом, когда в нее попадает молодой человек, только-только накопивший на свое первое и единственное жилище.

Навигация


Если вам нет 30 лет, а вы уже обзавелись собственным жильем в Минске, то вы большой молодец, а ваша история — такая редкость, что сама по себе является темой для отличного материала. «Копил со школы, терпел, работал дворником», — так звучит один из рецептов успеха. У Михаила, в принципе, похожий, но с поправкой на сферу деятельности.

— Я работал с 15—16 лет — диджеем, грузчиком, мерчандайзером. В 19 лет основал бизнес, поэтому довольно рано достиг своего предела и переключился на совершенно другую сферу — парикмахерское искусство. Я считаю его своим призванием и неплохо зарабатываю, да и деньги для меня не самое главное.

Как почти $7000 вложений обернулись дыркой от бублика

Михаил всю жизнь мечтал о частном доме, чтобы без трафика, свалки машин во дворе и парадов под окнами. Он ввязался в строительство дома, имея на руках довольно худой бюджет — около $20 тыс. За эти деньги собирался купить участок, залить фундамент, поставить небольшой сруб. А на окна, кровлю и удобства заработать в процессе строительства.

— Все началось в 2017 году. У меня был хороший приятель, и через него на какой-то общей тусовке я познакомился с Андреем. Рассказал ему о своих планах по строительству дома. Андрей сказал, что как раз занимается стройматериалами, и познакомил меня с Константином из фирмы «Эскада Строй», с которым они якобы работали вместе.

Они порекомендовали мне проектировщика, я сделал проект и купил участок в садовом товариществе «Ландыш 2005» между горнолыжными центрами «Логойск» и «Силичи». Это новое товарищество, которое застраивается хорошими коттеджами. Я даже консультировался с Андреем и Константином по поводу участка, чтобы он был правильного размера, с нужным ландшафтом и годился для наших целей. Я передал Андрею 3000 рублей и €200 на материалы для фундамента, но не взял с него расписку: мы были хорошо знакомы, и я ему полностью доверял.

Впрочем, Михаил сохранил переписку с Андреем, в которой требует у него деньги обратно, а Андрей обещает вернуть, как только они появятся. О конкретных суммах в переписке речи не идет.

Затем Михаил подписал договор с фирмой «Эскада Строй» и передал им аванс на изготовление сруба — 8775 рублей. По договору, за 50 рабочих дней фирма должна была изготовить сруб, привезти его на участок и собрать на фундаменте, о котором Михаил договорился с Андреем. После того как все готово, заказчик подписывает акт выполненных работ и передает фирме оставшуюся сумму по договору — 6435 рублей.

— Но Андрей вместе с моими деньгами просто куда-то пропал. То не выходил на связь совсем, то ненадолго появлялся, обещал вернуть деньги и снова исчезал. Константин сказал мне, что Андрею пришлось эти деньги куда-то заложить, поэтому сейчас у него возникла такая сложная финансовая ситуация. Я знал, что предприниматели иногда перекрываются деньгами, полученными от одних клиентов, чтобы закрыть вопрос по другим. Поэтому рассчитывал, что рано или поздно Андрей мне эти деньги вернет, и начинал платить напрямую Косте, чтобы он построил мне фундамент.

Эпопея с фундаментом длилась бессовестное количество времени: рабочие то трудились на объекте, то исчезали вместе с инструментами. За работу я расплачивался по мере готовности, иногда даже наперед, лишь бы работали.

Поскольку мне пришлось дополнительно оплатить фундамент, я взял кредит на 6000 рублей, чтобы рассчитаться с Костей и фирмой «Эскада Строй». Именно столько мне предстояло доплатить по договору.

Контур фундамента был залит плохо, криво, местами его раздуло. Однако рабочие говорили, что это не проблема, и обещали все исправить на стадии плиты. А спустя два месяца, так и не залив плиту, Костины рабочие исчезли вместе с бытовкой, в которой хранились их вещи и инструменты. Вот в каком виде они оставили мне фундамент, причем песок я засыпал уже за отдельную плату силами отдельной организации.

Константин продолжал кормить меня обещаниями, мол, рабочие вернутся и обязательно все закончат. При этом утверждал, что сруб готов, но устанавливать его было некуда, потому что фундамент они мне не доделали. Костя объяснял неявку рабочих плохой погодой, загрузкой, авралами, а на участке месяцами ничего не менялось. Я попросил прислать фотографии готового сруба, чтобы убедиться, что он существует. Костя отвечал: «Какие фотографии? Что тебе даст фотография кучи бревен?»

Тут нужно сделать оговорку: готовый сруб стоит на производстве в собранном виде. Разбирают его только перед транспортировкой для последующей доставки на участок монтажа. Об этом нам рассказал человек, который назвался Евгением Антольевым, управляющим фирмы «Эскада Строй».

— Вся эта ситуация работает против меня, — продолжает Михаил. — На мне висит кредит, который я должен выплачивать, я понес существенные расходы, деньги заканчиваются, а дома все нет. Спрашиваю Костю: «Что будем делать?» Рассматривал разные варианты — вплоть до того, чтобы продать участок в Силичах и купить другой, подешевле.

Но Костя предложил другой вариант: якобы у него был человек, готовый купить этот участок вместе с фундаментом и изготовленным срубом по цене расходов, которые я понес. Я соглашаюсь на такой вариант, Костя снова кормит меня обещаниями, но покупатель то в отъезде, то у него неотложные дела, и переговоры постоянно откладываются. Так проходит еще два месяца.

Я снова спрашиваю: «Что будем делать?» Костя предложил следующее: они продают готовый сруб, который я не видел даже на фото, и возвращают мне деньги. Но проходит неделя за неделей, а Костя продолжает кормить меня обещаниями.

Я отчаялся ждать каких-то денег или действий и решил продать участок: во-первых, чтобы он не бередил душу, во-вторых, чтобы рассчитаться по кредиту и долгам, в-третьих, потому, что я из семьи предпринимателей, и меня учили, что деньги должны работать. Но участок я продал за копейки, процентов на 30% дешевле, чем купил, потому что покупал чистый, а продавал с некачественным фундаментом, который логичнее было снести, чем пытаться приспособить под свои нужды. Я до сих пор остаюсь должен $500 другу и 3000 рублей по кредиту.

Интересные следственные действия

В октябре у Михаила лопнуло терпение, и он написал заявление в милицию. Милиция опросила Константина, который заключал с ним договор от имени фирмы «Эскада Строй». Строитель Костя путался в показаниях: например, сначала говорил, что заказал ипэшнику изготовление сруба, оплатив его в полном объеме, а потом почему-то указал, что ипэшник решил продать изготовленный сруб, дабы вернуть деньги, затраченные на его изготовление. Милицию это почему-то не смутило.

Андрея органы вообще не опрашивали, потому что в момент проверки он находится за пределами страны. Тем не менее был сделан вывод: спор лежит в области хозяйственно-правовых отношений и должен решаться в порядке хозяйственного судопроизводства.

Михаил написал заявление в прокуратуру. Прокуратура посчитала, что проверка не проведена должным образом, отменила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и потребовала от милиции провести еще одну проверку.

В ходе проведения дополнительной проверки милиция не смогла опросить ни Андрея, ни Константина (вероятно, не сумела их найти?) и просто вернулась к выводам, сделанным в ходе предыдущей проверки, которую прокуратура, казалось бы, признала недостаточной: спор лежит в области хозяйственно-правовых отношений.

То, что не смогла сделать милиция, оказалось посильной задачей для обычных журналистов. Да, за эти два года Андрей и Константин сменили множество номеров, которые теперь отключены или находятся вне зоны действия. Но с Андреем нам удалось связаться через социальные сети, а новый телефон Константина получилось нагуглить с помощью старого.

Кроме того, мы нашли много интересных отзывов от клиентов Константина и даже пару статей на очень уважаемых ресурсах. Люди называют его мошенником, а журналисты утверждают, что, согласно документам из следственных органов, до 2016 года он отбывал наказание по аналогичной, 209-й статье УК Беларуси.

Как Андрей и Константин комментируют эту запутанную историю

Начнем с простого и яркого персонажа. Знакомьтесь, Андрей. На его страницах в соцсетях значится название фирмы-банкрота, а под ним — лозунг: «Успех — это движение от неудачи к неудаче без потери энтузиазма». Есть и другие детали к образу не очень удачливого предпринимателя: например, фото денег, заряженные на прибыль.

— Я к этой ситуации не имею никакого отношения! — эмоционально и сумбурно отрицал Андрей. — Решайте все вопросы с Константином! Я сам ищу Константина, он мне сам должен деньги! На фундамент я никаких денег не брал! Да, мы общались по фундаменту, но дальше разговоров дело не пошло. Деньги от Михаила я не принимал, так как работаю только по безналу.

— Тогда почему вы признаете факт долга в личной переписке с Михаилом?

— Он просил у меня деньги в долг, и я ему сказал: смогу помочь, как только ко мне придут деньги.

— Эта переписка начинается со слов «Андрей, ты намерен отдать мне мои деньги?». Затем — «Нет желания мне какую часть долга отдать?». Вы отвечаете: «Как придет — так сразу».

— Михаил думал, что я работаю вместе с Костей по стройке. И хотел забрать деньги, которые он давал Косте, у меня. Вот из-за этого он писал мне такие SMS.

— Судя по вашим ответам, вы не пытались его переубедить.

— Это ваша точка зрения. Вы не юрист, не адвокат. Вы сотрудник Onliner.

Переходим к более сложному персонажу — Константину. Он не удивился нашему звонку и явно был осведомлен об интересе журналистов к этой истории. Разговор был долгий и накаленный, Константин постоянно уходил от ответа и противоречил сам себе. Дальше — краткая выжимка.

— Стоимость контура фундамента составляла $1000, а не $500. Михаил не рассчитался за контур в полном объеме, поэтому дальше мы не работали.

— Участковому вы давали другие показания. «Возникла необходимость в дополнительных расходах на фундамент, а именно 1000 рублей, которые Михаил в дальнейшем передал Константину», — вот что пишет участковый с ваших слов.

— Это материалы проверки, вы не можете их никак… Правильно? — заволновался строитель Костя.

— Это постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

— И что вы от меня хотите?

— Хочу, чтобы вы объяснили: если Михаил остался вам должен денег за фундамент, почему вы не давали соответствующие показания следственным органам?

— Какие показания я не давал следственным органам? Вас это не должно касаться! У вас нет материалов дела, чтобы утверждать, что я говорил. Там листов пять было моих показаний. А постановление, на которое вы ссылаетесь, — это один листик (на самом деле четыре. — Прим. Onliner). Я без понятия, что вы мне зачитываете. Все мои показания — в материалах проверки. А написать могли все что угодно.

— Это официальный документ, выданный Партизанским РУВД на основании ваших показаний.

— Это не мои показания, а их трактовка, — говорит Константин, вторя своему «напарнику» Андрею. — В постановлении не может быть всех моих слов — это во-первых. Во-вторых, эти пояснения я давал в 2017 году, на дворе 2019-й, у меня объект за объектом идет, я каждого заказчика не могу вспомнить, кто мне что передавал. В-третьих, фундамент у него строился без договора, без ничего и изначально просчитывался по определенной высоте. То ли 40, то ли 60 сантиметров. А у него в одном углу высота контура составила чуть ли не 120 сантиметров. За этим идет перерасход материала — потребовалось больше бетона, чем мы изначально закладывали в эту сумму. $500 мы оговорили предварительно, но окончательный расчет всегда производится по факту выполненных работ. И этот расчет не был произведен, потому что у Михаила закончились деньги.

— То есть вы изначально с ним договорились на $500, а потом выставили ему счет на $1000?

— Михаил собирался купить один участок, а купил другой, с большим перепадом высот. $500 мы назвали ему за первый. Михаил был предупрежден, что расходы на заливку фундамента могут увеличиться, и пошел на это.

Это нормальная практика. На бумажках рисуется одно, а по факту может быть совершенно другая цифра.

Плиту заливать мы не стали, поскольку Михаил не рассчитался за предыдущий объем работ. Я говорил об этом в милиции. Не знаю, по какой причине они решили не вносить это в постановление. Сами посудите: если у него были деньги, что мешало ему заказать плиту фундамента в другой организации?

— То, что вы криво залили контур, и, по словам Михаила, никто бы не взялся его исправлять.

— Любая организация взялась бы за это. Спросите у любого строителя: колебания высоты контура отлично сглаживаются на стадии заливки плиты.

— Михаил просил вас выслать фотографии сруба, который стоял собранным на производстве. Почему вы этого не сделали?

— Я не помню, извините, два года прошло. Конечно, сейчас он может говорить что угодно.

— Михаил выслал переписку, в которой все время спрашивает вас: «Что по дому?» Вы ему отвечаете: «Завтра», «Занят», «Позже наберу», «Не могу говорить», «Не было времени», «С понедельника». Что именно вы обещаете ему изо дня в день?

— Возможно, речь идет про плиту фундамента, которую мы ему не залили, потому что он за контур не рассчитался. Возможно, мы пошли ему навстречу и согласились залить плиту в долг. Но на это не было времени. Я уже не помню деталей.

— Что стало со срубом, который вы так и не привезли Михаилу на участок?

— Он остался у ипэшника в счет обязательств, которые мы не выполнили по договору. Михаил сам попросил не привозить этот сруб, потому что не смог бы окончательно рассчитаться за его доставку и монтаж. Да и устанавливать его было некуда. Поэтому сруб остался у ипэшника. Более того, мы остались должны ему 5835 рублей по договору.

— Но вы же оплатили ему производство сруба в полном объеме.

— Есть понятие «комплекс работ», за который мы должны были заплатить ипэшнику 14 610 рублей. В эту сумму входит стоимость производства сруба (8775 рублей), а также его доставка и монтаж на участке (5835 рублей), который ипэшник не смог произвести по вине заказчика. Поэтому сруб остался у ипэшника: он собирался его продать, забрать из этой суммы 5835 рублей, которые ему причитаются, а остаток, если он будет, вернуть Михаилу.

Напомним, в милиции строитель Костя говорил совершенно другое: якобы ипэшнику пришлось продать сруб Михаила, чтобы вернуть деньги, затраченные на его изготовление.

— Вы можете выслать свой договор с ипэшником в доказательство своих слов о том, что остались ему что-то должны?

— Наши документы сейчас находятся в организации, которая управляет банкротством. Поэтому, я думаю, это будет не быстро.

— Вы обещали Михаилу купить участок вместе со срубом?

— У меня был знакомый риелтор, и я сказал, что он, возможно, выкупит участок у Михаила, но дальше этого разговора дело не пошло. Михаил сам продал участок, и дальше речь уже шла о реализации сруба ипэшником. Именно об этом он спрашивает меня в переписке: что слышно по поводу сруба? Есть ли на него покупатели? У ипэшника было два потенциальных покупателя, но оба слились. Что сейчас с этим срубом, удалось ли его продать и выручить за него какие-то деньги, я не знаю, поскольку давно не общаюсь с ипэшником.

Есть решение суда, согласно которому «Эскада Строй» должна деньги Михаилу. Но у фирмы не было средств вернуть ему долг. А сейчас мы проходим процедуру банкротства.

Что касается тех статей, которые вы нашли в интернете, где меня какие-то люди обвиняют в мошенничестве, то это все пишет один и тот же человек, который, согласно материалам проверки, сам оказался недобросовестным партнером, и это указано в одной из статей со ссылкой на постановление Следственного комитета.

— В этой же статье речь идет о том, что в редакцию пришло 7 человек, в другой статье речь идет о 25 потерпевших.

— Автор и герои этих статей клевещут, и они еще понесут за это ответственность.

— В одной из статей говорится, что вы были судимы по статье о мошенничестве. Это правда?

— Это не имеет никакого отношения к делу, я не собираюсь это комментировать.

Константин просил повременить с выходом материала: уверял, что 8 июля до обеда изыщет средства и вернет их Михаилу. Вряд ли за полдня произойдет чудо, для которого оказалось недостаточно двух лет. Но как только «Эскада Строй» вернет Михаилу долг, мы дополним статью этой замечательной новостью.

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Владислав Борисевич; архив героя публикации