795
24 апреля 2019 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Малиновский
Десятки потерпевших и двойные продажи квартир? На столичном рынке недвижимости разгорается новый скандал

Кто-то отдал $30 000 и остался без обещанных «квадратов», кто-то расстался с $94 000, не получив взамен ничего. Желая приобрести жилье по цене ниже рыночной, десятки минчан стали жертвами то ли спланированной аферы, то ли неблагоприятного стечения обстоятельств (что произошло на самом деле, еще предстоит разобраться следователям). В этой запутанной истории фигурируют разные новостройки — «Маяк Минска», «Грушевский посад», ЖК «Столичный» и так далее, — но всех пострадавших объединяет одно: они заключали договоры не с застройщиками, а с предприятием, поставляющим бетон на минские стройки. Подробности нового конфликта на рынке столичной недвижимости — в материале Onliner.

Поставщик бетона, о котором пойдет речь, — это ООО «Светлана» — предприятие, базирующееся в агрогородке Слобода возле «Кургана Славы». Не имея в обороте достаточно денег, многие застройщики предпочитали рассчитываться за бетон строящимися и готовыми квадратными метрами (вполне распространенная для наших реалий практика). В дальнейшем ООО «Светлана» заключало договоры с физлицами и продавало им новые квартиры по ценам ниже рыночных. Некоторые ловкие граждане даже сумели построить несколько квартир и перепродать их с неплохим наваром. Но в какой-то момент годами отработанная схема дала сбой — десятки человек остались без обещанных ключей и без денег.

История Александра, который не может вернуть $30 000

Точное количество пострадавших уже известно: 39 человек. Одним из них, к своему несчастью, оказался Александр. Имея на руках весьма скромную сумму, не позволяющую претендовать на заключение договора и рассрочку от застройщика, он соблазнился предложением построить квартиру недалеко от центра Минска по приятной цене — $850 за квадратный метр, тогда как рыночная стоимость достигала $1100.

— Про ООО «Светлана» я узнал от знакомого весной 2016 года, — начинает рассказ Александр. — Приехал в Слободу, познакомился с заместителем директора Светланой Васильевной Сечко, которая занималась всеми вопросами, связанными с продажей квартир. Она женщина деловая, открывает папку с документами и говорит: «Так, у меня есть три однокомнатные квартиры на Тимирязева — 8-й, 11-й, 18-й этаж. Что выбираешь?» Это ЖК «Столичный», монолитно-каркасный дом. Тогда его только начинали строить. Выходило, что при помощи Светланы «однушку» площадью 47 «квадратов» можно было взять в рассрочку за $39 950.

Светлана заверила, что застройщик «ВильнюсСтрой» рассчитался с ней за бетон жилищными облигациями, которые будут переведены на мой счет «депо» после того, как я полностью расплачусь за квартиру. Мы заключили договор на приобретение квартиры №59 на 11-м этаже с устным условием, что $14 000 по курсу я плачу сразу, а остаток — в рассрочку до окончания строительства дома.

Заключенный договор между ООО «Светлана» и Александром представляет собой весьма странный документ, состоящий всего из двух страниц и никоим образом не проясняющий, на основании чего у ООО «Светлана» возникло право собственности на облигации СООО «ВильнюсСтрой».

— Светлана не показывала мне ни облигации, ни договор с застройщиком. В силу своей неопытности я не придал значения этим моментам, хотя стоило бы, — анализируя свои ошибки, рассуждает Александр. — Внутренне я был спокоен. Работающий завод с постоянно снующими грузовиками производил впечатление солидного и загруженного заказами предприятия. Казалось, неужели из-за каких-то $40 000 они будут рисковать своей репутацией и кидать людей?

Заключив договор, Александр принялся исполнять взятые на себя обязательства — каждый месяц приезжал в Слободу и передавал по 800 рублей в счет оплаты стоимости квартиры. Взамен получал квитанции к приходно-кассовому ордеру с подписями и печатями.

Тем временем дом постепенно прирастал этажами, Александр ездил на стройку, интересовался ходом работ у прораба, позже добавился в Viber-чат будущих жильцов. В этот момент прозвенел первый тревожный звонок:

— Прошу добавить меня в «шахматку»: 11-й этаж, 59-я квартира. А мне отвечают: на 11-м нет 59-й, она на 8-м. Звоню Светлане. Она: «Ну, напутали, бывает. Приедешь — поправим договор»…

В то время один мой знакомый по имени Роман с помощью Светланы сумел заскочить в соседний дом «Чайковский» за несколько месяцев до его сдачи в эксплуатацию. Он купил метры по $900 или $950, тогда как застройщик продавал по $1200—1300. Глядя на него, я успокаивал себя: схема работает, Светлана держит слово, все будет хорошо.

Через какое-то время тот самый Роман сообщил Александру неприятную новость: его вызывали в Госконтроль по поводу квартиры, деятельностью ООО «Светлана» заинтересовался Департамент финансовых расследований. Проверка обернулась для предприятия серьезным штрафом за неуплату налогов.

— Понимая, что происходит что-то странное, осенью 2018 года я решил досрочно выплатить остаток долга и забрать облигации, — восстанавливает дальнейший ход событий Александр. — К тому времени я уже оплатил $27 000 по курсу. Кое-как наскреб $3000, собирался взять кредит. Светлана говорит: «Хорошо, только мне твои $3000 нужны срочно». На какой-то там двигатель. Пишет расчетный счет — а это счет не ООО «Светлана», а ООО «Союзстройиндустрия». Что за ерунда? А она в ответ: «Не бойся, это моя вторая фирма»…

Несмотря на сомнения, деньги Александр все-таки перевел. Но когда Светлана стала медлить с выдачей документов для оформления кредита, занервничал и сделал то, что необходимо было предпринять давным-давно, — обратился к застройщику.

— Приехал в «ВильнюсСтрой». Там, понятное дело, меня никто не знает. Спрашиваю: «А Светлану Сечко знаете?» Знают. «Договор с ней на 59-ю квартиру оформляли?» Нет! Эта квартира давно продана другому человеку… Капец!

Что интересно, в «шахматке» 59-я квартира все еще числилась за Александром. Вероятно, ее настоящий владелец так и не присоединился к Viber-чату будущих жильцов. Иначе нестыковка вскрылась бы значительно раньше.

— Я снова помчался к Светлане, и ей ничего не оставалось, кроме как сознаться: никакой квартиры нет. Мол, рассчитывали поставить бетон, но не поставили. Мол, из-за проверки Госконтроля и огромного штрафа они с мужем вынуждены ликвидировать ООО «Светлана» и продать имущество, чтобы рассчитаться с долгами. Часть активов они перебросили на свою вторую фирму — «Союзстройиндустрия». Дальше начались обещания: потерпи неделю, потерпи еще пару недель, вот-вот некая фирма оформит кредит и купит их растворобетонный узел. Потом выяснилось, что кредиторов не 4—5, а почти 40. Светлана слегла в больницу, переключив меня на своего мужа и их юриста.

$30 000 для меня — очень большие деньги, я долго их копил. Но есть люди, отдавшие Светлане $80—90 тыс. Представляю, каково им сейчас. Нам ничего не разъясняют, не обещают. Совершенно непонятно, куда исчезли наши деньги и как их будут возвращать. Думаю, дело зашло слишком далеко, и разбираться в нем должны уже компетентные органы, — полагает Александр.

Заявление в УВД Миноблисполкома он уже отвез.

История Дмитрия, который не может вернуть $40 000

О том, что одну и ту же квартиру можно продать разным людям, минчане узнали еще в конце 2000-х, когда руководство компании «Террастройинвест» проворачивало свои темные дела с новостройкой возле станции метро «Каменная Горка». Больше года назад прогремел очередной скандал: директор строительной фирмы «Копинстрой» был уличен в заключении фиктивных договоров купли-продажи одних и тех же квартир. Еще один герой нашей статьи, минчанин по имени Дмитрий, подозревает, что, заключив договор с ООО «Светлана», также стал жертвой двойных продаж.

— После рождения ребенка мы с женой стали думать о расширении жилплощади. К тому моменту у нас было $20 000 — с такой суммой о покупке «двушки» не приходилось и мечтать, — говорит Дмитрий. — Родственники посоветовали женщину, которая может свести с нужным человеком. Так мы оказались в Слободе в кабинете у Светланы Васильевны Сечко. Она предложила нам двухкомнатную квартиру в строящемся доме жилого комплекса «Грушевский посад». Квадратный метр у нее стоил $800 — выходило где-то на $100—150 дешевле рыночной цены. Единственным условием с ее стороны была оплата аванса в размере $40 000 по курсу, а оставшиеся $14 880 можно было выплачивать в течение трех лет.

Условия показались супругам выгодными, и в августе 2017 года они взяли в долг крупную сумму и заключили с ООО «Светлана» предварительный договор купли-продажи квартиры. Этот документ также вызывает массу вопросов: непонятно, чем подтверждается право собственности ООО «Светлана» на квартиру, не указаны сроки заключения основного договора, сроки оплаты и передачи квартиры.

— Как объясняла Светлана, на тот момент квартира не принадлежала ее фирме, но по мере поставки бетона застройщик полностью рассчитается с ней квадратными метрами, и тогда квартира будет переоформлена на нас, — поясняет Дмитрий. — На наши вопросы был один ответ: не волнуйтесь, многие люди так построились, и у вас все получится.

— В 2018 году до нас дошли слухи о каких-то проблемах у Сечко. В ноябре мы приехали к ней в Слободу. Она стала заверять, что никакие проверки нас волновать не должны, что ей осталось поставить в «Грушевский посад» совсем немного бетона и к новому году квартира будет наша, — продолжает супруга Дмитрия. — Нас смутило, что растворобетонный узел предприятия не работал. Решили съездить к застройщику — в офис продаж компании «Жилстройкомплект». Там переспросили: «37-я квартира? Так Светлана же продала ее в июне 2018 года другому человеку».

Мы наняли адвоката, составили претензию, снова поехали в Слободу. Светлана заявила, что якобы никому не продавала нашу квартиру, затем начала предлагать другую квартиру в том же доме, но мы знали, что этой квартиры у нее нет: застройщик сам расторг договор в связи с непоставками бетона. В конечном счете Светлана согласилась вернуть нам наши $40 000, но после того, как будет продано имущество предприятия. С тех пор мой муж ездил в Слободу много раз, звонил Светлане, ее мужу, их юристу — мы до сих пор ничего не получили. И уже не верим их обещаниям.

Еще минимум по двум прошедшим через ООО «Светлана» квартирам усматриваются признаки двойных продаж. Эти факты подтверждает юрист Дмитрий Куделко, который помогает урегулировать сложившуюся ситуацию.

— По изученным мною документам видно, что эти квартиры продавались разным людям, — говорит юрист. — Был в том мошеннический умысел или же произошла техническая ошибка ввиду невнимательного ведения документооборота? Ответа у меня нет.

История Александра, который не может вернуть $73 000

Еще один минчанин — Александр — доверился обещаниям Светланы Сечко еще в 2014 году и до сих пор не получил ни квартиру, ни растворившиеся на счете компании $73 000.

— Тогда цены были почти на пике, а банки выдавали кредиты под 45% годовых. Мы с женой и ребенком ютились в съемной «однушке» и лишь мечтали о своем жилье. И тут в нашей жизни появляется Светлана с $950 за метр в Копище, — вспоминает мужчина. — Когда дом был почти достроен, а сумма наших выплат приближалась к $83 000, Светлана предложила нам рассмотреть более престижный вариант — трехкомнатную квартиру в монолитно-каркасном доме на улице Леонида Беды (ЖК «Лира» от застройщика «Студенческий дом»). Поскольку дом еще строился, надо было немного подождать. Мы согласились. Доплата не пугала, поскольку Светлана предоставляла рассрочку.

Далее произошло нечто странное. Со слов Александра, Светлана попросила у него договор на покупку квартиры в Копище «для переоформления в бухгалтерии». С тех пор свой договор он не видел, а новый так и не был предложен на подпись. В качестве подтверждения благих намерений Александру была передана лишь копия договора создания объекта долевого строительства, заключенного между «Студенческим домом» и «Светланой».

— Спустя пару месяцев квартиры в «Лире» были арестованы банком в счет погашения задолженности застройщика, — продолжает Александр. — Тогда Светлана предложила нам строящуюся квартиру в Лебяжьем. Мы сказали: берем, но больше никаких доплат до момента получения ключей. Светлана не возражала. Шло время. Дом сдался — тишина. И тут начинается: проверка ДФР, звонки, обещания… В конечном счете мне удалось выбить лишь $10 000 наличными, остальные $73 000 непонятно где.

Что в итоге? Мы как жили пять лет назад в съемной «однушке», так и живем. Иногда позваниваю Василию Ивановичу, мужу Светланы (сама она не отвечает: в больнице). Он обещает вернуть все, как только продаст имущество. Но что-то там не продается…

Что думают в милиции?

В этом году восемь человек обратились в Смолевичский РОВД с коллективным заявлением о возбуждении в отношении Светланы Сечко уголовного дела по статье «Мошенничество». Проведя проверку, милиция приняла решение отказать «вследствие отсутствия в действиях Сечко С. В. состава преступления». Из материалов проверки следует, что исполнить свои обязательства по заключенным договорам Сечко не смогла ввиду того, что «продукция ООО „Светлана“ стала не востребована на рынке».

«От исполнения своих обязательств Сечко С. В. не отказывается, — говорится в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. — С этой целью начат процесс ликвидации ООО „Светлана“ для того, чтобы было возможно распродать имущество организации. Согласно сведениям, полученным из НПГРП „Национальное кадастровое агентство“, в собственности ООО «Светлана» находится 100 капитальных строений, в том числе 92 квартиры».

Что думает муж Светланы?

Прокомментировать ситуацию согласился муж Светланы Василий Сечко, директор ООО «Светлана».

— Наша фирма организовалась в 1993 году. Проблем никогда не знали, людей зарплатой не обижали, столько всего построили… Вы знаете, эти квартиры были обузой для нас. А что поделаешь: у застройщиков нет свободных денег, им так проще рассчитываться за бетон. А нам потом возись с депозитариями этими, облигациями, оформлением в БРТИ, ищи покупателей — и идешь на это только потому, что иначе им никак с тобой не рассчитаться, — немного сбивчиво объясняет Василий Иванович. — Первый «обвал» произошел на «Студенческом доме», где подвисло несколько оплаченных людьми квартир. Пришлось искать им другие варианты. Потом долгострой «Лады» на Маяковского — тоже зависло 3—4 квартиры, застройщик расплатился в конце концов магазином, который до сих пор не сдан. Был такой застройщик «Карпович» — расплатился с нами недостроенным домом за 1 млн 750 тыс., больше нечего было с него взять. Продать его мы смог ли только за 750 тыс. — 1 млн потеряли. Так вымывалась наша оборотка.

Потом нас «хлопают» проверкой ДФР, насчитывают 900 тыс. рублей неуплаты налогов. И следом генподрядчик «Маяка Минска» отказывается от поставок бетона и расторгает договоры на 11 квартир. На эти квартиры у Светланы уже были заключены договоры с людьми…

Чтобы рассчитаться с людьми, мы решили продать растворобетонный узел, продать нашу базу. Но я продешевил… По первому списку кредиторов выходило $450 тыс. долга, мне большего и не требовалось. А потом в январе — феврале пошел шквал звонков от новых кредиторов. Сейчас сумма долга по квартирам — $1 800 000. И еще перед налоговой больше миллиона рублей.

— Как вы могли не знать, сколько у ООО «Светлана» кредиторов?

— Я на фирме был за инженера, механика и снабженца, а жена занималась финансами. Я в ее дела не вмешивался. А Светлана очень скрытная, даже мне ничего не рассказывала. Она брала займы у людей, вероятно, чтобы как-то пополнить оборотные средства фирмы. И квартиры по дешевке продавала, потому как по рыночной цене никто бы не взял. А скидки — это наши убытки, на каждой квартире тысячи долларов теряли.

— В чем была необходимость продажи имущества фирмы? Что мешало работать дальше, производить бетон, постепенно рассчитываясь с кредиторами?

— Боялся, что государство все заберет за долги перед налоговой. А я с людьми хотел в первую очередь рассчитаться. Кредиторы же наседают. Но теперь понимаю: зря поторопился. Лучше бы работал дальше. Долги оказались больше, чем ожидал. Продажей базы их не закрыть.

— В ответе из РУВД говорится о 92 квартирах в собственности ООО «Светлана»…

— Наверное, это какая-то ошибка. Я не знаю, о каких квартирах речь. Поверьте, мы бы давно отдали их людям, если бы они были. Все, что у меня было, я уже отдал. Даже джип отдал за долги. Дома своего у меня нет, живу только за счет пенсии…

С учетом продажи производственной базы и распределения вырученных средств среди кредиторов сумма долга перед оставшимися без квартир людьми составит порядка $1 400 000. Василий Сечко уверяет, что ни от кого не скрывается и изыскивает все способы, чтобы рассчитаться с кредиторами. Правда, не совсем понятно, за счет чего он планирует это сделать. Onliner будет следить за развитием конфликта.

Читайте также:

Наш канал в «Яндекс.Дзен». Присоединяйтесь!

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Малиновский