566
19 апреля 2019 в 8:00
Источник: Анна Садовская

«Иногда хочется плакать и в Беларусь». Как девушка из Минска путешествует по миру и не платит за жилье

Кто-то весь год откладывает на отпуск, а кто-то собирает рюкзак и отправляется в дорогу. Onliner продолжает публиковать истории молодых белорусов, которым приходилось искать бесплатный ночлег в чужом городе, вписываться на флэт с незнакомцами или месяцами ночевать на раскладушке в квартире друга. Хотите рассказать о чем-то подобном — пишите на se@onliner.by. А сегодня свою историю рассказывает Анна из Минска, которая любит путешествовать по миру с помощью каучсерфинга, бесплатно останавливается в незнакомых городах, общается с интересными людьми и весело проводит время, даже если засыпать приходится на полу под звуки арабо-французской «трасянки».


Меня зовут Аня. Я люблю самостоятельно организованные путешествия. На протяжении последних двух с половиной лет активно пользуюсь каучсерфингом для поиска жилья в поездках. Уже приходилось останавливаться у 10 хостов в Севилье, Болонье, Кордобе, Малаге, Тбилиси, Мадриде, Будапеште, Кракове и Праге.

Идея каучсерфинга заключается в том, что путешественники получают бесплатный ночлег. Но для меня каучсерфинг — это в третью очередь возможность ощутимо сэкономить, во вторую — вживую поговорить с местными и увидеть их жизнь изнутри, а в первую — испытать на себе масштабы человеческой отзывчивости и бескорыстия и получить порцию неописуемо позитивного общения. Подавляющее большинство каучсерферов — это не просто общительные люди, но и очень интересные, ответственные, заботливые и просто мировые чуваки. В отличие от платных апартаментов, здесь вы не услышите напоминаний о том, что воду в душе нужно экономить, и вам не запретят пользоваться хозяйской солью и маслом для жарки.

Наше жилье в Праге

Всегда возникает вопрос: а что хозяева ждут взамен? Отвечаю: общение. Больше действительно ничего не нужно. А некоторые не претендуют даже на это, предоставляют кров просто по доброте душевной. Например, наш мадридский хост совершенно не говорил по-английски и не рассчитывал на то, что мы будем проводить с ним время. Он просто выделил нам отдельную комнату, дал ключи и ушел на работу в ночную смену. В общем, поговорка «Бесплатный сыр бывает только в мышеловке» — это не про «кауч». Здесь более применима фраза «Мир не без добрых людей». Я бы сама в это не поверила, если бы не убедилась многократно на личном опыте.

Я заметила, что самыми гостеприимными хозяевами оказываются эмигранты. Видимо, потому, что они на своей шкуре испытали, что такое искать прибежище в новом городе. Например, в Кракове мы останавливались у индуса, в Праге — у канадского француза, в Севилье и Тбилиси — у чистокровных англичан, сбежавших от британского климата. Практически все мои хосты проявляли большой интерес к Беларуси и много расспрашивали о моей жизни на родине.

Наша квартира в Тбилиси

Люди делят с вами те условия, в которых живут сами, так что ждать люксовых апартаментов — наглость. Но это вовсе не означает, что все предложения общажного уровня. С большой вероятностью вам предложат отдельную комнату с двуспальной кроватью и теплой постелью.

Самый стремный опыт: 12 бутылок от пива и ощущение, что мы попали к работорговцам

Не стану утверждать, что каучсерфинг — это полностью безопасно. Знакомым девочкам как-то предлагали интим (хоть и в очень робкой форме) — и они решили съехать в поисках другого ночлега.

Лично мой опыт проживания по «каучу» почти всегда был очень позитивным, но, чтобы было интереснее, расскажу о худшем эпизоде.

Моя отважная сестра Настя на побережье Малаги

Мы с сестрой вдвоем путешествовали по Испании. У нас была договоренность с парнем из Малаги по имени Сами на две ночевки. Но за день до этого случился форс-мажор, и нам понадобилось приехать в Малагу раньше. В восемь часов вечера мы написали Сами с вопросом, можно ли провести у него лишнюю ночь. Он ответил, что у него беспорядок, но он готов нас принять. Но мы тогда не представляли себе масштабы этого беспорядка.

Приехали в Малагу с чемоданами, полными мокрых от ливня вещей, и к полуночи добрались до приличного дома с добротным подъездом. Мы уже еле держались на ногах после целого дня злоключений и переездов. Позвонили в домофон. Нам ответил мужской голос. Оказалось, там не ждут гостей и вообще не понимают, кто мы такие. Потом собеседник догадался: «А, вы к Сами по каучсерфингу?» Оказалось, что Сами ушел на тусовку, не потрудившись предупредить соседей по квартире, что ждет постояльцев, а нас — что живет не один.

Мы поднялись на нужный этаж. В коридоре нас встретил крепкий дух марихуаны, а за ним появились два парня арабской наружности и слюнявая мини-собака. Парни познакомились с нами, пригласили пройти в квартиру и дождаться Сами. Они держались приветливо и очень хорошо говорили по-английски. Мопс уморительно сопел. Мы прошли в гостиную. За девять лет жизни в Минске мне довелось сменить большое количество общаг и съемных квартир, и я многое повидала. Но даже это вкупе с моим туристическим опытом не подготовило меня к тому, что мы увидели в этой квартире. Выглядела она более чем по-холостяцки. На столе стоял кальян и 12 (я считала) пустых бутылок от пива.

И мы, и парни пытались дозвониться Сами, но его телефон был недоступен. Меня не покидало ощущение, что мы попали к каким-то работорговцам. Утешало только то, что нас поначалу не хотели пускать. Если бы не холодная мартовская ночь и смертельная усталость, мы бы сразу унесли оттуда ноги. Но решили посидеть какое-то время в надежде, что Сами действительно придет. Хозяева продолжили курить травку. Они говорили друг с другом по-арабски, мы с сестрой — между собой по-русски. Идущий по телику фильм про захват заложников с напряженной музыкой тоже не прибавлял оптимизма.

Наконец появился Сами в сопровождении друга Суана (тоже арабской внешности). Никого в своей жизни я не была так рада видеть. Парни вчетвером снимают пятикомнатную квартиру за €600 в месяц. Сами и Суан говорили друг с другом по-французски, а в целом обитатели квартиры общались на гремучей смеси арабского и французского, которая по звучанию больше походила на немецкий.

Нам предложили чаю и подготовили спальные места в виде двух отдельных матрасов в комнате Сами, а хозяин расположился на узкой кровати. Постелька у нас была видавшая виды. Но все равно мы спали прямо в джинсах и ветровках, потому что было очень холодно. Отопление уже отключили, и царила сырость, с которой боролись экстремальным проветриванием. Зайдя в ванную, я поняла, почему Сами заранее писал, что нам лучше привезти принадлежности для душа с собой, хотя обычно хосты позволяют пользоваться своим гелем-шампунем. Все баночки были пусты и многократно выполосканы. Не представляю, как Сами и Суан умудряются так пристально следить за собой и белизной своих кроссовок. Встретив их на улице, я бы не поверила, что они живут в такой дыре.

Суан, я и Сами

В квартире была кладовка со свалкой вещей. На вершине кучи полувертикально валялся открытый чемодан, служивший спальным местом пса Энзо, который остался в квартире от кого-то из предыдущих жильцов.

Вход в кухню венчал огромный пакет с мусором, висящий на ручке двери. На холодильнике висел график дежурств. Когда мне захотелось попить водички, чистый стакан найти не удалось: вся посуда ждала своей участи в раковине (явно уже давно). Средства для посуды не наблюдалось. Сами говорил, что воду здесь можно пить из-под крана, хотя ее цвет бросал тень на это утверждение.

Я ложилась спать в отчаянии. Хотелось плакать и в Беларусь.

Утренний вид из квартиры в Малаге

Мы проснулись safe and sound. Все утро проговорили с Сами. Он оказался очень приятным ненавязчивым собеседником.

Сами — марокканец, работает инструктором по серфингу. У них с другом бизнес по организации туров в Марокко. Он прекрасно говорит по-английски и слегка владеет русским, потому что какое-то время работал администратором в отеле. Сами явно живет по заповедям Боба Марли: ни о чем не парится. Он очень хороший человек, но немного безответственный и непоследовательный.

Его друг Суан родился во Франции, отучился в Барселонском университете, работал официантом. С нами он все больше улыбался и отмалчивался, стесняясь своего не очень хорошего английского. Русский тоже немного знает, потому что какое-то время встречался с москвичкой. Я вообще очень уважаю арабов за то, что они владеют всеми языками мира. По крайней мере устным вариантом.

Я в крепости Алькасаба

Мы рассказывали друг другу о своей жизни, делились музыкальными рекомендациями. У Сами был свободный день, и он предложил побыть для нас гидом. По всему городу у Сами кореша. Он здоровался с просителем милостыни и по-братански обнимался с хозяином закусочной. Ребята порекомендовали нам зайти в крепость Алькасаба. В крепости мы слегонца потеряли счет времени от восторга.

И на выходе, посмотрев на часы, уже усомнились в том, что наши приятели все еще ждут нас. Но они ждали, только переместились в кебабную. Мы тоже заказали себе по порции, я не смогла доесть свою, и Сами мне помог. Это был первый раз в моей жизни, когда абсолютно чужой человек доедал за мной еду.

Вечером, вернувшись с прогулки, мы 20 минут не могли попасть в квартиру, потому что Сами крепко спал (в восемь вечера) и не слышал звонков и стука. Утром нашего отъезда от тоже отсыпался после тусы. Так что нас любезно провожал его сосед, параллельно устраняя следы деятельности Энзо, который использовал пол кухни в качестве туалета.

Лучший опыт: как мы летали в Будапешт вместе с парнем и ночевали у незнакомца

В Будапешт я летала со своим парнем. Нас принимал венгр по имени Дони. На тот момент он жил со своим братом и двумя сестрами в трехкомнатной квартире. Их дом с высоченными потолками, 1903 года постройки. Здесь сохранились деревянные двери, оконные рамы, дверные ручки, перила и мозаики на полу подъезда. Есть очаровательный внутренний двор с балконами-галереями.

Нам выделили гостиную. Лишних одеял в квартире не было, так что Дони выдал нам по спальному мешку.

Живет хозяин небогато. У него даже нет смартфона. Но квартира очень аккуратная и чистая. Дони — студент. У него отличный английский. Он брал курс русского в университете, потому что его бывшая девушка — наполовину русская.

Дони встречал нас на вокзале, чтобы мы не заблудились в городе. Кормил и ужином, и завтраком. А взамен согласился принять только коробку сока.

Дони целыми днями занят учебой. Тем не менее он очень обстоятельно пообщался с нами и в один из вечеров вызвался отвезти нас на закате в место, где тусуются не туристы, а только местные. Это холм, с которого открывается лучший вид на город и Дунай.

Дони и я

Дони невероятно ответственный. Он очень много внимания уделил тому, чтобы наша поездка прошла комфортно и была максимально полезной и насыщенной. При всей его серьезности от него исходит настоящая человеческая теплота. В отзыве на сайте Дони написал, что общение с нами — это его лучший опыт на каучсерфинге. Пожалуй, я могу сказать то же самое со своей стороны.

Мы с Дони на крыше Национальной библиотеки

Через полгода Дони на два дня прилетел в Минск. Мы постарались встретить его не менее гостеприимно. Целое воскресенье я показывала ему достопримечательности города. На вопрос о том, что ему больше всего понравилось в Минске, Дони ответил: «Бургеры на Октябрьской».

Наш канал в «Яндекс.Дзен». Присоединяйтесь!

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Анна Садовская