Минск (не)резиновый: пора запретить строить «человейники» в городе
1703
01 февраля 2019 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: архив Onliner
Минск (не)резиновый: пора запретить строить «человейники» в городе

Как известно, у любого белоруса есть две святые вещи: суверенитет и земли сельскохозяйственного назначения, отвоеванные у природы прадедами с помощью подсечного земледелия. Если с суверенитетом дела пока обстоят более-менее стабильно, то со вторым сакральным объектом поклонения в последнее время все не так просто. С начала года десятки гектаров «ландшафтно-рекреационных сельскохозяйственных территорий» в пределах МКАД и в ближайших окрестностях Минска были волевым решением переданы под жилую многоквартирную застройку. Похоже, все попытки ограничить безудержный рост населения белорусской столицы, о чем так настойчиво говорилось последние 5—6 лет, закончились полным провалом — уже в текущем году, скорее всего, родится (или получит в паспорт штамп о регистрации) двухмиллионный житель города. Как с этим жить дальше? Почему не выполняются положения генплана и прямые указания главы государства? Какое будущее ждет Минск: европейское (с гуманной жилой застройкой) или азиатское (с многоэтажными гетто)? Onliner считает, что вместо лицемерной прокрастинации настало время радикальных решений.

«Каким он парнем мог бы быть»

«Это будет крупнейший жилой район Минска, здесь намечено построить жилья более полутора миллионов квадратных метров. УКС Мингорисполкома выступает заказчиком по этому жилому району, генподрядчик — ОАО „МАПИД“. Специалисты МАПИДа и начнут возведение первого жилого дома. В конце следующего года (2011-го) здесь уже будет введено несколько жилых многоэтажных домов. А к концу 2012-го вы эту территорию не узнаете», — эту оптимистичную речь в мае 2010 года произнес Николай Ладутько, в то время председатель Мингорисполкома, перерезая ленточку на торжественной церемонии начала строительства нового жилого района Северный. С тех пор утекло почти девять лет, господин Ладутько был отправлен поднимать с колен Минский мотовелозавод, и даже его преемник в главном столичном кресле оказался в отставке, успев отработать «мэром» относительно долгие четыре года. Жилого района Северный так и не случилось: оказалось, что поля в районе Новинок, где должны были вырасти девять микрорайонов на 40 тыс. жителей, являются чуть ли не самыми плодородными во всем Минском районе, и их застройка была приравнена к «самому жесткому уголовному преступлению».

Впрочем, в январе 2019 года 24 гектара этих плодороднейших земель были все-таки изъяты из сельхозоборота. Потребности государственного застройщика в площадке для работы, а города — в недорогих многоэтажках оказались выше, чем нужда сельского хозяйства в условных рапсе или кукурузе.

Первоначальный проект застройки жилого района Северный

Подросло уже новое поколение, понятия не имеющее, как сейчас выглядел бы Минск, реализуй его власти все градостроительные предложения 2010 года. Между тем очевидно, что зрелище это было бы не для слабонервных урбанистов. Попробуем поиграть в альтернативную историю и представить, на что был бы похож любимый город-герой, если бы обстоятельства в свое время сложились чуть иначе.

В 2010 году вместе с масштабными изменениями в генеральном плане развития белорусской столицы институт «Минскградо» выпустил и любопытное приложение к нему. На иллюстрации, названной «Схема размещения жилищного строительства на территории г. Минска на период 2011—2015 годов», было наглядно показано, где и сколько заветных квадратных метров планировалось возвести в ближайшую пятилетку. Размах перспективной деятельности шокировал, намекая, что локомотивом белорусской экономики на ближайшее будущее должны были стать домостроительные комбинаты. 1,2 млн «квадратов» в одном Северном, 1,37 млн — в трех новых жилых районах к западу от МКАД (Дегтяревка, Тарасово, Щомыслица), 200 тыс. к югу от Чижовки в Новом Дворе — и все это к концу 2015 года!

Экстраполируя эти масштабные планы еще на три года вперед, до января 2019-го, можно с уверенностью сказать, что сейчас на бескрайних полях Минщины к северу и западу от города вместо вкусных и полезных злаков колосилась бы продукция ДСК с мощными ритмичными доминантами в виде башен серии М111-90. Представьте себе еще несколько Каменных Горок, уходящих вместе со своими жителями за горизонт вдоль трасс на Гродно, Дзержинск и Мядель.

Более того, генплан образца 2010 года содержал и другую, еще более жуткую схему — «План функционального зонирования» территории Минска до 2030 года, на котором нежным персиковым цветом были отмечены остальные перспективные районы многоэтажной жилой застройки. Планировалось, что новые спальные «гетто» буквально окольцуют город. Миллионы «квадратов» панельным цунами должны были выплеснуться за МКАД, затопив Тарасово и Дегтяревку, Щомыслицу и Новый Двор, Сеницу и Ельницу, Цну и полигон в Колодищах. Минск мог стать местом действия постмодернистского фильма-катастрофы «Человейник», но, к счастью, вместо этого здесь продолжили снимать новые эпизоды производственной саги «Битва за урожай».

В формате «Было — стало» (ползунок в центре иллюстрации можно передвигать) угроза, нависшая над столицей Беларуси, выглядит еще более эффектно. Слева — схема 2010 года (с персиковыми «спальниками»), справа — актуальный «План функционального зонирования», где земли сельскохозяйственного назначения по-прежнему окрашены в оттенок «весенняя зелень», как бы символизируя взошедшие на полях озимые.

Шершавым языком генплана

«Это закон: на земли сельхозназначения — там, где должен расти хлеб, — вы не рассчитывайте. Это правильно не только с точки зрения сохранения земли. Минск должен быть просторным сам по себе и дышать. Если мы Минск по кольцу еще напичкаем высотными домами и прочим, то город задохнется», — на совещании, посвященном развитию города, в сентябре 2016 года президент страны сформулировал мысль, через две недели зафиксированную в новой редакции генерального плана Минска, которая действует по сей день.

Можно вкратце сформулировать его основные требования в части жилищного строительства. Во-первых, ограничение роста города (как территории, так и населения). Во-вторых, размещение 120—130 тыс. минчан (реальных и потенциальных) в городах-спутниках через стимулирование развития этих населенных пунктов. В-третьих, многоэтажное жилье в границах белорусской столицы должно впредь строиться преимущественно на вновь освобождаемых территориях, занятых до этого предприятиями, военными частями, усадебной застройкой, устаревшими малоэтажками и так далее. Допускается и точечное размещение новых объектов на свободных участках в соответствии с нормами и регламентами плотности застройки.

Это все выглядит достаточно логично в рамках такого основополагающего документа, как генеральный план развития города. Но по факту, анализируя процессы, происходящие ныне в Минске, можно, к сожалению, сделать вывод, что данные концептуальные требования выполняются плохо — начиная с ограничения количества жителей города.

Генплан четко формулирует его. К 2030 году население Минска должно составить 2 млн человек. Эту же цифру как своеобразный порог на недавнем (20 декабря 2018 года) совещании с активом города, еще раз озвучил глава государства: «Перешагнуть его (установленный порог в 2 млн жителей. — Прим. Onliner) нельзя. Это не прихоть, а условие комфортной жизни людей. Плотность населения в Минске и так выше, чем в Варшаве, Берлине, Киеве, Риге, Вильнюсе и иных столицах. За две с половиной пятилетки население прирастало по 16—17 тыс. человек в год, и по численности мы практически достигли разумного предела. Я не единожды об этом говорил. Было сказано четко и определенно: хватит, такими темпами Минск развиваться в плане населения не может».

Однако по факту мы видим, что население белорусской столицы и не думает останавливать свой рост. Согласно свежим данным Белстата, за 2018 год количество жителей Минска увеличилось на 10,4 тыс. человек и достигло 1 млн 992,8 тыс. При сохранении текущих темпов уже в этом году в городе появится двухмиллионный житель, а вовсе не в 2030-м, как заложено в генплане. Более того, согласно прогнозам из документа, в 2020 году в Минске должно проживать 1 млн 975 тыс. человек. План досрочно перевыполнен!

Излишки минчан (и всех желающих переехать в столицу на постоянное место жительство) планировалось размещать в так называемых городах-спутниках, эпопея с которыми длится уже 5—6 лет. Еще в мае 2014 года президентский указ определил перечень этих населенных пунктов (Дзержинск, Заславль, Логойск, Смолевичи, Фаниполь, Руденск). Концепция их развития, в частности, предполагает увеличение количества жителей только одного Руденска до 81 тыс. человек. По факту же за прошедшие годы был построен всего 1 (один!) жилой дом для минских очередников (в Смолевичах). В города-спутники вместо 50—60 тыс. минчан (прогноз генплана) пока переехало всего 142 минские семьи. Это выглядит полным провалом, хотя чиновники продолжают жить надеждой. Им стоит поторопиться: на то, чтобы сделать из поселка Руденск город размером со Жлобин, у них осталось всего 11 лет.

Город-спутник Смолевичи

Город-спутник Смолевичи

Зато по-прежнему нет проблем с возведением жилья в Минске. В 2017 году в белорусской столице и вовсе сложилась абсурдная ситуация. Вместо запланированных 644 тыс. кв. м было сдано 721 тыс. Белорусские строители в лучших советских традициях просто взяли и перевыполнили план. В закончившемся 2018-м, к всеобщему облегчению, этого уже не случилось (план — 720 тыс. кв. м, факт — 717 тыс.). На 2019 год задание вновь снизилось — до 670 тыс. «квадратов», а это значит, что вновь придется сдерживать темпы. При этом хочется опять напомнить требование генплана: согласно его положениям, с учетом «необходимости переноса части жилищного строительства в города-спутники» к 2018 году в Минске новое жилищное строительство должно было быть снижено до 600 тыс. кв. м.

Не было выполнено, увы, и это. Новые «лишние» квадратные метры — это новые незапланированные жители. Стоит ли удивляться, что с 2014 года, с начала реализации программы «Города-спутники», их население практически не выросло, зато в столице «минчан» стало на целых 70 тыс. (!) больше. Грандиозный успех!

Единственное требование генплана, которое более-менее выполнялось, касалось мест нового строительства в Минске. Многоэтажки, как и предполагалось, росли где угодно, но только не на полях, где еще недавно поднимали зябь. Сносится частный сектор (Грушевка, Сельхозпоселок), военные городки (Шишкина — Кулешова), районы малоэтажной застройки (Поселок тракторного завода), целые предприятия (аэропорт Минск-1, птицефабрика имени Крупской). Их место занимают новостройки, плотность населения растет, и порой принципиально, естественным образом увеличивается и количество жителей, ведь в пресловутые города-спутники переезжать никто не собирается. Однако 2019 год неожиданно принес не согласующиеся с генпланом новации и в этом контексте.

2 января еще не отошедших от новогодних праздников горожан удивили сухаревским проектом, где новые дома на 400+ тыс. «квадратов» должны занять место не только 80 частных усадеб, но и — крепитесь — рапсового поля, самой что ни на есть земли сельскохозяйственного назначения. 25 января МАПИД объявил о намерении застроить кусок вполне себе пахотной земли у «Экспобела» (еще 70—80 тыс. кв. м — новых). Наконец, 29 января выяснилось, что свои 24 га бывших «ландшафтных территорий» в Новинках получил «Минскстрой». Впервые после большого перерыва почти одновременно было запущено масштабное освоение участков, даже мысль о прикосновении к которым годами была табуирована. О грандиозных прожектах 2010 года речи, конечно, не идет (пока), но все же эта тенденция говорит о многом.

Что же делать

Ситуация складывается парадоксальная. С одной стороны, государство продолжает декларировать необходимость искусственного ограничения роста Минска. Мол, и свободного места практически нет (со всех сторон ценная пашня), и комфортное существование в нынешних границах города возможно лишь для 2 млн человек. С другой стороны, рост белорусской столицы на самом деле всерьез не ограничивается, если не считать таковым отказ расширять ее границы. На ценнейших свободных участках городской территории один за одним появляются дома-стены и дома-башни всяких кварталов «чемпионов», «мировых танцев» и прочие Дубаи без небоскребов и Венеции без гондол. Важнейшая магистраль города — проспект Дзержинского, въезд в Минск со стороны Варшавы и, по сути, всей Западной Европы, последняя возможность создать парадный современный ансамбль, «ворота города» — превращена в хаотическое нагромождение «человейников» высотой 20 и более этажей, между которыми гуляет ветер. Окраинные кварталы застраиваются типовым жильем по схеме Корбюзье еще 1930-х годов. Место двухэтажек Тракторозаводского поселка или пустырей военного городка на Шишкина занимают обычные свободно расставленные на площадке многоэтажки, основная задача которых — поселить на той же территории на несколько тысяч человек больше, чем жило там до этого.

Практику и не думают прекращать — Минск с удовольствием пополняет бюджет, продавая на аукционе очередной кусок своей земли очередному голодному застройщику. И вот вместо «деревяшек» Грушевки растут максимально функциональные 17—18-этажки с сотнями квартир внутри, «машины для жизни», при взгляде на которые даже их авторам не придет в голову слово «архитектура». Аналогичные истории происходят в Чижовке, Сельхозпоселке, на Пономаренко — Бельского и в других районах. В общем-то, это нормально. Город должен жить, а деревенского вида хаты, многим из которых по 60—70 лет, его совсем не украшают. Но ведь и заменяют их другой крайностью: бетонными параллелепипедами, уместно смотревшимися бы где-нибудь в глубокой азиатской провинции, а не в самопровозглашенном «центре Европы». Стоит ли при этом удивляться, что поручения президента не выполняются и белорусская столица продолжает расти, как качок на стероидах, засасывая в себя все новые тысячи людей, почему-то отказывающихся прозябать в провинции.

Чиновникам надо признать, что все (практически все) хотят жить в столице, желательно в пределах окружающей ее первой кольцевой автодороги. Это естественное стремление обычного человека к комфорту, к простому доступу к благам цивилизации, досугу, интересной работе за достойные деньги. Банальные желания любого, чей предел мечтаний не ограничивается сакраментальными «по 500», но от этой своей обыденности эти желания не становятся менее важными.

И нет ничего странного в том, что за пять лет нашлось всего 142 семьи, пожелавшие оставить суету большого города ради тихой размеренной жизни в смолевичском поле. Скорее, странно то, что чиновники всерьез полагали, будто отсутствие инфраструктуры, работы, возможности выбрать ресторан, концерт или фильм в кино окажется менее значимым, чем относительно дешевый «квадратный метр». Но Минск же рядом, говорили они, вот он светится огнями — садись на электричку, в маршрутку и езжай за его соблазнами, это же так просто! Нет, не просто, а как раз наоборот. Даже жители минских «спальников» рядом с метро, отправляясь в центр, говорят, что «едут в город». А как это путешествие будет восприниматься в контексте «спутников»?

Гарантированно работоспособный вариант организовать более-менее массовую миграцию минчан, коренных и не очень, в соседние районы заключается в предоставлении им там практически бесплатного жилья по схеме, эксплуатировавшейся в советское время. Эта «халява» компенсирует неудобства логистики, доступа к развлечениям и социальной инфраструктуре. И здесь не поможет даже потенциальный вынос в «города-спутники» государственных промышленных предприятий. Сами посудите: условная работница «Кристалла», «Луча» или «Белорусских обоев» никогда не променяет квартиру в Минске на аналог в Руденске, чтобы сохранить свое рабочее место. В лучшем случае она будет готова ездить туда ежедневно на служебном транспорте, а в худшем — всегда можно устроиться кассиром в крупную торговую сеть, вакансии в которых не заканчиваются. Вряд ли зарплата будет принципиально отличаться.

Но стимулировать переезд минчан (особенно потенциальных) в далекие пригороды можно и другим способом. Для этого надо искусственно ограничить предложение жилья в пределах МКАД. Минск останется комфортным двухмиллионником, если застройщикам (всем, без исключения!) запретить строить на любом подходящем клочке земли (или даже на территории целого бывшего аэропорта) дома, высота которых превышает 5—6 этажей. Необходимо принципиально изменить подходы к организации городской территории и отправить концепцию микрорайонов на свалку истории.

Никаких больше Каменных Горок, пусть и замаскированных под «мини-полисы» и «международные финансовые, деловые, развлекательные и жилые комплексы». Никаких новых Сухарево на рапсовых полях — нашим потомкам еще со старыми разбираться. Никаких «Дубаев» и «Макао» в нечерноземной полосе, где из всех богатств природы — лишь калийная соль. Никаких социальных панелек с метром по $650 и неизбежными будущими скандалами. Единственно возможным форматом новостроек должны на государственном уровне стать малоэтажные кварталы, выполненные по индивидуальным проектам, с отдельными высотными акцентами в стратегически давно определенных для этого местах. Город должен на аукционе продавать участки только под такую застройку и сам строить лишь таким образом. Это снизит количество сдаваемых ежегодно «квадратов» до приемлемого уровня и принципиально улучшит качество городской среды. Дешевые и даже относительно дешевые новостройки (все!) должны остаться исключительно за пределами Минска.

Как показывают последние события, жилье нового формата не только возможно в принципе, но и может строиться силами государственных предприятий. Проект МАПИДа в районе «Экспобела» как раз такой — «возведение жилого комплекса с применением современных подходов в строительстве». Завод с весьма своеобразной репутацией начал перестраиваться на реалии XXI века. В итоге на пахотной земле будет сооружен ЖК с домами, высотность которых будет ограничена 6 этажами, таунхаусами, индивидуальными коттеджами, социальной инфраструктурой, закрытыми от машин дворами, зонами отдыха. Правда, почему-то это преподносится как новый стандарт жилья для пригородов, хотя жители Минска точно так же заслужили «европейские нормативы и подходы в строительстве».

В любом ином случае ограничить рост населения белорусской столицы не удастся. До 2030 года в Минске хватит пространства для уплотнения: еще не все поля застроены, не все частные дома снесены, не все военные городки закрыты, не все предприятия ликвидированы, даже далеко не все пустыри проданы с аукциона. Резервов города вполне достаточно для нескольких сот тысяч дополнительных жителей даже в пределах МКАД, и пока все идет к тому, что они продолжат активно осваиваться — вопреки тому, что говорится на высоких совещаниях.

Принудительный переход на новые форматы жилья в границах Минска может показаться социал-дарвинизмом. Да, это жесткий оскал государственного капитализма, но у руководства страны нет иного выхода, если оно хочет добиться поставленных задач. В ином случае необходимо вообще снять любые ограничения на застройку и вернуться к планам 2010 года: штамповать социальные миллионы «квадратов» на окружающих город полях к вящему удовольствию избирателей. Пока же руководство Минска прокрастинирует, поддерживая привычный статус-кво и откладывая неизбежное. Что ж, заветная отметка в 2 млн жителей все ближе. Любопытно будет услышать, как представители Мингорисполкома через пару лет на очередном «активе» будут объяснять, почему они не смогли остановить рост населения города на этой «комфортной» отметке, а продолжили уверенно загонять его жителей в зону дискомфорта.

Удобный выход из ситуации — незаметно исключить районы за МКАД из черты города, объявив Уручье и Шабаны «деревнями Минского района». Чем они отличаются от замечательной деревни Копище с перспективным населением в 47 тыс. человек? И Минск вновь станет комфортным двухмиллионником с запасом для новых проектов солидных застройщиков.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: архив Onliner