19 277
100
12 апреля 2018 в 10:16
Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка

Все еще никто в доме матери. Продолжение истории минчанина, чьи гаражи УКС снес вопреки решению суда

Эту возмутительную историю Onliner.by рассказал еще три год назад, но даже спустя столь продолжительное время противостояние минчанина Александра Якубовского и УКСа Фрунзенского района не исчерпало себя. А началось все с глобальных перемен: одну из деревень на западной окраине Минска включили в состав города, а затем уже пошло-поехало — рядом с деревянными хатами стали вырастать дорогие коттеджи, а вслед за ними и многоэтажки — как-никак уже почти Сухарево. В какой-то момент УКС Фрунзенского района решил возвести на улице Колхозной большой панельный дом для многодетных семей и других категорий лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Сказано — сделано, правда, не без скандалов и проблем. И если с кем-то из собственников удалось более-менее мирно договориться, то с Александром Якубовским вышла совсем некрасивая история.

Предыстория

Много лет назад квартира №2 во втором доме на улице Колхозной, а вместе с ней и расположенные рядом хозпостройки принадлежали отчиму Александра Александровича. После смерти мужчины собственницей всей недвижимости стала мать Якубовского. 19 лет назад женщина умерла, и Александр остался в доме один. Не успев оформить вступление в наследство по закону через полгода («Проворонил», — честно признавался мужчина), минчанин положился на советы знакомых юристов, которые рекомендовали выждать 15-летний срок, а уже потом оформить на себя все постройки и без лишней нервотрепки вступить в наследство.

До поры до времени все шло по накатанной, Александр ждал, когда истечет установленный законом срок, но потом в новый столичный район пришел УКС, которому «бесхозное» состояние земли и дома оказалось очень на руку: возведение панельки от Минского домостроительного комбината заканчивалось, застройщику надо было приниматься за благоустройство прилегающей территории. Неизвестно, как так вышло, но УКС счел землю со стареньким деревянным домом, в котором живет Александр, подходящей для прокладки дорожек и организации газонов с клумбами. Даром что на ней находятся сараи и гаражи.

Выполняя свои обязательства перед членами ЖСПК, УКС активизировался и прислал минчанину бумагу: будем сносить мешающие работам хозпостройки. Александр полученный документ оспорил и через суд получил официальный запрет на снос УКСом гаражей. Однако, несмотря на это, в одно непрекрасное утро УКС подогнал свою технику и, заверив, что не получил из суда никаких бумаг, снес «самовольные хозпостройки». При этом свершилось сие действие как раз тогда, когда Александр, предупредив представителей застройщика, что есть запрещающий документ, поехал в суд за оригиналом, чтобы явить его очам «уксовцев». Когда мужчина вернулся, его вместо гаражей ждали руины. Вышло подло и некрасиво.

День сегодняшний

Три года назад УКС рвался проводить благоустройство двора, казалось, что без этого Земля сойдет с орбиты. Но минули дни и месяцы, а территория изменилась лишь отчасти — вдоль спорного участка появилась пешеходная дорожка из тротуарной плитки. На этом, пожалуй, все — остальные изменения никаким боком не касаются дома №2 по Колхозной. Но самое прекрасное в этой истории то, что бетонные плиты, оставшиеся после разрушительных действий уксовского экскаватора, и кирпичный остов гаража по-прежнему находятся на своих местах. А где же срочное благоустройство? Почему тот, кто разворотил, не убрал?

— Я все еще продолжаю судиться за свое право оформить дом и постройки в собственность, — рассказывает, что изменилось, а что нет, Александр. — Пережил все возможные суды и дошел до Верховного. За мной все-таки признали право собственности 1/4 части, но не дома, а стройматериалов, которые пошли на его строительство. Что это за ерунда, я не могу понять. Да, тут не коттедж за 100 000 долларов, но это нормальный и пригодный для жизни дом, я в нем, собственно, нахожусь круглогодично. Из-за такой формулировки я не могу официально оформить дом в собственность — получился замкнутый круг: мои права вроде учли, но так, чтобы я не смог в дальнейшем ничего сделать. И, самое важное, получить нормальную компенсацию в случае сноса — на месте моего дома собирались строить то детский сад, то еще что-то.

За время судебных препирательств Александр получил на руки много любопытных официальных бумаг. Так, например, в ответе Мингорисполкома от 17 апреля 2014 года говорится, что акт выбора УКСу Фрунзенского района мест размещения земельного участка для разработки комплексного архитектурного проекта жилой застройки в границах улиц Шаранговича — Горецкого — Рафиева надо считать утратившим силу. В ответе за июль 2015 года за подписью заместителя председателя говорится о том, что «в отношении квартиры №2 по улице Колхозной, 2 Мингорисполкомом не принималось решение о предстоящем изъятии земельного участка». Главстройэкспертиза уже в 2017 году отметила, что «в пределах территории проектируемого жилого образования сохраняются и не подлежат сносу следующие усадебные жилые дома: ж. д. №2 по улице Колхозная, ж. д. №2а по улице Колхозная». Остается вопрос — на основании чего УКС полез на землю, которую вообще не должен был трогать?

И даже имея такие документы на руках, я не в состоянии ничего доказать: дом не могут оформить в мою собственность из-за того, что не оформлена земля. Решить вопрос с участком можно было бы, но УКС, когда сносил гаражи и делал свои дорожки, нарушил мои границы. Чтобы восстановить их, я сделал запрос в агентство по госрегистрации и земельному кадастру, но там информации почему-то нет. Ладно, думаю, у меня же есть «калька», которую много лет назад выдавало БРТИ. Но ее отчего-то вообще не принимают во внимание. Почему? Не сам же я рисовал участок, дом и хозпостройки. Да и соседей-свидетелей хватает, кто мог бы показать, как шли границы. В администрации на словах предлагают какие-то мутные схемы: одни постройки снеси, тогда мы признаем тебе законность других. Я на такое не согласен, — поясняет мужчина

6 мая прошлого года Александр получил от администрации Фрунзенского района очередной отказ о вводе в эксплуатацию квартиры №2. Причина весьма любопытная: на участке находятся незарегистрированные постройки — сарай и уборная. Новое решение со знаком минус было обжаловано мужчиной в Мингорисполкоме, но безрезультатно. Тогда Александр пошел в суд, но и суд Фрунзенского района не увидел оснований удовлетворить просьбу минчанина.

Отказ не заставил минчанина остановиться. Вместе с УКСом он прошелся по всем ступеням судебной системы и наконец добрался до Верховного суда. На этот раз ситуацию изучили более пристально. В результате озвученное ранее решение Фрунзенского суда, а также определение судебной коллегии по гражданским делам Минского городского суда и постановление президиума Минского городского суда в части возложения на УКС обязанности по восстановлению ограждения земельного участка было решено отменить. Дело в указанной части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

«При новом рассмотрении дела следует устранить недостатки, уточнить и тщательно проверить все доводы и возражения сторон, при необходимости обсудить вопрос о составе юридически заинтересованных в исходе дела лиц, конкретизировать у истца его исковые требования в части способа защиты его прав и в зависимости от установленного разрешить спор в соответствии с требованиями закона», — гласит официальная формулировка. То есть, по сути, отменили все принятые ранее решения.

Эта песня хороша, начинай сначала, — возмущен Александр. — Если раньше хотя бы было принято решение, что УКС должен восстановить забор, то и этого теперь нет. А пока они там в верхах разбираются, здесь на краю пешеходной дорожки лежат огромные плиты, на которых играют дети. Причем в любой момент кто-то из детей может упасть, сломать себе руку или ногу. Неужели надо дождаться ЧП, чтобы были приняты меры? А не дай бог случится что — виноватым окажусь я. Мне про это и так постоянно напоминают чиновники, когда я хожу по кабинетам и прошу предпринять меры, пока никто не убился. А мне «пиджаки» так прямо и говорят: плиты ваши. Но мои не плиты, а гараж! По вашей вине он превратился в составные части. То есть как нести ответственность, так земля и постройки мои. А как сносить — государственная.

Мне эта канитель ужасно надоела: пока я буду воевать и устанавливать неизвестным способом, где же проходят границы моего участка, сарай будет считаться незаконной постройкой. То есть его в любой момент смогут снести. А как только его снесут, я уже не смогу оформить дом. Не к этому ли меня специально подводят, начиная все новые и новые суды? Ситуацию закольцевали, и я оказался в совершенно бесправном положении.

Проблемы новостройки

Случай Александра неразрывно связан с соседней панельной многоэтажкой: его «двигали» вроде как именно для того, чтобы сотворить благо десяткам семей. Но, увлекшись войной с Якубовским, застройщик позабыл о некоторых аспектах жизни людей. Минчане жалуются на нехватку освещения во дворе в темное время суток, а также отсутствие нормального тротуара, ведущего к остановке общественного транспорта. Сейчас взрослым и не очень минчанам приходится ходить по дороге, где постоянно ездят автомобили, либо шлепать по грязи.

Ситуация отвратительная, — возмущены жильцы. — Безопасно пройти к остановке невозможно: тротуар упирается в дорогу, на которой с трудом разъезжаются две машины. Зацепить человека — проще простого. А если будет идти мама с коляской, то ей вообще деваться некуда — только под колеса, так как расстояния для маневра нет. Еще один вариант — идти по грязи. Ладно если летом земля подсохла. Но такое бывает редко — здесь не сделано нормальное водоотведение, поэтому за домом постоянно стоят лужи. Как детям ходить в школу, это кого-нибудь волнует?


Вчера утром Александр еще раз побывал в суде. В одиночестве. Представители администрации района на заседание не явились. Суд Фрунзенского района, в который вернулось дело для повторного рассмотрения, решил: «Признать жалобу Якубовского на действия администрации Фрунзенского района об отказе о вводе в эксплуатацию капитального строения — обоснованной. Обязать администрацию Фрунзенского района рассмотреть заявление Якубовского о принятии решения о возможности использования эксплуатируемого капитального строения по назначению в соответствии с единой классификацией назначения объектов недвижимого имущества в установленном законодательством порядке».

С новым решением суда Александр поспешил в администрацию — там как раз был приемный день. Но, по словам мужчины, наткнулся на стену непонимания: мол, это еще ничего не значит и решение будет обжаловано.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка