UPD
539
10 июня 2019 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий

Минчанка, которую город обвинил в самозахвате земли, осталась без ворот. Но суд считает, что правда на ее стороне

Земельные споры — одни из самых сложных. В документах, составленных еще в незапамятные времена, нередко проскакивают ошибки и неточности, на которые в прошлом никто не обращал внимания, но которые при нынешних обстоятельствах могут сыграть с владельцем злую шутку. Примеров хватает. Сражаться с одним из бумажных казусов сейчас приходится минчанке Екатерине: девушка владеет участком в Новинках и вот уже на протяжении года пытается доказать, что в 2000-х не захватывала самовольно 69-метровый клин государственной земли, а пользовалась им законно (как и ее дед), ни от кого не скрываясь. Но Мингорисполком и землеустроительные службы считают по-другому, настаивая на том, чтобы горожанка как можно скорее освободила очень нужный Минску участок, упирающийся в соседский забор. Сегодня — продолжение противоречивой истории.

Стало красиво

С момента нашей прошлой встречи городской «пейзаж» в Новинках несколько изменился. Створку легальных и обозначенных в техпаспорте ворот, как того и требовали городские власти, девушка снесла: законопослушная. Теперь в общей ровной череде заборов, идущих вдоль Ярошевичского переулка, этот провал зияет, будто выбитый зуб. Личный участок минчанки отгорожен от государственной земли, по которой может прогуляться любой желающий, только ленточками — на забор еще надо заработать.

— Я снова и снова пыталась договориться с городскими властями и просила их, чтобы этот несчастный клин нам дали хоть как-то оформить — в аренду, выкупить, «обменять» 69 «квадратов» в другой части участка на эти. Предлагала различные варианты, но на все получила отказ: освобождай без вариантов, — вздыхает Екатерина, вспоминая свои письма и скитания по кабинетам. — При этом, если посмотреть общедоступную карту Национального кадастрового агентства, чуть ли не половина «лишних» (свыше положенных 15 соток) или выходящих за юридические границы земель в Новинках находится у людей в аренде. То есть такой подход практикуется, но почему-то только не в моем случае. Причем при передаче мне в пользование 69 квадратных метров общая площадь участка приблизится к 9 соткам — никаких нарушений.

При этом чиновники мне сами озвучили: мол, разрешить или не разрешить — наше право, а не обязанность, как захотим, так и будет, все зависит от ситуации. А после этого один из них написал на моем экземпляре одного из документов свой номер телефона со словами: «Все оговаривается, если будут вопросы — звоните». Как это понимать: благородное желание бескорыстно помочь или ровно наоборот?

Екатерина по указанному номеру телефона звонить не стала, переключившись на судебный процесс, который должен был определить, захватчица она бесчестная или добросовестный пользователь.

— По этому вопросу было четыре заседания в районном суде, три в городском, шесть постановлений. И вот последнее постановление от 14 мая наконец проливает свет: принятое ранее судом Центрального суда решение о том, что я не самозахватчица, оставить в силе, а жалобу Комитета землеустройства — без удовлетворения. Да и по-хорошему как могло быть иначе: имеется три официальных документа с печатями и подписями, подтверждающих, что мы пользовались этой землей с пятидесятых годов прошлого века.

Но самое интересное, что во время судебного разбирательства всплыл очень любопытный документ — госакт на земельный участок соседа, который, как потом выяснилось, и начал всюду жаловаться на якобы самозахват. В документе указано, что его участок одной из своих сторон (как раз там, где проходит тот самый клин) граничит с участком моей мамы (тогда еще она была собственницей), ни о каких общественных, государственных землях или проезде и речи не идет! Зачем тогда было разводить все это?! И почему Комитет землеустройства этого не учел, а до последнего жонглировал понятиями, выворачивая все наизнанку?

— Сосед — это отдельная история, — дополняет мама Екатерины. — Хозяином дома и участка всегда был Антон Францевич, сейчас уже очень пожилой мужчина, ему под 90 лет. Но, наверное, главный во всем этом деле — его внук Юрий. Инициировано разбирательство было, скорее всего, ради того, чтобы дедушка мог пользоваться нашей территорией в качестве въезда-выезда для его своеобразного автотранспорта — самодельного мотоблока. Ради этого в смежном заборе он даже сделал распашную створку.

При этом соседский участок имеет площадь более 16 соток и три въезда: в гараж, непосредственно на участок и достаточно широкую калитку! Так нет, нужен еще и четвертый, чтобы из деревянного сарая на мотоблоке выезжать не по своему участку, а по нашему прямо на улицу. Хотя передвижение по дорогам общего пользования на таком виде транспорта вообще запрещено.

Прощайте, ворота

Казалось бы, суд выигран, можно радоваться и танцевать. Но еще до вынесения постановления Мингорисполком плотно насел на Екатерину: сноси ворота и освобождай городскую земельку, иначе худо будет. До 11 мая девушка должна была кровь из носу «обеспечить возврат самовольно занятого земельного участка (напомним, что суды еще продолжались, а городские власти уже решили, что участок захвачен. — Прим. Onliner), снос расположенного на нем запирающего устройства за счет собственных средств, приведение самовольно занятого земельного участка в состояние, пригодное для использования в городском хозяйстве, и обеспечить беспрепятственный проезд к жилым домам и их постройкам по Ярошевичскому переулку, 7, 9».

Если бы Екатерина ослушалась, все вышеперечисленное сделала бы администрация Центрального района, а потом выставила бы потраченную сумму минчанке. Размеры государственных смет мы знаем.

Пару слов об обеспечении «беспрепятственного проезда». Учитывая тот факт, что участок клиновидный и сужается, весьма трудно представить, как это можно сделать. Даже компактный «жук» Екатерины доезжает только до половины «дистанции» и стопорится — двери уже не открыть. Если же представить новый забор на своем месте, то заезд будет еще менее глубоким из-за наличия боковых зеркал. Опять же к зарегистрированному еще в 1962 году гаражу уже никак не проехать: нужна как своя земля, так и якобы захваченная.

— Самое любопытное, что судебное заседание, на котором должно было решиться, самовольный это захват земли или нет, было назначено на 14 мая. А снести ворота «в связи с самозахватом» необходимо было до 11-го. Вот такая справедливость.

Причем я обращалась в Комитет землеустройства с просьбой продлить сроки сноса: не только решения суда еще нет, но и забор бесплатно мне никто не предоставит — надо накопить денег, согласовать все с архитектурой, а я молодая мама с двумя детьми. Забор — это наша безопасность. Так дайте время, чтобы решить этот вопрос. Но нет. Мне пришел вообще издевательский ответ: «Решением Мингорисполкома не предусмотрена необходимость установки забора». То есть мы вас не обязываем, можете не ставить. Вот такая забота о гражданах.

Ночные гости

Отсутствие забора в частном секторе в наших реалиях выглядит как-то странно и довольно быстро привлекает внимание людей. 10 мая Екатерина с мамой демонтировали створку ворот, а уже в ночь с 12-го на 13-е к ним наведались непрошеные гости.

— Среди ночи проснулась из-за того, что соседская собака беспрестанно лает, — вспоминает женщина, показывая кадры с камеры видеонаблюдения. — Подошла к окну и вижу: как раз возле этой свежеобразовавшейся дырки запаркована чья-то машина — фары выключены, горят только габариты. Лицом к участку стоят двое мужчин и что-то обсуждают, жестикулируют, показывают на дом и участок. Я вызвала милицию, но эти «визитеры» уехали в сторону города раньше, чем появился наряд. Возможно, их спугнула видеокамера, которая ночью подсвечивается красным.

Момент, когда машина разворачивается и уезжает

Вот скажите, что вообще «левым» людям делать ночью у въезда в чужой дом? Это личный подъезд к личному участку. Для чего они сюда приезжали? Мы считаем, что это не случайно. Безопасность — это общечеловеческая ценность, и нас ее лишили по решению Мингорисполкома. Это действительно страшно, когда ночью кто-то стоит на пороге твоего участка и в любой момент может оказаться под окнами или у двери.

Единственная организация, которая отреагировала на нашу проблему, и очень оперативно, — это Мингорсвет. У нас возле участка стоит мачта освещения, которая никогда не работала. После ночного происшествия мы обратились к ним, объяснили ситуацию, и уже через день приехали специалисты и дали нам свет. Большое им спасибо.

— Решение о сносе части ворот, которое принял Мингорисполком, просто абсурдное. Обеспечить беспрепятственный проезд к домам и постройкам без моего участка просто невозможно: клин слишком узкий. Проезд к гаражу перекрывается. Если мы поставим забор по этой границе, пожарная техника не сможет проехать вглубь участка. То же самое касается и подъезда к трубам газопровода. Куда ни кинь — всюду клин, — каламбурит минчанка.

— Сейчас мы записались на прием к помощнику президента — инспектору по городу Минску Виталию Приме, чтобы как-то прояснить ситуацию и понять, что нам делать. Суд выигран, но комитет не дает возможность хоть каким-то образом оформить эту землю. А потом наказывает за то, что она не оформлена. Замкнутый круг. Запись на прием производит Мингорисполком при описании проблемы. Чтобы мое письмо точно было доставлено до адресата, я отправляла его заказной корреспонденцией с уведомлением, так надежнее. А то неизвестно, пропустил ли Мингорисполком мое обращение через свое сито.

А еще я уплатила земельный налог за 2018 год с учетом этих 69 квадратных метров. До 2018 года я просто не знала о том, что это что-то обособленное, и всегда платила согласно извещению. Когда ситуация прояснилась, мы с мамой сами рассчитали сумму за эту площадь, внесли ее и уведомили налоговую, — уточняет девушка.

Решение о том, что Екатерина никакая не захватчица земли, вступило в законную силу. Оспорить его Мингорисполком, конечно, еще может — в Верховном суде. Onliner будет следить за развитием ситуации и тем, какой же статус в итоге обретет 69-метровый клин раздора.

Позиция Комитета землеустройства

В прошлый раз мы не смогли получить оперативные ответы от Комитета землеустройства Мингорисполкома. Уже после опубликования статьи ведомство прислало свои аргументы. Вот они.

На эти доводы Екатерине есть что возразить. Особенно в отношении того, что касается термина «проезд», от которого все и крутится.

— Я уже говорила о том, что чиновники умеют жонглировать терминологией. Например, Комитет землеустройства Мингорисполкома указывает, что, согласно ТКП 45-3.01-116-2008, «под проездом следует понимать подъезды к зданиям, сооружениям и другим объектам». Однако в данном документе это является не определением проезда, а лишь основным функциональным назначением. В документе также есть ссылка на ТКП 45-3.03-227, где указаны основные параметры улиц. Один из основных параметров проезда, а именно ширина полосы движения, при минимальном количестве полос движения 1 (один) составляет 3,5 метра. Так как эти 69 «квадратов» могут быть проездом и считаться землями общего пользования? Максимальная ширина спорного фрагмента земли составляет 2,5 метра у ворот, далее идет на убывание и упирается в забор. Может, я что-то путаю, но такая трактовка мне кажется более разумной и правильной, — заключает девушка.

Что об этом всем думает сосед

Высказаться по ситуации захотел и сосед Екатерины Юрий. Молодой человек уверяет, что до сих пор не вся информация была озвучена.

— Этот спорный проезд в свое время создавался двумя семьями совместно: мой дед и дед Екатерины отступили от своих участков примерно по метру, чтобы получить дополнительную возможность обслуживать дома и постройки, — так и появился общий прямоугольник. Это не было какое-то ноу-хау: в Новинках такой вариант встречается очень часто. Как этот проезд в итоге стал землями общего пользования, то есть государственными, — понятия не имею. К тому же со временем он превратился в клин.

Проезд — действительно единственная возможность попасть в гараж. Но дело в том, что машину в их гараже я уже давным-давно не видел, это все лирика.

— Есть информация, будто в госакте на вашу землю указано, что забор, где проходит тот самый клин, — это граница с землями собственницы, а не Новинок. Это так или ошибка?

— Сомневаюсь. У меня есть письмо от 2009 года из исполкома (кстати, оно должно быть и у матери Екатерины, так как это она обращалась к властям), в котором говорится, что это земли общего пользования (молодой человек сейчас в отпуске, поэтому оперативно посмотреть документы и скинуть их фото никак не может. — Прим. Onliner).

— Чем так важен этот проезд для вас?

— Для нас он критически не важен. Просто, когда соседка начала предъявлять в нашу сторону претензии по поводу того, что мы ездим, мы решили разобраться, что и как, и обратились в Комитет землеустройства, чтобы нам объяснили, как пользоваться этой территорий. Проезд — единственная возможность проехать за участок для обслуживания. Проще говоря, мой дед может на мотоблоке подвезти что-то необходимое: это все-таки частный сектор. То есть он не пользуется проездом каждый день, но где-то раз в месяц это необходимо.

Мы спокойно жили по заведенному порядку лет двадцать, пока в прошлом году не поменяли забор и соседка не начала предъявлять претензии по этому поводу: не так поставили. Договориться мы пытались, но ничего не вышло. Думаю, людям надо учиться договариваться и не кляузничать на соседей по поводу и без. А иначе можно и самим нарваться на комитет.

— По поводу мотоблока — передвижение на нем по дорогам города запрещено.

— Да, были нарушения. За это нам в ГАИ выписали штраф, а заодно разъяснили, как можно ездить, а как нельзя (без прицепа, кстати, можно). Но дело ведь в том, что проезд можно использовать и для других видов транспорта: велосипед, самокат, мотоцикл. И это уже не будет никаким нарушением. Плюс за счет своей территории проезд может быть еще увеличен нами для передвижения спецтехники. К примеру, у нас там рядом канализация проходит, и ее надо откачивать.

Наши деды жили мирно и умели договариваться. Сейчас, как видите, все по-другому.

Так на кадастровой карте выглядит проблемное место

Дополнено

Теперь несколько слов о «порядке» в официальных государственных документах. Юрий, несмотря на то что находится в отпуске, все-таки раздобыл и передал фотографии того самого письма от 2009 года и госакта на землю дедушки.

Итак, в госакте, который был составлен еще в 2003-м, указано, что участок пенсионера в проблемном месте граничит с землями мамы Екатерины. Никак не с государственной землей.

А уже в 2009 году Минская городская землеустроительная и геодезическая служба уведомляет обоих землепользователей, что территория шириной 2, 5 метра не входит в границы их земельных участков. То есть уже десять лет эта информация должна быть хорошо известна и маме Екатерины, и ее соседу.

На этот аргумент Екатерина возражает: «О существовании этого письма мы узнали только на суде. Комитет не раз приносил его на заседания и делал на этом акцент. Но суд разобрался во всем и даже в постановлении указал: „...направление письма не свидетельствует о том, что лицу, в отношении которого ведется административный процесс, было достоверно известно о нарушении ею границ земельного участка...“ Если бы мы знали о таком, мы бы уже давно обратились, чтобы решить этот вопрос. Как, собственно, и было в 2018 году после обмера».

Недвижимость в Новинках:

Читайте также:

Наш канал в «Яндекс.Дзен». Присоединяйтесь!

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий