Оскорбления и «косяки» или недоплата и потребительский экстремизм? Как переезд из Минска за город обернулся большим конфликтом

664
16 марта 2018 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий

Оскорбления и «косяки» или недоплата и потребительский экстремизм? Как переезд из Минска за город обернулся большим конфликтом

Евгений и Екатерина давно мечтали оставить минскую квартиру и обрести нирвану где-нибудь за городом. Сейчас многие задумываются об этом. Несколько лет назад семья с тремя детьми все же решилась на авантюру и стала активно прорабатывать все возможные варианты. Купили участок в тихом поселке с громким названием Большевик, походили по офисам строительных компаний, поутопали в договорах — и нашли идеальный, казалось бы, вариант: уютный каркасный дом за вполне вменяемую сумму. Сегодня дом уже достроен, вот только никто в нем так и не поселился. Причин тому тьма. Разбираемся в неоднозначной ситуации.

Кто виноват?

Пока — никто. Семья уверена, что на каждый квадратный метр постройки найдется по жирному «косяку» и дюжине более мелких ошибок. Строительная компания, конечно, убеждена в обратном: дом получился вполне себе ничего, а придирки хозяев — это лишь способ сэкономить лишнюю копейку и не платить долг в семь с лишним тысяч долларов. Кто виноват, решит суд, мы же представляем две позиции, имеющие одинаковое право на существование.

«Это был самый выгодный вариант с вежливым персоналом и хорошими условиями»

Обычный белорусский поселок, родившийся в поле зрения столицы. Аккуратные дома, убитые дороги, бездонные лужи и мертвая тишина — типичное замкадье. Дом Евгения и Екатерины сразу бросается в глаза и пестрит на фоне всеобъемлющей серости.

На пороге нас встречает хозяйка. Женщина дергает за ручку новой металлической двери, но та никак не поддается.

— Это они так переделали, а раньше дверь вообще не закрывалась. Но теперь этих строителей я даже на порог не пущу: они больше ломают, чем исправляют,— возмущается она и предлагает сперва прогуляться по двору.

— Естественно, нам хотелось построиться побыстрее. Мы прошлись по офисам минских компаний, послушали условия и все же остановились на фирме «Тата-Хата». Здесь нас встретили теплее всего, пошли на уступки, все доступно объяснили, согласились на выполнение многих пожеланий. Это нас и подкупило, — ведет по утопшему в лужах участку Екатерина.

На первый взгляд дом выглядит вполне аккуратно, свежо и уютно, но хозяева обещают разубедить в этом. Екатерина тяжело вздыхает, разводит руками и не знает, с чего начать: слишком уж много приключений пережил этот дом за время строительства.

— На первых порах нас все устраивало. Как только мы заключили договор, к нам прибыли профессиональные ребята, быстренько вбили сваи и уехали. Вместо них на участок привезли бытовку, куда заселились другие рабочие — простые деревенские парни, которые с виду ну никак не тянули на хороших спецов. С этого все и началось.

«Мокрые стены, кривые окна и уменьшенные комнаты»

Женщина обходит постройку и говорит о деформированной внешней обшивке фундамента: мол, не успели сдать в эксплуатацию, а дом уже просел.

— Нам обещали, что «каркасник» проседать не будет. Но нам вообще много чего обещали, — вздыхает женщина и предлагает оценить разнящийся от доски к доске тон краски. — Когда мы были у них в офисе, увидели баню вишневого цвета. Нам понравилось, решили красить в такой же тон и попытались сойтись на том, что мы покупаем у них краску и делаем работу своими силами. Но менеджер стал противиться, всячески отговаривал: мол, наружной покраской должны заниматься исключительно специалисты.

Это уже потом выяснилось, что ни один из строителей не является профессиональным маляром и что красить они умеют не лучше нас. Деньги уже были заплачены, поэтому воевать мы не стали и дали им работать. Но результат поверг в шок: все в шероховатостях, краска лежит неровно, цвет отличается от выбранного, все криво, косо и безобразно. Потом было много разборок, но в итоге все осталось так, как есть.

Подобных вопросов у хозяев миллион: и лестница — мечта травматолога, и водосточная система не работает, и странная цветовая гамма ступенек не дает покоя. И это только снаружи.

Все же открываем проблемную входную дверь, не слишком аккуратно запененную по краям. На полу — стройматериалы и инструменты, в небольшом доме стоит характерный строительный запах и бодрящая прохлада. Хозяйка сразу указывает на солидную щель в углу у входной двери: «И так весь дом».

На стенах и у оконных рам хорошо видны мокрые пятна. Евгений уверяет, что появились они из-за неправильно смонтированной кровли: даже при небольшом ветре чердак оказывается заметен снегом.

— Обо всех «косяках» знают и строители, и их руководство, но в ответ они только смеются и издеваются, считая нас за идиотов. Звоню им, говорю: пацаны, у меня крыша течет, приезжайте скорей! Прибывают два бойца, залазят на чердак, но вместо того, чтобы извиниться, начинают юлить: «Надо экспертизу делать, но зимой мы на крышу не полезем, давайте по весне» — и так далее, — возмущается хозяин.

— А когда мы начинаем возмущаться, они только издеваются. Один прораб заявил мне: «Может, вам баклан черепицу выклевал, а нам плати теперь». Говорим насчет «пьяных» окон, а в ответ: «Может, это сосед пришел и испортил, как вы без экспертизы что-то докажете?» — пересказывает старые разговоры Екатерина.

Проходим в просторную кухню. С виду ничего такого, но Екатерина уверена: в этих стенах засела самая масштабная проблема.

— Согласно первоначальному договору, высота потолков составляла 255 сантиметров, но потом мы решили сделать теплые полы, которые «съедят» часть пространства. Нам предложили составить дополнительное соглашение, немного доплатить и увеличить высоту потолков до 270 сантиметров. Мы, конечно, согласились, тем более что стоило это какие-то копейки.

Конечно, во время строительства никто не перемерял их, а основания для этого появились ближе к моменту сдачи объекта, когда ситуация уже была накалена до предела. Оказалось, что во всех комнатах площадь меньше заявленной, а высота потолков, как утверждает Евгений, на 10—15 сантиметров ниже прописанной в договоре.

— Из-за этой площади мы еще и на кухню «влетели»: заказали по проекту, а она не влезла! Но строителям-то на это плевать!

Оскорбления на стене и предложение разобрать дом

После бесчисленных недопониманий общение строителей и их клиентов сошло на нет. Екатерина несколько раз выставляла представителей компании за дверь, а Евгений останавливал работы и запрещал что-либо делать. После очередной перепалки на одном из окон появилась не слишком приятная надпись, выложенная плиткой. Хозяева уверены, что таким образом кто-то из строителей решил продемонстрировать свое недовольство. В компании, конечно, все отрицают.

— Когда я сообщила об этом инциденте директору, он сказал, что это кто-то из строителей ругался по телефону с девушкой, на автомате выложил это слово и даже не заметил. Согласитесь, отмазка очень глупая.

С этого момента руководство стало вести себя еще более хамски и не хотело идти на компромиссы. На все просьбы исправить очевидные нарушения они предлагали разобрать дом и собрать его заново. Конечно, мы на это не пошли.

Поскольку дефектов было очень много, а исправили они только малую часть, мы решили не вносить последний платеж — чуть больше $7000. Мы написали заявление с отказом платить остаток и пояснили причины. Они долго возмущались и угрожали нам судом, но иска мы так и не получили. Да что там, даже их юристы с нами не связались, так что ни в какой суд они не пойдут, — уверены супруги.

Почему конфликт до сих пор не разрешен? Все ведь просто!

Казалось бы, решить спорную ситуацию совсем не сложно: все прописано в договоре, и, если при строительстве действительно были допущены ошибки, доказать это в суде будет проще простого. Однако хозяева неудавшейся, по их мнению, постройки не торопятся нанимать экспертов и идти в суд: это долго, дорого и не всегда оправданно.

— Я медработник, муж — индивидуальный предприниматель, мы никогда не сталкивались с такими проблемами и не знаем, как их решать. УКС Минской области зафиксировал некоторые нарушения, но эта экспертиза не будь иметь юридической силы в суде. Досудебная строительная экспертиза стоит около 4000 рублей. Конечно, в случае нашей победы компания будет обязана вернуть нам деньги, но вы же понимаете, как все это сложно. Не думаю, что мы готовы пойти на это, — объясняет Екатерина. — Если бы мы были уверены, что суд встанет на нашу сторону, обязательно судились бы, а пока просто советуемся с юристами и прорабатываем все варианты. Если дело все же дойдет до суда, будем проводить экспертизу. А куда еще деваться?

«Все их претензии появились перед последним платежом — это наводит на определенные мысли»

А вот второй сюжет, параллельный. Все происходящее — это не что иное, как потребительский экстремизм, навязчивое желание доказать, что клиент всегда прав, и жуткое нежелание платить по счетам. Представители компании «Тата-Хата» считают, что они выполнили свою работу качественно, хотя и готовы отвечать за любые ошибки.

С их слов, главная проблема заключается в том, что хозяева дома не могут конкретно сформулировать свои претензии и требования, а лишь заявляют, что неправильно построено абсолютно все, а каждый визит заканчивается скандалом.

— Однажды нам все же удалось составить дефектный акт и записать их претензии. Они говорили о покраске фасадов, размерах комнат, высоте потолков и уровне вертикали стен, но зафиксировать это у нас не получилось. Нам не дали.

Компания пошла навстречу клиенту и установила дополнительный брусок 50×50 миллиметров, чтобы заказчик смог самостоятельно произвести монтаж электрики и отопления. Обшивка над бруском, по мнению клиента, и «украла» кусок площади. Конкретно в этом случае есть доля нашей вины: брусок мы не прописали в договоре, просто помогли им разобраться.

В ходе строительства заказчиком было принято решение отказаться от радиаторного отопления в пользу теплых полов в цементной стяжке. Деревянная доска пола была заменена на два слоя ЦСП. Высота потолков уменьшилась из-за того, что хозяева установили теплые полы и сделали стяжку выше оговоренных 50 миллиметров, а по договору высота потолков считается именно от чернового пола.

По крыше: в процессе строительства, а также после сдачи крыша не текла, хотя шли сильные дожди. После звонка клиента по поводу протекания кровли мы в течение часа выехали на осмотр, на объекте были около 18:00. При осмотре чердачного помещения в районе выхода вентиляционного колпака между металлочерепицей и ветрозащитной пленкой было обнаружено небольшое количество конденсата. Так как было темное время суток, провести осмотр снаружи не представлялось возможным. На следующий день клиенту было предложено провести повторный осмотр с составлением подробного дефектного акта. На что они опять устроили скандал и в очень грубой форме попросили удалиться.

Окраска фасада произведена по технологическим картам производителя и соответствует выбранному цвету. Мы используем разные породы дерева: сосну и ель, — а плотность у этих материалов разная, поэтому и впитываемость краски разная. Каждое дерево уникально, не говоря уже о разных породах. Мы пытались объяснить это нашим клиентам, даже вызывали представителя зарубежной компании на объект, но они принципиально стоят на своем.

Когда Евгений начал выгонять нас из дома и отказываться принимать объект, мы предложили ему единственный возможный вариант: поднять потолок, разобрать внутреннюю обшивку, демонтировать брусок, вернуть размеры комнат и тем самым добиться прописанных в договоре размеров — по сути, разобрать внутреннюю стену. Но семья не захотела рассматривать такой вариант, что очевидно.

В компании считают, что весь негатив, выплеснутый перед самым финишем, может быть банальной попыткой избежать последнего платежа, хотя это, конечно, всего лишь предположение, никаких доказательств тому нет.

— У нас было много недопонимания с этой семьей, но мы всегда вели себя сдержанно. Возможно, у строителей и были какие-то конфликты с Евгением, но никто из них не признался в том, что написал на окне оскорбительное слово. К сожалению, нам так и не удалось выяснить, кем это было сделано. У нас есть основания полагать, что это тоже некая попытка саботажа, — комментируют в компании.

В организации признают, что недочеты по ходу работ возникали, но все они были исправлены по первому же требованию.

— Все делают ошибки, и мы тоже делаем, куда без этого? Но все свои погрешности мы всегда исправляем, всегда идем на контакт с клиентом. Здесь, к сожалению, идет игра в одни ворота.

Заказчик всячески отказывался принимать готовый к эксплуатации объект, не приезжал в назначенное время, постоянно уклонялся, конкретных требований и несоответствий не заявлял. Все абстрактно. С декабря шла переписка заказными письмами с уведомлением. Мы неоднократно предлагали зафиксировать все несоответствия независимыми специалистами с поверенным инструментом, на что клиент постоянно не отвечал.

Екатерина и Евгений не раз задерживали платежи, и мы всегда с терпением относились к этому, всегда входили в положение. В этот же раз речь идет о достаточно крупной сумме, на которую мы не можем закрыть глаза. Несколько дней назад нами было составлено исковое заявление, с которым мы выступим в суде. Но мы надеемся, что конфликт будет исчерпан до начала процесса и что люди все же пойдут с нами на контакт и постараются найти устраивающее всех решение.

От редакции. Хотите рассказать историю конфликта в сфере недвижимости? Пишите на dm@onliner.by.

Кукольные домики в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

В меру новостей, в меру мемов и много веселья в нашем сообществе в VK

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий
ОБСУЖДЕНИЕ