Заключил договор, а через месяц квартиру продали другому человеку. Истории жертв двойных продаж
257
21 мая 2019 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Александр Ружечка, Максим Тарналицкий
Заключил договор, а через месяц квартиру продали другому человеку. Истории жертв двойных продаж

Onliner продолжает следить за громким делом, связанным с продажей квартир в Минске по заниженным ценам. В качестве пострадавших проходят около 40 человек, сумма ущерба — $1,8 млн. После первой нашей статьи было возбуждено уголовное дело в отношении должностных лиц ООО «Светлана». Их подозревают в мошенничестве. Сегодня публикуем истории еще трех людей, которые лишились денег и не получили ключей.

Что за ООО «Светлана» и откуда у них дешевые квартиры?

Напомним, в недавнем прошлом ООО «Светлана» — это поставщик бетона на различные минские стройки. Предприятие базируется в агрогородке Слобода возле Кургана Славы. Не имея в обороте достаточно денег, многие застройщики предпочитали рассчитываться за бетон строящимися и готовыми квадратными метрами. В дальнейшем руководители ООО «Светлана» (Светлана Васильевна Сечко и ее муж Василий Иванович Сечко) заключали договоры с физлицами и продавали им эти квартиры по ценам ниже рыночных.

Речь шла о разнице в $100—200, а порой и в $300—350 с каждого квадратного метра по сравнению с предложениями застройщиков.

Предварительные договоры с людьми заключались в том числе на квартиры, за которые ООО «Светлана» еще не рассчиталось с застройщиками. Проведенная в 2017 году проверка ДФР Комитета госконтроля выявила серьезные нарушения в уплате налогов, после чего два расчетных счета были заблокированы и финансовое положение предприятия пошатнулось (был выставлен штраф в размере 900 тыс. рублей). Фирма оказалась не в состоянии отрабатывать квартиры, по которым были заключены предварительные договоры со строительными организациями.

Не получив обещанные квартиры, люди попробовали вернуть свои деньги, но тщетно. Крупные суммы растворились непонятно где. Всплыли вопиющие факты двойных продаж квартир. Чтобы рассчитаться с многочисленными кредиторами, Василий Сечко решил продать производственную базу в Слободе, но уже очевидно, что вырученной суммы хватит на оплату лишь малой части долга.

«Если заплатишь сразу, сделаю метр по $800»

Минчанину Александру не посчастливилось познакомиться со Светланой Сечко в марте 2017 года. Тогда мужчина располагал суммой в районе $30 тыс. по курсу и рассматривал варианты покупки жилья на вторичном рынке с использованием кредита. Узнав о его намерениях, один знакомый посоветовал «проверенный вариант».

— Сам он купил у Светланы квартиру в новостройке, получив приятную скидку. Я поехал в Слободу и в тот же день подписал предварительный договор купли-продажи. Светлана предложила мне «однушку» в доме Vogue 5Б на улице Макаенка. Единственным условием была стопроцентная оплата: «Если заплатишь сразу, сделаю тебе метр по $800». На том и сошлись, — вспоминает обстоятельства роковой сделки Александр.

По договору стоимость квартиры №62 площадью 46 кв. м составляла $36 тыс. по курсу. $19 тыс. Александр заплатил в день подписания договора, оставшиеся $17 тыс. — через несколько дней. Согласно одному из пунктов, спустя месяц после стопроцентной оплаты Светлана обязалась заключить договор уступки прав и обязанностей и тем самым передать строящуюся квартиру Александру.

— Цена была привлекательной, но не сказать чтобы слишком низкой. В то время, весной 2017-го, в Минске можно было найти предложения по $800—850 за метр. Правда, на стадии котлована. А в «Воге» уже строился десятый этаж, — вспоминает Александр. — Так что никакого подвоха я не чувствовал. Да, схема немного нестандартная, но ведь сколько людей, включая моего знакомого, так построились — и все было хорошо. В подтверждение своих благих намерений Светлана показала договор создания объекта долевого строительства между «Зомекс Инвестмент» и ООО «Светлана». Подкупил и тот факт, что она поставляла бетон крупнейшему застройщику, который не будет связываться с какими-то «левыми» конторами.

— Да и вообще, Светлана Васильевна производила очень приятное впечатление. В ее кабинете были детские рисунки, иконы. Казалось, такой человек не способен на серые схемы, обман, мошенничество.

Через месяц Александр снова приехал в Слободу, чтобы подписать основной договор (как того и требовал предварительный договор купли-продажи). В ответ на его предложение Светлана повела себя странно.

— Мол, сегодня не могу. Кто-то уехал, а без него нельзя подписывать такой важный документ. Приезжай через месяц. Спустя месяц я услышал те же отговорки, а потом она стала редко отвечать на звонки.

Подозрения Александра нарастали. Все прояснилось, когда спустя несколько месяцев ему все-таки удалось застать Светлану на рабочем месте.

— Когда я туда приехал, в кабинете стоял ор. Какая-то женщина кричала: «Я тебе доверяла столько лет, а ты мне врешь постоянно». Потом зашел я и потребовал объяснений. На этот раз Сечко не стала выдумывать отговорки и призналась: квартиры нет. Мол, застройщик расторг договор на поставку бетона и строительство квартир.

Светлана обязалась до 20 декабря 2018 года вернуть Александру все выплаченные им деньги, о чем составила расписку. Когда этот срок вышел, а деньги так и не поступили, минчанин написал заявление в Первомайское РУВД Минска. Из полученного ответа он узнал, что его квартиру Светлана давно продала другому человеку.

Оказывается, еще 13 апреля 2017 года (спустя месяц после того, как Светлана заключила предварительный договор с Александром) квартира №62 была переоформлена на гражданку Н. Для этого были подписаны дополнительное соглашение к договору между застройщиком и ООО «Светлана» и договор уступки прав и обязанностей.

— Выходит, все это время Светлана вводила меня в заблуждение, прекрасно зная о том, что свою квартиру я не получу, и пользовалась моими деньгами, — говорит Александр. — Куда пропали $36 тыс., непонятно, милиция не смогла это выяснить, отписавшись смешной формулировкой: «вследствие неустановления местонахождения Сечко С. В.». Удивительно, но, располагая такими сведениями, РУВД не стало возбуждать дело. Мол, никакая это не уголовщина, а гражданско-правовые отношения, которые мы должны разрешать в судебном порядке.

Интерес представляют пояснения Светланы Сечко, полученные в ходе ее опроса следователем (постановление об отказе в возбуждении уголовного дела находится в редакции). В частности, она сообщает, что проблемы у предприятия начались после проверки ДФР на предмет неуплаты налогов. В результате этой проверки были изъяты все договоры, заключенные с ИООО «Зомекс Инвестмент» и ООО «Термотехстрой» (генподрядчик) с 01.07.2016 по 01.07.2017, а расчетные счета ООО «Светлана» были арестованы. «По независящим причинам у ООО „Светлана“ не получилось отработать договорные квартиры, на которые распространялась наименьшая цена», — делается вывод в материалах проверки РУВД.

По факту заключения договора с Александром и невыполнения договорных обязательств РУВД сообщает следующее: «Сечко С. В. пояснила, что реальная стоимость квартиры по договору, заключенному с ИООО „Зомекс Инвестмент“, составляет $56 тыс. на момент покупки. В дальнейшем ввиду того, что скидку на вышеуказанную квартиру Сечко С. В. от застройщика не получила, ей пришлось заключить дополнительное соглашение к договору создания объекта долевого строительства с гражданкой Н., так как у последней имелись денежные средства в полном объеме».

Также Сечко пояснила следователям, что планировала выкупить у ООО «Термотехстрой» аналогичную однокомнатную квартиру и предоставить ее Александру, но не смогла сделать это по причине проверки ДФР и сокращения заявок на поставку бетона.

За семь месяцев до заключения договора квартира была продана другому человеку

Своей историей с редакцией решил поделиться и Сергей. Заключив договор с ООО «Светлана», мужчина рассчитывал построить однокомнатную квартиру в 25-этажке на улице Восточной (застройщик — «Студенческий дом»). Заплатил в общей сложности около $43 тыс. по курсу.

— Сам я родом из Смолевичей. Городок небольшой, о фирме «Светлана» все знали. Среди моих знакомых есть люди, которые с помощью супругов Сечко построили квартиры в «Маяке Минска». В ноябре 2015 года, накопив силами всего семейства $30 тыс., я обратился к Светлане, и она предложила мне «однушку» в строящемся доме на Восточной. Дом хороший: лифты Otis, кирпичные стены, консьерж. На тот момент застройщик продавал метры за $1350, а у Светланы цена была $1000. Она сказала: $30 тыс. давай сразу, а остаток — как сможешь, — вспоминает Сергей.

Предварительный договор Сергей и Светлана подписали 26 ноября 2015 года с тем условием, что основной договор купли-продажи будет заключен в мае 2016-го — ко времени ввода дома в эксплуатацию. Постепенно, откладывая деньги со своей зарплаты и пенсии родственников, Сергей полностью рассчитался за, казалось бы, свою квартиру. Летом 2016 года, уже думая о ремонте и расстановке мебели, он напомнил Светлане Сечко о необходимости заключения основного договора. И был озадачен ее ответом:

— Светлана принялась рассказывать, что у «Студенческого дома» начались проблемы с банком и все квартиры, проданные со скидкой, застройщик якобы забрал в счет погашения своих долгов. Просила не расстраиваться и пообещала подобрать аналогичную квартиру в другом доме. Честно говоря, и в мыслях не мог допустить, что меня обманывают, потому с легкостью согласился.

На словах мне предлагались квартиры «Маяке Минска»: «Веласкес», «Климт», «Страдивари». Слышал только названия домов и никакой конкретики. Сначала Светлана отвечала на телефонные звонки через раз, потом через десять раз. Потом я узнал о проверке ДФР и о расторжении договоров по квартирам в «Маяке Минска». Василий Иванович, муж Светланы, сетовал на проигранные суды, но божился вернуть деньги, как только они продадут свое предприятие.

В декабре 2018 года Сергей вспомнил о «своей» квартире на улице Восточной и решил поинтересоваться, кто же там живет.

Как выяснилось, еще в апреле 2015 года (за семь с половиной месяцев до заключения предварительного договора между Сергеем и ООО «Светлана») квартира №45 была приобретена гражданкой Л. по договору с ООО «Студенческий дом».

— Эта женщина и ее сын отнеслись ко мне настороженно, но мне все же удалось выпросить у них первую страницу договора со «Студенческим домом». Этот документ, датированный 15 апреля 2015 года, — железное доказательство того, что Светлана Сечко продала мне то, что ей не принадлежало, и наверняка знала об этом, — говорит Сергей, показывая нам два документа. — Я взял эту страницу и свой договор и поехал к Василию Ивановичу (Светлана к тому времени уже была в больнице). Он округлил глаза: «Это же уголовная статья!» Я ему говорю: никого не хочу усадить за решетку, только верните мои деньги. Он: подожди до февраля, вот-вот такая-то фирма берет кредит и покупает их базу. Прошел февраль, март, апрель — ничего. От Василия Ивановича никаких новостей. Я взял за привычку звонить ему 10 раз утром, 10 раз днем и 10 раз вечером — чтобы человек знал, что не одинок в этом мире. Как-то случайно он поднял трубку: «Да-да, скоро все решится, ждите». И снова пропал.

Сергей написал заявления в РУВД, Следственный комитет, Генпрокуратуру. Просит привлечь к уголовной ответственности не только Светлану Васильевну Сечко, но и ее мужа.

— Василий Иванович пытается откреститься от махинаций с квартирами. Якобы он не при делах, якобы не знал, чем занимается его жена. Но как же не знал, если он, будучи директором ООО «Светлана», собственноручно подписывал мне счета на оплату квартиры? — задается вопросом Сергей.

Когда ключи были на руках, попросили доплатить $23 тыс.

Для Натальи договор с ООО «Светлана» обернулся потерей $61 тыс. по курсу. Эта история — не про двойную продажу, но по факту квартира, за которую уплачены деньги, досталась совершенно другому человеку.

— На Светлану Сечко я вышла летом 2017 года через одно агентство недвижимости. Ее мне рекомендовали как надежного человека, работающего на рынке более 20 лет. При обсуждении вариантов мы остановились на двухкомнатной квартире площадью около 66 кв. м в «Маяке Минска» (дом «Климт»). По моему требованию Светлана предоставила все документы, где была видна передача квартиры от застройщика «Зомекс Инвестмент» к генподрядчику «Термотехстрой», и далее предварительный договор купли-продажи между «Термотехстроем» и «Светланой» на сумму около $64 тыс. Продать квартиру мне Светлана предложила за $61 тыс. по курсу, и эта сумма была зафиксирована в предварительном договоре, — восстанавливает детали Наталья. — Лично мне Светлана говорила, что квартира уже отработана и генподрядчик рассчитался ею за поставленный бетон, однако это оказалось не так.

Важным условием подписания предварительного договора (не отраженным, однако, в документе) была быстрая оплата всей стоимости квартиры.

— Светлана давила на то, что если мне нужна эта квартира, надо срочно заплатить, — вспоминает девушка.

Смирившись с переносами сроков и дождавшись сдачи дома в эксплуатацию, Наталья сходила на предварительную приемку квартиры, подписала акт приемки и даже получила от «Термотехстроя» ключи под расписку. Вскоре представители генподрядчика уведомили Наталью о необходимости доплатить $1313, так как по результатам обмера площадь квартиры увеличилась более чем на метр.

— У меня сразу возник вопрос: почему $1313, если по нашему со Светланой договору метр стоит $926? И почему я должна что-то «Термотехстрою», когда у нас договор со «Светланой»? И где вообще документы, подтверждающие мое право на квартиру? Я попросила составить допсоглашение, после чего Светлана Сечко сообщила, что «Термотехстрой» изменил стоимость квартиры, повысив ее почти до $84 тыс. Меня начали подгонять: доплачивай, иначе квартира достанется другому человеку.

Таких денег у Натальи не было. Светлана обещала подобрать другие варианты в рамках суммы предварительного договора. Потом опять пропала.

— Я написала две претензии Светлане — ответов не было. Подала иск в суд Смолевичского района, где пыталась «выбить» свою квартиру. Было пять заседаний (Светлана явилась только на одно). Представители «Термотехстроя» говорили, что квартира не отработана, потому предварительный договор с ООО «Светлана» был расторгнут. На меня все наседали и требовали, чтобы я разбиралась именно со Светланой и забирала свои деньги у нее. Именно под таким давлением мне пришлось менять иски в сторону возврата денег. Суд вынес решение в мою пользу 14 декабря 2018 года. Светлана подала на ликвидацию 13 декабря 2018 года…

Так Наталья оказалась в очереди кредиторов — таких же обманутых людей, как и она сама. Пострадавшие общаются в Viber-чате, делятся новостями (в основном безрадостными), слухами и догадками.

— У нас есть основания полагать, что имущество ООО «Светлана» выводилось и продавалось до ликвидации компании. Эти сведения должны быть проверены следственными органами, — говорит Наталья. — Вопросы должны быть не только к Светлане, но и к ее мужу. В прошлой статье он прикинулся простачком: не знал, не видел, не вмешивался в дела. Это неправда. Все он знал, на документах стоят его подписи.


За время подготовки этой статьи уголовное дело в отношении должностных лиц ООО «Светлана» было возбуждено по двум заявлениям (одно из них коллективное). Речь идет о части 4 статьи 209 Уголовного кодекса Беларуси — «Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере». Мы запросили комментарий в управлении Следственного комитета по Минской области и обязательно вернемся к этой теме.

Читайте также:

Наш канал в «Яндекс.Дзен». Присоединяйтесь!

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Александр Ружечка, Максим Тарналицкий