Минчанин купил квартиру на главном курорте страны и попал на деньги
516
26 декабря 2018 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: архив Onliner
Минчанин купил квартиру на главном курорте страны и попал на деньги

Невероятные ситуации могут закручиваться в нашем государстве. Очередной пример тому — случай с Николаем. История, в которую влип молодой человек, отчасти похожа на ранее рассказанную Onliner эпопею про друзей, решивших обосноваться в деревне Мацки. Минчанин точно так же купил на аукционе недвижимость, заплатив немалые деньги, а потом выяснил, что ни того, ни другого ему не видать. Правда, если прошлые герои приобретали участки для того, чтобы развивать бизнес, Николай выбрал вариант для души — «двушку» в курортном поселке Нарочь, где собирался проводить летние отпуска и по возможности сдавать жилье отдыхающим. Однако очень быстро (точнее, сразу после уплаты всей суммы) молодой человек выяснил, что путь к курортному счастью необычайно тернист и убыточен.

Мечта о метрах у озера

— Сейчас, раскручивая всю цепочку событий назад, я понимаю, что у меня не было ни одного шанса, чтобы эта ситуация закончилась благополучно. Как выяснилось уже после перечисления денег, квартира изначально была проблемная, судебные споры с предыдущим владельцем не были решены до конца. Но почему-то ее поспешили выставить на аукцион, — вздыхает молодой человек.

Путь неудачных инвестиций в недвижимость начался для Николая в августе 2017 года. Минчанин давно подумывал о том, чтобы прикупить квартиру возле главного озера страны, а потому регулярно просматривал объявления о продаже жилья. В один из дней на специализированном портале о недвижимости минчанин увидел заманчивое объявление: в старой части курортного поселка Нарочь предлагалась «двушка», обращенная в доход государства. Стать ее владельцем можно было только через победу на аукционе.

— Предложение было выгодное: за 50 квадратных метров просили что-то около 35 тыс. рублей. Но понятно же, что это аукцион и по мере торгов цена будет расти, поэтому настроил себя на то, что траты окажутся больше. К объявлению прилагались фотографии: нормальный ремонт, удобная планировка. Посмотрел еще по карте: от улицы Октябрьской до озера минут 10—15 пешком. Почему не попробовать?

Чтобы удостовериться в правдивости информации (мало ли что напишет сторонний ресурс), перешел на сайт Института недвижимости и оценки — все подтвердилось. Прошлое лота меня не сильно интересовало: конфискована квартира и конфискована, есть обременение в виде ареста, но его обещали снять сразу же после регистрации: мол, никаких проблем. Раз государство выставило недвижимость на продажу, значит, с документами все в порядке, — не сомневался в правдивости таких выводов Николай.

Как и все, кто планирует поторговаться за хороший лот, Николай подал заявку на участие в аукционе и оплатил задаток в размере 3549 рублей. Когда наступил час икс, выяснилось, что, кроме минчанина, на «двушку» больше никто и не претендует. По правилам «трофей» уходил единственному заявителю по стартовой цене, увеличенной на 5%, то есть перечислить в казну Николаю предстояло всего 37 233 рубля (включая внесенный ранее задаток), что он и сделал, получив отсрочку на 20 дней. Плюс победителю несостоявшихся торгов надо было компенсировать затраты организатора на проведение открытого аукциона, дополнительно переведя на счет 1370 рублей.

Купить проблемы на аукционе

Честно закрыв финансовую сторону сделки и получив на руки стартовый пакет документов, Николай отправился в Минское областное агентство по государственной регистрации и земельному кадастру, чтобы оформить квартиру на себя. Между минскими и периферийными БРТИ налажено тесное сотрудничество, которое позволяет покупателю недвижимости не ездить в дальние уголки нашей родины, а заказывать все бумаги в столице. Казалось, до момента обладания «двушкой» в прекрасном месте рукой подать.

— Через какое-то время мне с Папанина (место, где находится Минское областное агентство по государственной регистрации и земельному кадастру. — Прим. Onliner) пришел отказ: регистрировать ничего не будем, так как ваши документы не соответствуют действующему законодательству или что-то в этом духе. Сначала я даже не испугался и не понял всю глубину проблемы: наверное, перепутали что-то, недосмотрели, все-таки службы общаются на расстоянии.

Собрал в одну папку все справки и, чтобы исключить из цепочки посредника, сам поехал в Мядель. В местном БРТИ тоже стали твердить: документы не соответствуют. Я у них прошу хоть какой-то конкретики: что именно не соответствует, мне же бумаги выдавали госорганы, не сам я их печатал. Но там глухо: «Мы не можем вам сказать, информация конфиденциальная». Тут я уже в шоке: какая может быть конфиденциальная информация по моей честно купленной квартире?

Понимая, что без разрешения «сверху» никто ничего по поводу его квартиры не расскажет, Николай начал писать официальные письма, чтобы пролить хоть какой-то свет на свое положение. Но ответы на запросы приходили такие же пустые. Тогда молодой человек подал на БРТИ в суд: мол, почему не регистрируют право собственности? Во время процесса выяснились фатальные для участника аукциона подробности: согласно решению суда, проходившего параллельно торгам, продававшаяся «двушка», некогда обращенная в доход государства, была возвращена прежнему собственнику, а все сделки с ней признавались не подлежащими регистрации.

— Предполагаю, что все причастные к аукциону в какой-то момент узнали об этом. Более того, Департамент по гуманитарной деятельности, у которого «на хранении» находилось конфискованное жилье, сам отправил в БРТИ письмо: обратите внимание, что квартиру по улице Октябрьской суд вернул предыдущему владельцу, не регистрируйте право собственности на нового человека. А мне никто ничего не сказал! Более того, как я понял, возвращение квартиры прежнему владельцу хоть и произошло после аукциона, но состоялось еще до того, как я сделал последнюю, самую большую проплату. Почему не предупредить покупателя, не сказать: не плати, квартира твоей не будет? Я бы сберег хоть часть денег.

Первый суд против БРТИ Николай предсказуемо проиграл: и вправду, как может госорган зарегистрировать на него квартиру, если она принадлежит другому? Тогда минчанин попробовал без лишних тяжб вернуть свои деньги и написал обращения в Институт недвижимости и оценки, который проводил аукцион, а также в Департамент по гуманитарной деятельности Управделами президента, который бережно «хранил» квартиру после изъятия у проштрафившегося собственника. Но ни те, ни другие не согласились возвращать десятки тысяч рублей.

— Эти организации были единственными, с кем я контактировал. Естественно, что и вернуть деньги я попытался через них. А получил ответы в духе «Спасибо, что выбрали нас, помочь ничем не можем». Тогда я попытался по-человечески поговорить с руководством департамента, думал, может, знающие люди мне подскажут, куда обратиться, какие шаги предпринять. Для этого записался на личный прием к одному из заместителей директора. Эта встреча началась с того, что чиновник на меня наорал: мол, кто вы такой и что делаете в наших коридорах? Я просто оторопел: мало того, что вы меня кинули на деньги, так еще и голос повышаете во время назначенного приема!

Правда, когда я ему напомнил, что пришел, вообще-то, по записи, тот затих. Начинаем разбирать мое дело, и вдруг выясняется, что специалиста, которая его вела, сейчас нет (и это, повторюсь, личный, согласованный прием), но якобы завтра она появится, мне позвонит и все разрулит. Как вы понимаете, дальше ни слуху ни духу того специалиста не было. И вообще, никто из департамента ни разу не связался со мной по своей инициативе, максимум были ответы на мои запросы — все.

За переписками-препирательствами прошел год. Я понял, что мне не остается ничего другого, кроме как судиться. Обратился с иском в суд Центрального района, до начала заседаний департамент и институт дали свои отзывы: обе организации кивают друг на друга и говорят, что каждая из них должна была проверить сделку и вернуть деньги. И все боятся что-то реально делать, потому что к ним придет Госконтроль и накажет. Только мое какое дело, в каком порядке и как вы будете это выполнять, — деньги верните.

Исковое заявление было подано Николаем на сумму 38 603 рубля — это непосредственно стоимость квартиры плюс компенсация затрат на проведение торгов. Отдельной строкой молодой человек прописал проценты за пользование чужими денежными средствами: по его мнению, за 182 дня набежало 1924 рубля. Компенсацию за юридическую помощь минчанин в иск не включал. Однако Фемида с ходу развернула его притязания: 27 ноября 2018 года Николай получил мотивировочную часть, в которой было четко написано, что на проценты он может не рассчитывать. В остальной части — свои подводные камни. Суд встал на строну Николая и постановил вернуть ему из казны Республики Беларусь силами Главного управления Министерства финансов сумму в размере… 33 509,70 рубля.

Из мотивировочной части решения суда

— Я сначала не понял, что это за цифра: квартира стоила 37 тыс. с копейками — это уже больше того, что назначено судом. Не забываем опять же про то, что я компенсировал организационные траты на аукцион, в результате которого остался без денег и без квартиры. Даже если отказаться от начисления процентов за пользование моими деньгами, все равно непонятно, откуда такая сумма.

Уже потом, вчитываясь, я понял, что, видимо, институт и департамент отщипнули себе по кусочку от моих денег за проведение «блестящей» сделки. В бюджет в итоге попало только 33 509 рублей, и именно эту сумму суд решил мне вернуть! Но это же бред. Понимаю, если бы сделка была удачной и вопросов не возникло, эти организации могли бы претендовать на свою комиссию. Но это же полный провал, а я его еще и оплачиваю!

Я кругом в убытках: квартиры нет, денег нет, за год курс доллара просел на 20%, бензина сожжено немерено на все поездки, нервов — еще больше, а вокруг все, кроме меня, в шоколаде и с барышами. Кто-нибудь здравомыслящий вообще остался в этой ситуации? Да за такие нарушения штрафовать надо, а не премировать процентами с моих денег. В чем моя вина, почему расплачиваюсь я? Я просто купил квартиру на официальном аукционе, где продавался объект, обращенный в доход государства.

Но беда не приходит одна. Даже эти 33 509 рублей минчанин может не увидеть. Главное управление Минфина по городу Минску подало апелляционную жалобу. Аргументы — управление не олицетворяет казну страны; разбираться необходимо непосредственно с «накосячившим» клиентом казначейства, для которого управлением всего лишь открыт транзитный счет; заявку на возврат денег должен подавать именно клиент казначейства, а в данном случае все вопросы — к Департаменту по гуманитарной деятельности Управления делами президента Республики Беларусь.

Из апелляции Главного управления Минфина по городу Минску

— На этом аукционе заработали все, но возвращать деньги не хочет никто. И просвета не предвидится. Я просто не знаю, что теперь делать и куда бросаться. Почему я должен судиться за то, что и так принадлежит мне? — устал от этой судебной карусели молодой человек.

Другой взгляд?

Институт недвижимости и оценки, а также Департамент по гуманитарной деятельности не смогли предоставить оперативные комментарии по вопросу, хотя и попросили выслать им вопросы. В свою очередь, мы готовы в любой момент дополнить текст точкой зрения обеих государственных организаций.

Юрист Татьяна Ревинская комментирует ситуацию так:

— Основным нормативным правовым актом, регламентирующим работу с конфискованным имуществом, является указ президента Республики Беларусь от 19.02.2016 №63 «О совершенствовании работы с имуществом, изъятым, арестованным или обращенным в доход государства», которым утверждено соответствующее положение. В рассматриваемом случае конфискованное по приговору суда жилое помещение было продано на аукционе герою статьи — его единственному участнику.

Однако в государственной регистрации перехода права собственности на жилое помещение Николаю было отказано, поскольку судебное постановление, по которому объект недвижимости был конфискован, было изменено непосредственно в данной части: дополнительное наказание в виде конфискации имущества отменено. В данном случае это обстоятельство является основанием для возврата имущества собственнику, а участнику аукциона, выигравшему лот, — внесенных денежных средств в соответствии с требованиями пункта 162 положения.

Если обратиться к представленным документам, то из них следует, что судебное решение, которым отменена конфискация имущества, постановлено 26.09.2017, в то время как аукцион по продаже жилого помещения состоялся 09.08.2017, когда препятствий в осуществлении таких действий не было. Представляется, что по этим основаниям исковые требования героя в части признания недействительным протокола заседания комиссии по проведению аукциона от 09.08.2017 оставлены без удовлетворения.

В то же время из пункта 162 положения следует, что убытки, понесенные юридическим или физическим лицом в результате отмены ранее вынесенного решения либо непринятия компетентным органом решения об обращении имущества в доход государства, государственным органом, на счет которого поступили (должны были поступить) денежные средства за имущество, не возмещаются. На основании этого было принято решение о возмещении Николаю суммы 33 509,70 рубля (за минусом убытков).

Иными словами, вернуть всю сумму, перечисленную на госсчета, Николай действительно не сможет. И это по закону.

чемодан, пластик, для ручной клади, 39×22×55 см, 35 л
чемодан-спиннер, полиэстер, 47×32×77 см, 100 л
чемодан-спиннер, пластик, 46.5×27×70 см

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: архив Onliner