Игра в «классику»: топ-10 удачных примеров современных зданий в историческом стиле
20 663
139
17 ноября 2018 в 8:00
Источник: Валерий Волатович. Фото: archi.ru, flickr.com, pininterest.com
Игра в «классику»: топ-10 удачных примеров современных зданий в историческом стиле

Это на условном «Западе» новая архитектура чувствует себя единовластной хозяйкой. На просторах бывшего СССР человек по-прежнему консервативен, стеклянно-бетонные кубики не понимает, и в массе своей для него нет ничего милее жизни в «барочных дворцах» и «готических замках» или хотя бы в многоэтажках, ими вдохновленных. Но работа с историческими архитектурными стилями крайне сложна и проходит по тонкой (и очень скользкой) грани, с одной стороны которой — бездонная пропасть китча, а с другой — топкое постмодернистское болото. Как ни странно, удачные примеры «ретроспективных» зданий имеются, хотя, увы, и не в Минске. Onliner выбрал десятку примеров удачного копирования старины.

Классическая архитектура за свою историю пережила целые цивилизации. Возникнув в Античности, чтобы на долгие годы исчезнуть в Средние века, она вновь воскресла в эпоху Ренессанса. Затем были ордерные вариации барокко, классицизм XIX века и неоклассика 1930—1950-х, характерная не только для Советского Союза (где получила прозвище «сталинского ампира»), но и для стран Европы и Северной Америки. Ничего удивительного в очередном возвращении к ней уже в XXI веке нет. Это естественно, хотя уже и не так повсеместно. Другой вопрос, к каким результатам приводит такое обращение сейчас.

Неоклассика и в принципе любой историзм (использование какого-либо исторического стиля) — это дорогой жанр в архитектуре. Он предполагает не только определенный талант современного автора, хорошо знакомого с лучшими образцами архитектуры прошлого, умеющего воспроизвести верные пропорции, декор и при этом не зайти слишком далеко. Качественный историзм требует использования дорогих отделочных материалов, умелого исполнения строительных работ, не приемлет экономии и халтуры. В ином случае на выходе получаются дешевые поделки, вызывающие обильное кровотечение из глаз. К сожалению, таких на постсоветском пространстве абсолютное большинство, и ниже лишь самые одиозные примеры.

Однако современные авторы, умеющие работать в исторических жанрах, к счастью, имеются, а так как стили эти дороги в исполнении, их лучшие образцы находятся в городах, где сосредоточены самые большие бюджеты: Москве и Санкт-Петербурге.

1. Здание «Газпром-Экспорта», 2008, Санкт-Петербург

Санкт-Петербург — город, где за обликом новостроек в центральных районах требуется следить особенно тщательно. Тем более ответственной была задача у архитектурного бюро «Герасимов и партнеры», получивших в распоряжение участок напротив Александринского театра. Масштаб и качество окружающей застройки (помимо театра в непосредственной близости от площадки находятся Аничков дворец и ансамбль улицы Зодчего Росси) потребовали у специалистов студии особого такта в работе.

Евгений Герасимов и его коллеги в конечном итоге предложили образ условного «итальянского палаццо», не имеющего конкретных прототипов, но вдохновлявшегося сразу несколькими региональными школами страны. В петербургском контексте это выглядело естественно: на рубеже XIX—XX веков, когда на улицах столицы Российской империи буйствовала эклектика, «ренессансные дворцы» были популярны у аристократии и богатейшей буржуазии города. Появление еще одного образца такого историзма не выглядело чужеродно, но при этом архитекторы подчеркнули во внешнем облике современность здания, тот факт, что все-таки это постройка начала XXI века. Первоначально здесь должна была размещаться гостиница, но из-за кризиса 2008 года в итоге в «палаццо» въехала одна из структур «Газпрома».

2. «Помпейский дом», 2005, Москва

Михаил Белов — один из главных современных российских специалистов по историзму. Он успел поработать даже в Минске. «Дом Москвы», расположенный рядом с гостиницей «Беларусь», — его проект, который, очевидно, был вдохновлен традиционной усадебной архитектурой. Но экспериментами с русской классикой практика Белова не ограничивалась. В середине 2000-х в Москве был завершен его «Помпейский дом», вольная фантазия на итальянскую тему.

Григорий Ревзин, ведущий архитектурный критик России, после завершения строительства назвал это здание «самым красивым домом Москвы». Комплимент тем более ценный, если учесть тотальное доминирование в городе «лужковского стиля». Эстетические пристрастия мэра Москвы Юрия Лужкова отличались, мягко говоря, своеобразием, но к «Помпейскому дому», сооружавшемуся в разгар его царствования, придраться сложно. Здание вдохновлено античными помпейскими росписями, но при этом выглядит удивительно своим в московской архитектурной мозаике.

3. Жилой дом на улице Победы, 2011—2014, Санкт-Петербург

Еще одна работа Евгения Герасимова, удивительно разностороннего автора, одинаково удачно работающего в современных жанрах и в широком пространстве исторических стилей. Если его здание у Александринского театра было размышлением на тему ренессансных дворцов Италии, то жилой дом на улице Победы стал попыткой переосмыслить советскую архитектуру 1930—1950-х годов. Конечно, не просто так: застраивавшийся участок находится неподалеку от Московского проспекта Санкт-Петербурга, важного района «сталинского ампира».

Герасимову и его коллегам удалось соблюсти чувство меры, часто отказывающее работающим в данном жанре авторам. С одной стороны, фасад получил соответствующий стилю декор: колонны и полуколонны, руст нижних этажей, барельефы, баллюстрады и пинакли, а с другой — оно сохранило очевидный современный дух с панорамными окнами. Итогом стал строгий гармоничный облик, соответствующий очередному прочтению классики на фоне второй декады XXI века.

4. Manhattan House, 2010—2012, Москва

Еще один активно практикующий представитель «нового историзма» — Дмитрий Бархин, работающий в соавторстве с собственным сыном Андреем. Их ЖК Manhattan House интересен не только своим внешним обликом, но и тем, что, по сути, это была глубокая реконструкция каркасно-панельного здания 1970-х годов, где размещался один из корпусов института «Гипронииавиапром». От оригинала был сохранен лишь каркас, все остальное было до неузнаваемости перестроено.

Исходя из названия, следовало ожидать чего-то из типичного для центральной части Нью-Йорка ар-деко, но Бархины вновь решили обратиться к «античной» классике. Результат получился несколько тяжеловесным, но архитекторам и выполнявшим работы по их чертежам специалистам нельзя отказать в тщательности проработки мельчайших деталей декора жилого комплекса.

5. ЖК «Мендельсон», 2015—2018, Санкт-Петербург

Редкий образец историзма, где источником вдохновения послужили не классические архитектурные стили, а советский авангард 1920-х — начала 1930-х годов. Конструктивизм заслуженно считается выдающимся достижением советской культуры, непосредственно вдохновленным событиями 1917 года и последовавшим крушением целых империй. Архитектору Евгению Подгорному из бюро «Интерколумниум» удалось создать современный жилой комплекс, экстерьер которого оказался насыщен отсылками к пока еще насыщенной оптимизмом эпохе революционного преобразования «старого мира».

И вновь-таки этот жанр был выбран неслучайно. Непосредственным соседом только что завершенного здания является ТЭЦ, поставленный под охрану государства памятник промышленной архитектуры. Силовую станцию фабрики «Красное знамя» построили в 1925—1926 годах по проекту выдающегося немецкого архитектора Эриха Мендельсона. Фамилия автора досталась по наследству соседу-новостройке, а сама его работа послужила отправной точкой в творчестве его современного коллеги.

6. ЖК Barkli Residence, 2013—2018, Москва

Еще одна совсем свежая новостройка, на этот раз в Москве, стала первым проектом известного архитектора Роберта Стерна в российской столице. Стерн — ведущий американский представитель новой классической архитектуры, активно работающий в Нью-Йорке и других крупных городах страны. Без малого 20 лет он возглавлял и престижнейший архитектурный факультет Йелльского университета.

В Barkli Residence Стерн попытался соединить традиции нью-йоркского ар-деко 1930-х годов с мотивами наследовавших ему московских «сталинских высоток». Получилось лаконично, даже минималистично, без вызывающего декора, но предельно современно внутри.

7. «Русский дом», 2015—2018, Санкт-Петербург

Очередная историческая интерпретация от все того же бюро «Герасимов и партнеры». Величина участка (почти 2,5 гектара) и расположение в центре города давали авторам определенное пространство для творчества, и на этот раз специалисты студии решили обратиться к неорусскому стилю. В Санкт-Петербурге его образцов не так много, но в эклектичной архитектурной среде города этот патриотический историзм все равно не выглядит инородно.

Тем более сами архитекторы утверждают, что не пытались копировать именно неорусский стиль, а скорее попробовали реализовать особый национально-романтический вариант северного модерна, в котором элементы, отсылающие к традиционным русским теремам, смотрятся естественно. Переменная этажность, многобашенный силуэт здания позволяют компенсировать его крупные объемы, а пластика фасадов, украшенных сложной резьбой по камню, лишь добавляет комплексу живописности.

8. «Римский дом», 2002—2005, Москва

Как и «Помпейский дом» Михаила Белова, «Римский дом» другого неоклассициста Михаила Филлипова создавался в лужковскую эру, став одним из лучших ее образцов. Работа с итальянскими мотивами — любимый прием в творчестве архитектора, и это здание стало квинтэссенцией его практики.

Самым ярким использованным Филипповым приемом стало создание перед домом круглой площади, одновременно открытой на улицу и ограниченной с ее стороны декоративной колоннадой. У автора получилось создать знаковый объект, ставший настоящим рубежом в истории современной российской архитектуры.

9. ЖК «Венеция», 2013, Санкт-Петербург

Вновь-таки рефлексия на итальянскую тему, и вновь Евгения Герасимова. Как обычно у этого архитектора, заимствование получилось не прямым, а оттого не скучным. У здания нет какого-то одного прототипа или даже их региональной совокупности (как бы ни утверждало обратно название комплекса). Герасимов что-то взял из итальянского ренессанса, что-то из сталинского ампира, есть и британские мотивы, и очевидный современный характер. Получилось гармонично и, в конце концов, просто красиво.

«Венеция» может послужить и иллюстрацией тезиса об историзме как «дорогом» жанре современного зодчества. Тщательная проработка деталей, их качество, использование природных отделочных материалов в совокупности с прекрасным расположением дома у воды всем своим видом говорят о премиальности здания, а это эффект, на который, видимо, рассчитывал застройщик и надеялся архитектор.

10. Дворец водных видов спорта «Лужники», 2018, Москва

Легендарный московский бассейн 1956 года постройки к моменту начала реконструкции находился в крайне плачевном состоянии. Тем не менее создаваемый на его основе новый дворец водного спорта тактично сохранил самые яркие детали старого здания и дополнил их новыми элементами, что позволит узнавать в нем именно сооружение XXI века.

Юлий Борисов из студии UNK Project предложил воссоздать на фасадах дворца оригинальные барельефы на спортивную тематику, но добавить к ним декоративную решетку из колец (которые одновременно отсылают к олимпийской тематике). Стеклянная кровля сделана раздвижной, что позволит летом превращать бассейн в открытый, каким и был оригинал 1950-х годов. Таким образом, у авторов получилось сохранить традиционный и привычный москвичам облик здания и одновременно актуализировать его.

Эксперименты с историческими стилями в России продолжаются. На такую архитектуру в стране по-прежнему есть устойчивый спрос, а сформировавшийся за последние десятилетия вкус уже требует и совершенно иного качества проектов.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. sk@onliner.by

Источник: Валерий Волатович. Фото: archi.ru, flickr.com, pininterest.com