Летающие баллоны, стометровое пламя и тысячи взрывов. Как посреди Минска взлетела на воздух крупная газовая станция
119
11 мая 2018 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Малиновский, архив МЧС
Летающие баллоны, стометровое пламя и тысячи взрывов. Как посреди Минска взлетела на воздух крупная газовая станция

Наверное, сегодня такой пожар был бы невозможен. Кто-нибудь немедленно достал бы мобильный телефон и позвонил 101, к месту бы выдвинулись современные пожарные машины и, возможно, даже прилетел вертолет. Но почти полвека назад все это было недоступно, а вот народ вел себя так же безрассудно, как и сейчас. В 1972 году над тихим минским микрорайоном внезапно раздались взрывы, тысячи газовых баллонов стали разлетаться по округе, а столбы огня достигали сотни метров в высоту. Что произошло в тот день, читайте в репортаже Onliner.by.

Коротко о произошедшем


Это случилось на Рождество, 7 января 1972 года. Тем вечером на газонаполнительной станции №2 трудились 15 сотрудников. Работа велась с раннего утра до поздней ночи: здесь баллоны под высоким давлением наполнялись сжиженным пропан-бутаном, затем подавались на рампу, а оттуда отгружались в машины, развозившие их по всему городу. Как в свое время сообщало МЧС, на момент начала пожара здесь уже ждали своей очереди десять заполненных баллонами грузовиков, которые рано утром должны были отправиться к потребителям. Ближе к вечеру в одном из помещений прогремел довольно громкий хлопок. Люди засуетились, кто-то позвонил в пожарную службу.

23-летний лейтенант Ковалевский едва заступил на ночное дежурство, как диспетчер сообщила о пожаре в 3-м Коротком переулке (современная улица Гурского). О масштабах случившегося, как всегда, ничего известно не было — только адрес.

Когда первый расчет прибыл на место, за бетонным забором уже гремели взрывы, из здания раздавались пламенные выстрелы, а за периметр вылетали рвущиеся баллоны. Это был первый по-настоящему серьезный пожар лейтенанта Ковалевского, однако в тот вечер от его решений во многом зависел исход событий: совсем юному парню была отведена роль командира расчета.

— Тогда наш пост находился на Карла Маркса, 38, в здании ЦК КП(б)Б. Да, далековато, но был уже поздний вечер, дороги были свободны, поэтому добрались мы быстро. Когда машина подъехала к воротам, мы увидели, как их перепрыгивает старушка-сторож, а на самой станции каждые несколько секунд гремят взрывы. Я должен был быстро принять решение, как нам организовать работу. Конечно, было страшно, — ведет по территории 70-летний Анатолий Иванович Ковалевский и узнает здесь каждую деталь, каждый закоулок, которые не видел десятки лет.

— Я подумал, что тушить уже горящие баллоны бесполезно, главное — не допустить трагедии и взрыва цистерн. На территории располагалось 10 наземных и 10 подземных резервуаров объемом 50 кубических метров. Каждый из них был заполнен газом. Я решил бросить все силы на их охлаждение, поскольку если бы взорвался хотя бы один из них, ничего живого здесь бы не осталось.

Полупустые баллоны взрывались и, словно ракеты, разлетались в разные стороны, полные — разрывались на месте и озаряли промзону ослепляющим светом. Баллоны то и дело ударялись в стены зданий, за которыми укрывались спасатели.

Работать приходилось стоя на колене и даже лежа. По территории станции пожарные перемещались ползком, а подойти ближе чем на 400 метров было невозможно: температура в эпицентре достигала 2000 градусов. В какой-то момент перекрытие двухэтажного здания не выдержало и обвалилось. Более подробно об этом рассказывал руководитель тушения этого пожара — подполковник внутренней службы в отставке Александр Бобровский.

— Уже руководя работой стволов у рампы, увидел, что рушится перекрытие цеха, где ребята продолжали добивать пламя. Внутри аж все оборвалось. Это позже Владимир Конец рассказал, как, находясь у цеха, он по треску понял, что рушится искореженная взрывом и температурой оставшаяся часть перекрытия, и буквально за рукав вытащил все отделение. Благо что люди в этот момент оказались метрах в пяти-семи. А через секунды конструкция рухнула, — вспоминал подполковник в книге «Хроника мужества».

Вскоре огнем оказался охвачен один из грузовиков с газовыми баллонами, который тут же взорвался — пожарные чудом успели отскочить и укрыться.

К месту постепенно стягивались пожарные из других частей. Руководство создало оперативный штаб, на место прибыл даже министр внутренних дел БССР Алексей Климовской.

Через какое-то время сюда стянули целый гарнизон — человек 80. В радиусе километра было выстроено оцепление, военные перекрыли дороги и не подпускали к месту ЧП гражданских. Тогда среди пожарных ходили слухи, что сюда приезжал сам Петр Машеров, хотя официального подтверждения этому визиту нет.

— На ушах стоял весь Минск. Моя жена всю ночь плакала и звонила в часть, чтобы узнать, жив ли я. Все это могло кончиться действительно плохо, — вспоминает Ковалевский.

Осколки позже находили даже в километре от эпицентра. Огнем оказались охвачены погрузочно-разгрузочная рампа, наполнительный цех, котельная, здание механической мастерской, грузовые машины с газовыми баллонами. Первое время баллоны рвались каждые несколько секунд, однако защитить цистерны все же удалось.

Со слов Ковалевского, позже эксперты посчитали возможную взрывную волну, которая могла бы образоваться, доберись огонь до цистерн.

По их расчетам, уничтоженной рисковала быть территория в радиусе полутора километров.

В то время неподалеку от газовой станции располагался небольшой частный сектор. По официальной информации, после оценки масштабов руководство приняло решение эвакуировать все жилые дома вплоть до улицы Харьковской, которая расположена в нескольких километрах от эпицентра. Ковалевский же уверен: никакой эвакуации не было — об этом просто никто не подумал.

— Почему-то никому в голову не пришло эвакуировать близлежащие дома. А может, руководство посчитало это лишним. Если бы цистерны взорвались, ни нас, ни этих людей давно бы не было, — рассуждает спасатель. — Когда-то я смотрел передачу о взрыве в российской глубинке. Там одна местная рассказывала, как спустилась в погреб за картошкой, а когда вылезла оттуда, дома над погребом уже не было: хату просто-напросто снесло взрывной волной. Если бы мы допустили взрыв цистерн, нас ждало бы то же самое. Погибли бы десятки спасателей, военных и бог знает сколько гражданских.

Работа велась до самого утра. К этому времени вся территория была усыпана разорванными кусками металла, разлетевшимися кирпичами, кусками бетона и арматуры. Обломки находили даже в километре от станции. За эту долгую ночь взрывы гремели тысячи раз, но, что самое удивительное, не погиб ни один человек.

— Когда стало светать, мы увидели масштабы. Вся земля была усыпана обломками и осколками. Не знаю, как мы не переломали там ноги, ведь приходилось бегать вдоль всей территории без оглядки, — подходит к сохранившейся рампе Ковалевский.

Избежать трагедии удалось не только благодаря пожарным. Это заслуга и храброго мастера Любови Шкловской. Как только женщина услышала первый взрыв, она тут же рванула в компрессорный цех и, рискуя собой, перекрыла газ. Если бы она этого не сделала, все могло закончиться куда более печально. Как стало известно позже, в общей сложности огнем была охвачена территория в 600 кв. м.

Были уничтожены погрузочно-разгрузочная рампа, 6541 баллон объемом 50—55 литров и 4462 баллона от литра до пяти, а также трактор, 10 машин с прицепами и 7 других автомобилей. Убытки составили 159 тыс. рублей. Всего же на газонаполнительной станции содержалось около 400 тонн газа.

Наутро после пожара лейтенант Ковалевский попал в больницу с воспалением легких. Еще несколько спасателей получили ожоги первой и второй степени.

— Тогда стоял 20-градусный мороз, и многие после этого серьезно заболели. В больнице я провел месяц. Через несколько дней ко мне в палату пришли офицеры, сказали, что меня представят к награде, и предложили на выбор медаль или деньги. Я тогда уже был женат и снимал жилье в Сельхозпоселке, за которое исправно выкладывал по 25 рублей в месяц, а потому, конечно, выбрал деньги. Правда, потом руководство передумало, и мне все же вручили медаль «За отвагу на пожаре», — улыбается майор в отставке.

Последствия случившегося устраняли еще долго, а через какое-то время нашли и виновных. Как оказалось, пожар случился от одной искры, высеченной рабочим по фамилии Ляхнович. В тот день мужчина заменял жену-сливщицу.

— На таких предприятиях запрещено пользоваться обычными молотками — вместо них рабочие должны использовать медные, не высекающие искру. В этот же раз рабочий решил все сделать по-своему. Взял обычный гаечный ключ, а «для безопасности» подложил на баллон рукавицу…

Конечно, в какой-то момент рука дрогнула, ключ ударил прямо по баллону… К тому же работал он не в специально отведенном помещении, я прямо на рампе, поэтому хватило и одной искры, — объясняет ветеран.

Через несколько месяцев состоялся суд, но закончился он на удивление лояльно: четыре человека были уволены, при этом никто из них даже не получил срок. В МЧС такую снисходительность объясняют двумя факторами: отсутствием жертв и скорой трагедией в цехе футляров «Горизонта», случившейся буквально через несколько месяцев.

На следующий день после пожара пожилая женщина-сторож, работавшая в ту ночь, написала заявление по собственному желанию: не смогла больше находиться в этом месте и заново переживать весь ужас случившегося. Мастер Любовь Шкловская, перекрывшая газ, много лет не выходила на работу в годовщину пожара.

Спустя какое-то время работу станции все же восстановили, а на территории долгое время продолжали стоять огромные цистерны с газом. Позже Анатолий Иванович пытался добиться того, чтобы цистерны убрали, и даже обращался с этой просьбой в Администрацию президента, однако тогда никаких действий предпринято не было.

Позже надобность в газонаполнительной станции исчезла. Баллоны и цистерны вывезли, а территорию стали сдавать в аренду. Сегодня здесь всего несколько арендуемых складов, пара зданий с заложенными окнами и старая неиспользуемая рампа, пережившая локальную бомбежку.



Через несколько месяцев после публикации в редакцию Onliner обратился бывший работник треста «Миноблгаз» Анатолий Иванович Николащенко. По его мнению, события того дня развивались не так, как об этом рассказывают пожарные, участвовавшие в ликвидации ЧП. Свою позицию пенсионер подробно описал в статье, опубликованной на страницах журнала «Промышленная безопасность».

От редакции. У вас есть история о необычных людях или местах? Пишите на dm@onliner.by.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Малиновский, архив МЧС