1274
08 января 2019 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Тарналицкий
«В поле ветер гуляет, стройте там». Жители крепких коттеджей в Сухарево — о предстоящей борьбе

Новый градостроительный конфликт назревает на западе Минска, где 80 частных домов стали помехой пресловутым государственным нуждам. На прошлой неделе горисполком анонсировал масштабный снос усадеб на территории бывшей деревни Сухарево и строительство в ее окрестностях целого микрорайона на 7300 квартир. Если представить этот объем жилья в мапидовских 19-этажках, получится 55 «свечек». Как относятся к таким планам жители коттеджей, что думают по поводу своего переселения? Мы побывали в Сухарево и разведали обстановку.

Как исчезает деревня с 500-летней историей

История деревни Сухарево насчитывает более 500 лет (впервые упоминается в письменных источниках 3 августа 1503 года). Древнее поселение раскинулось по берегам речки Мышки (сегодня спрятанной под землю). Населенный пункт четко виден на карте 1934 года — тогда здесь было более 80 дворов, а чуть севернее, на месте современных панельных кварталов, простирались колхозные поля и луга.

Город взял деревушку в свое кольцо в 1990-х, и с тех пор сжимает, душит и режет на части. Сегодня пятна уцелевшей усадебной застройки разорваны новыми улицами и стенами многоэтажек, частные огороды чередуются с заставленными машинами дворами.

Активная застройка южной окраины Сухарево началась около 10 лет назад. Суровый урбанизированный силуэт улицы Семеняко сформировали девять выстроенных в ряд 15-этажных «каркасников». Панельки государственных УКСов и коммерческих застройщиков выглядят беспорядочно разбросанными по обширной территории, как будто участки под новое жилье выделялись хаотично. Как ни посмотри на карту, а целостная квартальная структура района, присущая современным «спальникам», до сих пор не просматривается.

Быстрой и комплексной застройке района отчасти препятствовала бывшая деревня. И если раньше архитекторы планировали полностью избавиться от остатков частного сектора, а его жителей расселить по квартирам, то к моменту разработки одной из последних редакций генплана Сухарево успело прирасти добротными особняками, за снос которых не возьмется ни один застройщик.

Вынесенный на общественное обсуждение новый проект детальной планировки предполагает снос 80 усадебных домов из существующих 130. Остаться должны крепкие коттеджи в районе улиц Горецкого, Кузнечной, Школьной. Добротные дома есть в других частях района, но им повезло меньше.

«Дом — это наша жизнь. Поздно начинать все сначала»

Лидия вместе с мужем строила дом в Сухарево на протяжении 12 лет, вкладывая в стройку все силы и средства. На прошлой неделе семья узнала, что по новому детальному плану рядом воткнут две многоэтажки и оборудуют возле них спортивную площадку. Сам же коттедж отмечен крестиками — это означает снос.

— Предки моего мужа здесь жили, наверное, всегда. В нашем доме хранится вещь, которая за 200 с лишним лет стала реликвией — это деревянная иконка времен войны с Наполеоном, подаренная солдатом прабабке мужа в дальнем колене, — начинает рассказ Лидия. — Деревня пережила много войн и драматичных событий. Когда началась Великая Отечественная, мобилизовать всех не успели. Местные мужики собрались и сами пошли в сторону Бреста. Никто из них домой не вернулся.

Когда умерли родители мужа, пришло время решать, что делать дальше с домом. В то время деревня уже была присоединена к Минску. Мы пошли в комитет архитектуры за советом. Тогда нам показывали совсем другие картинки: рядом детский садик, другие частные дома. Тогдашний председатель убеждал: не переживайте, сноса не будет. Мол, какие могут быть многоэтажки в водоохранной зоне? Здесь же русло Мышки в двух шагах.

Мечтам о тихой и спокойной жизни в большом доме на берегу реки сбыться было не суждено. Сначала рядом вырос один панельный дом, затем другой, начали прокладывать дорогу.

— Последние 10 лет — это постоянные потопы, шум, грязь, хамство строителей, — говорит о наболевшем Лидия. — Возвращаешься домой — на твоем участке стоит машина геодезистов, берут какие-то пробы. Пытаешься выяснить, в чем дело, — кричат. Мол, это уже не мой участок и скоро здесь будет стоять дом… Рядом с домом рос красивейший крепкий клен — в один день его спилили ради мусорной площадки.

Земля у Лидии и ее мужа не в частной собственности, а в пожизненно наследуемом владении. Вероятно, если дело все же дойдет до сноса, рассчитывать придется на равнозначные по площади квартиры либо на денежную компенсацию. Вариант с выделением нового участка вряд ли стоит рассматривать — такие случаи очень редки, особенно если за дело берется госзастройщик.

— Я с детства жила в доме. Какое-то время довелось пожить на квартире. Мне есть с чем сравнивать — возвращаться в многоэтажку не хочу. Так что будем бороться, — решительно настроена женщина.

Борьбу жильцы дома будут вести не за лучшее место, не за круглую сумму компенсации, а за возможность остаться в Сухарево.

— Вы поймите, этот дом — это наша жизнь. Все, что нажили, было вложено сюда. Мы уже не молоды, чтобы начинать все сначала. На такие подвиги уже нет ни здоровья, ни желания. Мы устали и хотим пожить здесь в свое удовольствие.

«Будет жара, как в Сельхозпоселке»

Таких крепких коттеджей, как у Лидии, в Сухарево достаточно. К сносу архитекторы приговорили и четыре кирпичных дома в начале улицы Мачульского. Мы постучались в самый современный из них.

— Сами узнали все только на днях, еще отходим от шока, — призналась собственница Наталья. — Надо искать юристов, готовиться к презентации проекта, писать обращения. Что же это, в конце концов, происходит? Вон рядом в поле ветер гуляет, стройте там, не трогайте людей. Ох, здесь много кто против. Будет жара, как в Сельхозпоселке.

Дом Натальи площадью 500 квадратных метров был сдан около 10 лет назад. Участок приобретался еще в начале 2000-х. Тогда, по ее словам, о сносе этой части деревни, где строились двухэтажные кирпичные дома, никто не говорил.

— Расселяли тех, у кого земля не в частной собственности. А у нас все оформлено, мы и не боялись, да и в планах на снос не стояли. Собирались газ подключать, канализацию. И вот как теперь жить, зачем все это было? — растеряна женщина. — Нет, ну мы придем на обсуждение, мы это так не оставим.

«Не будет нам тут жизни»

Дмитрий, сосед Натальи, на борьбу не настроен. Он живет в двухэтажном кирпичном доме, но предпочел бы переехать в квартиру.

— Деревня была до 1998 года, а сейчас черт знает что, одни клочки от нее остались. То с одной стороны прижмут, то с другой. Живем как на стройке, и становится все хуже. Домов напихали, деревья порубили, сейчас паркинги под окна сунут — какая это жизнь… Не будет нам тут жизни.

Пессимизм Дмитрия отчасти связан с бытовыми условиями жизни.

— Здесь ничего нет, кроме воды и электричества. Канализация местная — вызывай всякий раз машину, котел протопи — это сколько дров надо на зиму заготовить? Короче, лучше уж квартира, чем вот так.

Вырубка деревьев началась до общественного обсуждения

Вынесенный на общественное обсуждение детальный план затрагивает не только проблему сноса частной собственности. Горячих точек, способных накалить обстановку в районе, несколько. Прямо сейчас строители вырубают часть леса вдоль улицы Маршала Лосика — освобождают площадку для паркингов и банно-прачечного комплекса.

— Вырубка началась задолго до проведения общественного обсуждения, в чем мы усматриваем явное нарушение законодательства, — говорит Денис Тушинский, координатор общественного экологического движения «Зеленый дозор». — Страдает зеленая зона с интересным рельефом и богатой по меркам города фауной. Здесь мне доводилось встречать зайцев и белок, в соседнем яблоневом саду местные жители видели сову.

— Вторая экологическая проблема — выделение пахотных земель под новый микрорайон, — продолжает Денис. — По проекту 2012 года эта территория должна была стать частью дендропарка, теперь же она уходит под жилье. В ближайшие дни обязательно надо создать инициативную группу и настаивать на включении ее членов в состав комиссии по подведению итогов общественного обсуждения. Как показывает опыт, предложения людей вполне могут быть поддержаны, как это произошло во время обсуждения соседнего участка — яблоневого сада между Малиновкой и Сухарево. В итоговом протоколе комиссия рекомендовала отказаться от строительства развлекательного центра и дороги между двумя районами.

Еще один заложенный в детальный план конфликт зреет на улице Ковалева. Там на месте бывшего коровника, где сегодня находится протестантская церковь «Новая жизнь», планируется строительство школы. Прежде власти уже пытались выселить верующих из здания. Как все сложится на этот раз, предугадать сложно.

Напомним, презентация детального плана состоится 16 января в 18:00 в актовом зале школы №6 (ул. Янковского, 23).

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Тарналицкий