09 июня 2017 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia

Ограбление Европы: в поисках сокровищ нацистов

28 февраля 2012 года в съемную квартиру жилого дома, расположенного в мюнхенском районе Швабинг, с обыском вломилась полиция. У проживавшего там одинокого старика силовики рассчитывали найти крупную сумму наличных, не задекларированную в налоговой, но реальность превзошла даже самые дерзкие их ожидания. Среди пустых консервных банок в спартански обставленных комнатах их ожидала богатейшая коллекция предметов искусства: Шагал, Ренуар, Матисс, Моне, Дюрер, Каналетто, Пикассо, Роден и десятки других классиков в подлинниках, которым позавидовали бы многие музеи мира. Впоследствии выяснилось, что большинство этих работ были в свое время отобраны нацистами у их законных собственников, преимущественно евреев. Именно так в медиапространство вновь вернулась тема, на протяжении семи десятков лет будоражащая чиновников, историков искусства, авантюристов и… наследников жертв гитлеровских преступлений. Находка стоимостью в миллиард евро, сделанная в Мюнхене, стала лишь верхушкой айсберга, размеры которого не поддаются точной оценке. Исчезнувший Рафаэль, Рембрандт в соляной шахте, Музей фюрера и «золотой поезд» Совиных гор — Onliner.by рассказывает, как в 1930—1940-е годы нацисты ограбили Европу.

Мюнхенский клад

Сокровища отшельника из Швабинга, как и многие выдающиеся находки, были обнаружены совершенно случайно. В сентябре 2010 года немецкие таможенники проводили рядовую проверку пассажиров поезда Цюрих — Мюнхен. Их внимание привлек 77-летний старик, у которого в ходе осмотра были обнаружены €9 тыс. наличными. Сумма не бог весть какая, укладывающаяся в допустимые нормы провоза, но чем-то пожилой путешественник таможне запомнился. Запомнился настолько, что в отношении него была инициирована рутинная проверка, принесшая удивительные результаты. Оказалось, что персонажа по имени и фамилии Корнелиус Гурлитт не должно было существовать. Да, пожилой мужчина предъявил подлинный австрийский паспорт, но он нигде никогда не работал, никогда ничего не зарабатывал, не платил налоги, не покупал медицинских страховок и не пользовался никакими социальными службами. Тем не менее Корнелиус Гурлитт, совершенно очевидно, был живым и довольно здоровым человеком, сумевшим достичь весьма преклонных лет, ничем не выдавая себя государству.

Вероятно, Гурлитт уже давно позабыл о том инциденте в цюрихском поезде, но маховик немецкой бюрократической машины по-прежнему неспешно крутился. В предпоследний день февраля 2012 года, спустя почти полтора года после его общения с таможенниками, в невзрачную мюнхенскую многоэтажку наконец-то нагрянули с обыском. Полицейские рассчитывали обнаружить наличные, которые могли послужить поводом к дальнейшим расспросам об их происхождении, но вместо этого нашли в логове затворника настоящий музей. Приблизительная стоимость коллекции, насчитывавшей 1406 объектов, превысила фантастический миллиард евро. Кем же был этот странный старик, живший в окружении шедевров?

Корнелиус Гурлитт

Корнелиус Гурлитт родился в 1932 году в Дрездене в старой интеллигентной семье, давшей Германии целый ряд художников, композиторов, искусствоведов и коллекционеров. Его отец, Хильдебранд, был арт-дилером и крупным специалистом в искусстве начала XX века. Несмотря на то, что среди его родственников имелись евреи, именно Хильдебранда Гурлитта после прихода к власти НСДАП назначили агентом по продаже произведений художников-модернистов, конфискованных (или купленных под принуждением за бесценок) у еврейских семей Германии, а позднее и оккупированной Франции. Гитлеровцы называли авангардное искусство дегенеративным и лишенным права на существование.

«Кубизм, дадаизм, футуризм, импрессионизм и тому подобное не имеют ничего общего с немецким народом. Потому что все эти термины ни стары, ни современны, но они являются лишь искусственным производным людей, которым Господь отказал в таланте истинно художественной одаренности и вместо нее одарил их даром болтовни и обмана… У них нынешние представители нашего народа представлены как дегенерирующие кретины, луга для них синие, небо — зеленое, облака — серно-желтые… Отныне мы будем вести беспощадную очистительную войну против последних у нас элементов культурного разложения», — эти слова фюрера германской нации Адольфа Гитлера, сказанные на открытии Большой германской художественной выставки 1937 года, стали руководством к действию. Авангард изымался из музейных фондов и частных коллекций, зачастую просто уничтожался, но самые ценные его экземпляры нацисты пытались продавать за границу, надеясь тем самым профинансировать идеологически верное искусство. Посредником в этом процессе как раз и должен был стать Гурлитт-отец: в случае необходимости рациональные гитлеровцы готовы были закрывать глаза и на сомнительное расовое происхождение.

Дом, в котором нашли «мюнхенский клад»

По всей видимости, в процессе своей деятельности предприимчивый Хильдебранд Гурлитт и сумел аккумулировать богатейшую «дегенеративную» коллекцию, которую после его смерти унаследовал его сын. Периодической продажей отдельных ее объектов Корнелиус и финансировал впоследствии свое существование на протяжении десятков лет. Можно долго рассуждать о том, что Гурлитты, скорее всего, спасли накопленные ими шедевры от физического уничтожения, но факт остается фактом: эти картины, рисунки и скульптуры, составляющие цвет искусства первой трети XX века, были отобраны у их законных владельцев силой или выкуплены под принуждением за символические суммы. Корнелиус Гурлитт умер в 2014 году, но в отношении его «мюнхенского клада» по-прежнему ведется расследование, призванное установить законность приобретения каждого из объектов. Процесс реституции запущен, и некоторые из обнаруженных работ, например один из портретов работы Матисса, уже возвращены наследникам их довоенных собственников. Проблема лишь в том, что у многих из этих владельцев не осталось никаких потомков, потому что все они сгорели в концлагерях Холокоста.

Часть работ из коллекции Гурлитта

Штаб рейхсляйтера Розенберга

Продажа «дегенеративных» произведений на сторону была лишь одним, причем далеко не самым существенным элементом нацистской политики в отношении предметов искусства. Для лидеров партии, чей глава был художником, пусть и не слишком успешным, искусство во всех его проявлениях было не только важной частью идеологической работы, оно просто доставляло им обычное эстетическое удовольствие. Свои последние апрельские дни 1945 года Гитлер провел в бункере рейхсканцелярии, часами рассматривая макет переустройства его родного города Линца, из которого он планировал (мечтал!) создать культурную столицу Третьего рейха. Чуть ли не самым важным ее объектом должен был стать Führermuseum (Музей фюрера), величайший в Европе культурный комплекс, где были бы собраны главные шедевры германской нации и подходившие по эстетике произведения других стран континента. Грандиозное здание в типично нацистском неоклассическом стиле для этого музея спроектировал Родерих Флик под личным и весьма чутким руководством Гитлера.

Проект Музея фюрера

Отбором будущих экспонатов для своего музея также занимался собственноручно фюрер. Произведений одних немецких собраний, разумеется, было недостаточно — грабеж культурных ценностей других стран стал составной частью нацистской оккупационной политики. Для этого создали целый ряд организаций, крупнейшей из которых был Einsatzstab Reichsleiter Rosenberg (ERR) — Оперативный штаб рейхсляйтера Розенберга.

Альфред Розенберг родился в Российской империи, в нынешнем Таллинне, успел пожить и получить диплом в Москве, но в Третьем рейхе стал его главным идеологом, автором расовой теории и Холокоста. Розенберга, в отличие от Гитлера, Геринга или Риббентропа, мало интересовало собственно искусство. По его заданию подразделения ERR собирали на оккупированных территориях книги и другую печатную информацию, касающуюся масонства, евреев и большевизма. Действовала рабочая группа ERR и в Минске, столице Генерального комиссариата Белорутения, а фотографии ее работы и добытых «трофеев» попали в немецкие архивы.

Накопленные штабом Розенберга материалы должны были стать объектом изучения Высшей школы НСДАП, задуманного рейхсляйтером элитного научного и учебного заведения, создание которого планировалось на берегу баварского озера Кимзе. Однако помимо этой работы, второй главной целью местных зондерштабов ERR стала конфискация культурных ценностей, их систематизация и вывоз на территорию Германии. Так как Розенберг был к этому вопросу равнодушен, фактическим куратором данной программы стал Герман Геринг, рейхсмаршал и фактически второй человек в государстве.

Герман Геринг, пилот-ас Первой мировой войны и глава люфтваффе, этот огромный толстяк в экстравагантных мундирах, являлся не просто страстным коллекционером, он был охотником за искусством. Если Гитлер вздумал воздвигнуть Музей фюрера как государственный памятник нацистским идеалам и все подаренные ему картины (в том числе и похищенные) отправлял туда, его официальный преемник был озабочен наполнением своего личного, частного собрания. После прихода НСДАП к власти Геринг быстро стал одним из самых богатых людей рейха, что позволяло ему вполне официально покупать новые экспонаты в собственную галерею, бывшую украшением его имения Каринхалл под Берлином. Впрочем, аппетит, как обычно, приходит во время еды, а алчность Геринга в этом вопросе была мало с чем сравнима. В 1940 году взгляд рейхсмаршала обратился в сторону только что оккупированной Франции и семейных коллекций еврейских промышленников, банкиров и арт-дилеров.

Герман Геринг
Представительское имение Геринга Каринхалл

После стремительной оккупации страны подразделения штаба Розенберга развернули планомерную деятельность по конфискации предметов искусства, находившихся в собственности французских евреев. Банкиры Ротшильды и Давид-Вайли, арт-дилеры Розенберги и Вильденштейны владели обширными частными собраниями и успели эвакуировать их в безопасное место далеко не в полном объеме. Нацисты частично выкупали их за символические деньги, сохраняя видимость законной сделки, но большей частью просто конфисковывали без всякой компенсации.

За два года, с конца 1940-го по конец 1942-го, в Париже было организовано сразу 20 художественных выставок, на которые регулярно прилетал Геринг. В галерее Же-де-Пом ему демонстрировали «трофейное» искусство, и рейхсмаршал лично проводил первоначальный отбор: что-то отправлялось сразу Гитлеру, любившему живопись XIX века, что-то шло в личную коллекцию Геринга, предпочитавшего живопись эпохи Возрождения и работы «старых мастеров». «Дегенеративное искусство» также отфильтровывалось и отправлялось в распоряжение Хильдебранда Гурлитта и его коллег, после чего продавалось через Швейцарию в третьи страны. В сторону рейха потянулись эшелоны с награбленным. В общей сложности ERR захватило и отгрузило в Германию только из Франции 22 тыс. арт-объектов разного рода.

Парижская галерея Же-де-Пом

Исчезнувший Рафаэль

Подобное происходило на всей территории Европы, оккупированной Германией. Ротшильдовский Фрагонар «Девочка с китайской фигурой» оказался у Геринга, а полотно «Астроном» Вермеера отослали фюреру. «Мадонну из Брюгге», скульптуру работы Микеланджело, забрали прямо из кафедрального собора Нотр-Дам в Брюгге. Также из собора, только Гента, был похищен знаменитый Гентский алтарь Яна ван Эйка XV века. Один Геринг накопил у себя в Каринхалле и других своих резиденциях более полутора тысяч объектов искусства, включая 19 картин Кранаха Старшего, 18 работ Рубенса и 6 — Рембрандта. Рейхсмаршал был настолько увлечен, что не брезговал даже заклейменным фюрером «дегенеративным искусством», собрав целую коллекцию импрессионистов, включая десятки работ Ренуара, Писарро, Моне, Мане, Ван Гога, Дега и даже 9 картин Пикассо.

Геринг осматривает новые приобретения
Геринг и «дегенеративное искусство»

Особенно плодотворной была нацистская охота за сокровищами в Польше. По оценке местных специалистов, всего за время оккупации страна лишилась более полумиллиона арт-объектов разного рода, главными из которых были три картины из собрания князей Чарторыйских. К началу Второй мировой войны эта семья польских аристократов скопила в своем краковском дворце богатейшую коллекцию предметов искусства, главными жемчужинами которой были «Портрет молодого человека» Рафаэля, «Дама с горностаем» Леонардо да Винчи и «Пейзаж с добрым самаритянином» Рембрандта.

Уже в декабре 1939 года, через три месяца после захвата города, в Краков прибыл немецкий искусствовед Ганс Поссе, личный уполномоченный Гитлера по формированию коллекции Музея фюрера в Линце. По требованию Поссе все три шедевра были изъяты у Чарторыйских и отправлены в Германию. Впоследствии они попали к нацистскому генерал-губернатору Польши Гансу Франку, а далее их пути расходятся. «Даму» Леонардо и «Пейзаж» Рембрандта благополучно обнаружили в 1945-м на баварской вилле Франка и в конечном итоге вернули законным владельцам в Краков. Рафаэль же бесследно исчез.

Эта была, в общем-то, типичная история, характерная для полного хаоса, в который погрузилась Европа во время ее освобождения армиями союзников. Разрушались целые города, включая древние архитектурные памятники, гибли сотни тысяч людей, и, конечно, в этом огненном аду никому не было дела до судьбы каких-то художественных объектов, пусть и шедевров общечеловеческого значения. Загадка их исчезновения начала волновать историков искусства, бывших владельцев, государственные власти и обычных обывателей-энтузиастов позже, когда свежие раны войны немного зарубцевались.

Знаменитая Янтарная комната, похищенная нацистами из Екатерининского дворца в Царском Селе под Ленинградом, пропала во время освобождения Кенигсберга. Скорее всего, уникальный памятник XVIII века погиб при пожаре в местном Королевском замке, где он хранился, но никаких документальных подтверждений этому нет. Людям свойственно верить в лучшее, а подобная неопределенность всегда оставляет надежду на чудо. Пессимисты уверены, что Янтарная комната утрачена навсегда. Оптимисты убеждены, что она так или иначе спаслась: закопана где-то на территории Кенигсберга или вывезена в Германию, где осталась в каком-то из забытых тайников. А может, ее вывезли на подлодке в Южную Америку, куда сбежало много высокопоставленных нацистов? Или она оказалась у загадочного частного коллекционера, который в одиночку любовался ей?

Янтарная комната в Царском Селе

Такие же версии, основанные лишь на легендах, слухах, свидетельствах «очевидцев» и просто собственной вере, существуют и в отношении несчастного «Портрета молодого человека» Рафаэля. Польское правительство на уровне МИДа убеждено, что картина, нынешняя стоимость которой должна превысить $100 млн, пережила войну, но на чем основано это мнение, не очень понятно. Конечно, у уникальной работы такого значения шансов уцелеть было больше, чем у безвестного пейзажа XIX века. Возможно, действительно Рафаэль Чарторыйских украшает чей-то особняк за океаном или пылится в сейфе швейцарского банка. Находки, подобные сделанной в мюнхенской квартире Гурлитта, лишь подтверждают, что чудо все-таки возможно.

Тем более что нацисты сделали все от себя зависящее, чтобы создать искателям сокровищ плодородное поле для деятельности. Уже в начале 1944 года, когда стало очевидно, что перелом в войне случился, а союзники лишь усиливают бомбардировки городов рейха, немцы начали систематическую эвакуацию своих и награбленных предметов искусства в сравнительно безопасные места. Крупнейшее хранилище такого рода было создано в бывших соляных шахтах у курортного города Альтаусзее, расположенного на берегу одноименного австрийского озера.

Озеро Альтаусзее

Сюда переехала вся художественная коллекция, собранная для Музея фюрера, самые ценные объекты из австрийских музеев, наконец, значительная часть награбленного в Европе, включая часть собрания Геринга. Место было выбрано идеально. Во-первых, оно находилось в самом центре Alpenfestung («Альпийской крепости»), района, который, по задумке некоторых лидеров НСДАП, должен был стать последним рубежом обороны нацистов. Во-вторых, соляные копи Штайнберга не только служили укрытием от бомбардировок, но и обеспечивали практически музейный режим хранения. Постоянная прохладная температура на протяжении года и низкая влажность как нельзя лучше подходили для длительного размещения здесь хрупких арт-объектов. Подобные репозитории, только в куда меньшем масштабе были созданы и во множестве других подземных разработок.

Там их и обнаружили войска союзников. В Альтаусзее находка была самой ценной: 6755 картин, 230 рисунков, 95 гобеленов, 68 скульптур и бесконечное число прочих предметов искусства были спасены для человечества.

«Золотой поезд»

Именно выбранный нацистами формат хранения своих и чужих сокровищ породил множество теорий о еще не найденных тайниках, тем более что порой их поиски преподносили сюрпризы. В 1943 году на труднодоступном горном озере Топлиц в Австрийских Альпах немцы организовали испытательный полигон для своей военно-морской техники. После окончания боевых действий здесь же был обнаружен «клад» из фальшивых английских банкнот высокого качества. Около 100 млн поддельных фунтов стерлингов, выпущенных в 1942—1944 годах в рамках операции «Бернхард», должны были быть использованы для дестабилизации британской экономики, но в конце концов их просто затопили в водах Топлица. Естественно, подобное не могло не вызвать интереса к тому, что еще могло скрывать озеро, однако все последовавшие экспедиции с использованием подводных аппаратов никаких результатов не принесли.

Озеро Топлиц

В 2001 году на дне баварского озера Кимзе, того самого, где Розенберг планировал разместить свою Высшую школу НСДАП, был обнаружен золотой котелок весом 10,5 килограмма. Несмотря на свой архаичный вид, сосуд, украшенный чеканкой «под кельтов», оказался изготовлен в XX веке, скорее всего, в 1930-е годы. Глубины Кимзе немедленно заинтересовали многочисленных искателей сокровищ, но главной их целью по-прежнему остается легендарный «золотой поезд» из Валбжиха.

В 1943 году в окрестностях силезского города Вальденбурга (ныне Валбжих), недалеко от современной чешско-польской границы, немцы начали реализацию проекта «Великан» (Projekt Riese). В недрах Совиных гор заключенные концлагерей строили нечто масштабное. Под землей одновременно возводились сразу семь объектов, которые в конечном итоге, скорее всего, должны были быть объединены в одну масштабную систему. По одной из версий, здесь планировали разместить новую основную ставку Гитлера на Восточном фронте взамен потерявшего актуальность «Волчьего логова». По другой — в этом укрепленном комплексе предполагалось организовать сразу несколько заводов по выпуску военной техники наподобие тех, что создавались и достаточно успешно работали повсеместно в Германии.

После года активных работ, остановленных в итоге стремительным наступлением советских войск, проект «Великан» был очень далек от завершения, однако в Совиных горах все же появилось несколько километров тоннелей и некоторое количество подземных залов, что после окончания войны не могло не породить легенд о спрятанном там при отступлении нацистском золоте.

Главной из них стала история о пропавшем в Силезии поезде, в вагонах которого будто бы находилось 300 тонн золота, полученного нацистами в концлагерях (прежде всего в Освенциме). Оставшееся свободное место в составе было заполнено драгоценностями, предметами искусства (включая и исчезнувшего Рафаэля Чарторыйских) и оружием.

В августе 2015 года настоящей медиасенсацией в Польше, распространившейся в итоге и по остальным европейским СМИ, стало сообщение, что некий поляк Петр Копер в компании немца Андреаса Рихтера получил в свое распоряжение данные о точном местонахождении поезда. Энтузиасты были столь убедительны, что им поверило даже польское правительство, разрешившее спустя год, в августе 2016-го, полноценные раскопки в районе 65-го километра железной дороги Вроцлав — Валбжих. В течение недели команда из шести десятков человек копалась в указанной точке, но, естественно, ничего не нашла. «Золотой поезд» нацистов так пока и остался призраком, вероятнее всего, чьей-то шуткой или фантазией, но, кто знает, возможно, имеющей под собой рациональное основание.

Где-то здесь, согласно легенде, похоронен «золотой поезд» нацистов
Где-то здесь, согласно легенде, похоронен «золотой поезд» нацистов

Легенды о сокровищах всегда будоражили людей. Авантюристы, аферисты, любители легкой наживы, наконец, просто искатели приключений с удовольствием искали Эльдорадо в джунглях Амазонии, потерянные гробницы фараонов в египетской Долине царей, сокровища Серебряного флота на дне тропических морей. По очень приблизительным оценкам, в результате Второй мировой войны было утеряно более ста тысяч художественных объектов разного рода и ценности. Какие-то из них были уничтожены, другие осели в секретных частных коллекциях. Наверное, не найдены и все немецкие тайники, устроенные при падении Третьего рейха и затем забытые с гибелью их создателей. Рано или поздно нас всех вновь потрясут находки уровня «мюнхенского клада», а значит, их поиски будут продолжаться. Великие загадки всегда волнуют, тем более когда за ними стоит великое преступление.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia