Анклав в мегаполисе. Минчанин не дает снести частный дом для строительства многоэтажки и второй год выигрывает суды у застройщика

462
20 июля 2017 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий

Анклав в мегаполисе. Минчанин не дает снести частный дом для строительства многоэтажки и второй год выигрывает суды у застройщика

Все знают, что ножницы режут бумагу, бумага накрывает камень, а камень тупит ножницы, но в старой игре ничего не сказано о дереве, которое, оказывается, как минимум два года может побеждать камень (ну или железобетонную панель). Многие не верят, но в Сухарево именно так и происходит. Владелец старого деревянного дома уже второй год не дает застройщику сдать новую многоэтажку и построить на месте его дома еще одну. Не то чтобы дерево слишком прочное — просто владелец не хочет соглашаться на предлагаемые условия и верить в то, что он кому-то мешает. Мужчина уже устал ходить по судам, но просто так сдаваться не планирует и говорит, что у него никаких проблем нет, а сложности застройщика его интересуют мало. Собственник утверждает, что готов уступить землю только на его условиях, которые он, однако, не конкретизирует. В игре «продай — не продам» он пока побеждает, вот только 115 дольщиков, которые уже рассчитались за квартиры, но никак не могут в них заселиться, не слишком этому рады.


У почерневшего от времени сарая бездумно дырявит планету несколько куриц, бездельничает черная кошка, зачем-то нюхает разбросанные камни игривый пес со странной кличкой, возле сарая ржавеют инструменты, в теплице растут помидоры, на крыше — мох, на участке — конфликт.

Вся эта деревенская романтика надежно спрятана за покосившимся забором и коричневой калиткой, ограждающими эту вселенную от параллельной. Стоит только выйти за ее пределы, как над головой заскрипят башенные краны, заговорят матом строители, зазвенят пустотой водопроводные трубы, а подвеску автомобиля ударит застывшая волнами грязь.

Два этих мира умудряются уживаться в небольшом микрорайоне на стыке Малиновки и Сухарево. По новому генплану, вместо частных домов здесь должны были появиться многоэтажки. Если не считать дом Николая Петровича, так и произошло.

Мужчина решил не соглашаться на условия застройщика, идти до конца и доказывать свою правоту в суде. Теперь его дом больше напоминает необитаемый остров посреди мегаполиса, и его это полностью устраивает. Собственник считает, что переживать стоит не ему, а застройщику, который не может выполнить свою работу и вовремя сдать дом в эксплуатацию.

Затянутыми сроками строительства никого не удивишь, но в этом случае исправить положение не так просто. Уже второй год УКС Фрунзенского района пытается снести дом Николая Бавструка и продолжить строительство, но пока суд остается на стороне собственника.

Конечно, больше всего ситуация огорчает дольщиков, которые не могут заселиться в долгожданные квартиры и затрудняются даже спрогнозировать исход событий. Сегодня они собрались возле своего недостроенного дома на улице маршала Лосика и массово грустят. Обсуждать им пока нечего: новостей «с баррикад» нет с июня, хотя сдать дом должны были еще в январе.

— Наш дом строится исключительно за средства дольщиков, без господдержки. Его начали возводить еще в 2015 году и обещали сдать в январе 2017-го. На данный момент готовность строительства составляет только 70%, и окончания работ даже не предвидится. В первый раз сроки сдвинули на март, потом на июнь, потом на середину августа, которая уже не за горами. Все мы понимаем, что не бывать сдаче и в этот раз: частный дом-то до сих пор стоит! — возмущаются собравшиеся возле дома люди.

Кажется, к самому Николаю Петровичу претензий у них нет: мужчина не пытается препятствовать строительству — просто отстаивает свои законные права.

— Я не могу сказать, что мы на его стороне, но его тоже можно понять. Он предлагал УКС выкупить часть нужной территории, по которой должны пройти инженерные сети, но договориться они так и не смогли. Видимо, им нужна вся его земля. Вроде, как нам объяснили в УКС, тут еще один дом хотят строить, а его жилье мешает, — рассказывает свою версию происходящего дольщик Сергей.

Больше всего людей пугают не сдвинутые сроки, а неопределенность: многие брали кредиты на строительство, а сейчас вынуждены жить в съемных квартирах. К тому же практически у всех есть дети, которых не мешало бы определить в школы и детские сады.

— Люди детей из школ забрали и хотели в местные отправить, а теперь что? Назад возвращаться? Абсурд! — возмущается Сергей и вызывает одобрительные кивки будущих соседей.

Сам же Николай Петрович на ситуацию смотрит с улыбкой.

— Проблемы? У меня-то? Это у УКСа проблемы, — рассуждает хозяин и провожает к забору. — Мой дом никак не мешает проведению сетей. Пускай достраивают свой дом, ради бога! Кабель, который нужно подвести к дому, может запросто пройти вдоль забора. Но они меня пытаются убедить, что им нужна вся территория. Прошу показать документы — так нет, «только по решению суда». УКС может планировать все что угодно, пускай хоть алмазы добывают, меня это не колышет. Они говорят про еще один дом? А как же слова президента о том, что сначала надо уладить все вопросы с собственниками частных домов, а потом уже приступать к строительству нового жилья? Как-то слабо они вопросы улаживают...

— Я говорил: надо часть моего участка для теплотрассы или кабеля — пожалуйста, берите и выкупайте. Но их все время что-то не устраивает. Я им разрешил отодвинуть мой забор и начать прокладывать трубы, так они же все тут разрыли и пропали на все лето. Говорю: платите за зеленые насаждения, а не только за землю — снова нет. Я же по-честному пытаюсь с ними, а они… Э-эх… — затягивает улыбчивый хозяин и скидывает с ноги прилипшего кота.

Достаточно большой участок Николая Петровича разделен на две части дорогой. С одной стороны находятся дом и несколько хозпостроек, с другой — не слишком ухоженный сад и беседка. Со слов владельца, он уже десять лет не может начать ремонт, поскольку дом уже тогда был в планах на снос.

— Разрешили бы мне работать, я бы тут забабахал классный коттедж, а так… — взмахивает рукой мужчина и проводит по двору. — Сами мне запретили ремонт делать, а теперь говорят, что у меня дом разваливается. Конечно, разваливается, но что ж я могу сделать?

По его словам, взамен дома УКС предлагал ему две квартиры — однокомнатную и двухкомнатную — общей стоимостью $115 тыс., но на такие условия владелец соглашаться не стал.

— Зачем мне какие-то бэушные квартирки бог знает где? Я там жить не хочу, детям моим они тоже не нужны. Да и откуда мне знать, что они стоят столько же, сколько мой дом? Кто их оценил?

Я понимаю, что город наступает, что мой дом все равно придется снести, но тогда нужно провести адекватную оценку: посчитать все зеленые насаждения, все хозяйственные постройки, участок, дом. Пока же они за жилой дом предложили мне всего $15 тыс., а сарай с гаражом вообще отказались считать. Нормально?

Назвать конкретные суммы, за которые он смог бы отдать дом под снос, Николай Петрович не готов.

— Конечно, я побольше хочу. Это же нормальное желание, — высказывает очевидные, но здравые мысли собственник. — Я мог бы согласиться на квартиру в доме, который появится на месте моего, но мне же никто не предлагает. Я бы, может, выходил иногда на улицу, сидел возле родной яблони, а так отправляют меня в какую-то общагу на Голодеда… Или где там? Я даже не вникал.

На этом месте живет уже шестое поколение моей семьи. Мы люди честные, рабочие, но с жильем у нас всегда все в порядке было, а сейчас меня хотят раскулачить!

Но я знаю, что прав в этом деле. Это и суды доказывают. Было уже шесть заседаний, и я все выиграл: и районный суд, и городской. Сейчас вроде уже и Верховный суд решение вынес, но я даже следить перестал. На этой неделе будут к заместителю председателя района приглашать, будем с ним пытаться вопрос решить. Но что-то я сомневаюсь, что он мне скажет что-нибудь новое.

В УКС Фрунзенского района сразу угадывают адрес, услышав слова «проблема» и «частный дом». Главный инженер не решается делать прогнозы о развитии событий: пока удача не на их стороне.

— Согласно генплану, на месте участка Николая Петровича должен располагаться 15-й жилой дом. Экспертиза по нему была проведена еще два года назад, и в октябре она перестанет быть действительной. Если мы не успеем разрешить наш конфликт к этому времени, нам придется снова платить огромные деньги за новую экспертизу, — рассказывает Александр Силюк. — Мало того, мы не можем сдать 17-й, почти достроенный дом и установить теневые навесы в детском саду №3.

Мы пробовали вести конструктивный диалог, но человек категорически отказывается идти на контакт. Ему были предложены две хорошие квартиры вместо старого деревянного дома, но он отказался. Когда мы поняли, что человек съезжать не хочет, решили выкупить у него 20 квадратных метров земли, чтобы закончить хотя бы существующий дом. Оговорили сумму, перевели ему деньги на транзитный счет, но он отказался их снимать. Они уже три месяца там лежат — и никаких действий. Как мы можем продолжить работу?

Сейчас будем снова подавать в суд, снова ждать. Такие случаи не редкость: был у нас один дом, с владельцем которого мы три с половиной года судились. Не все зависит от нас.

От редакции. У вас есть история о необычных людях или местах? Пишите на dm@onliner.by.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий
ОБСУЖДЕНИЕ