Onliner.by в Праге: репортаж из самого раскованного города Европы

301
23 августа 2016 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский

Onliner.by в Праге: репортаж из самого раскованного города Европы

Ежегодно миллионы туристов приезжают сюда, чтобы подняться к императорской резиденции на Граде и пересечь Влтаву по Карлову мосту, своими глазами увидеть знаменитый орлой, куранты на башне Староместской ратуши и выпить бокал пива, закусив его вепревым коленом с кнедлями. Его называют городом тысячи шпилей, а стоило бы — городом тысячи удовольствий. Непростой характер Праги — в репортаже Onliner.by.

«Бивлия Руска, выложена доктором Франциском Скориною из славного града Полоцка, богу ко чти и людем посполитым к доброму научению» — заголовок скориновской Библии, первого печатного издания на старобелорусском языке, знает, видимо, каждый школьник нашей страны. Столь знаковый артефакт появился на свет именно в Праге, поэтому остаться равнодушным к этому городу у белоруса, скорее всего, не получится. Напоминанием о тех временах, когда территория нашего государства была частью единого европейского культурного пространства, служит памятник первопечатнику, установленный два десятилетия назад неподалеку от пражского Града.

Конечно, Прага Скорины немало отличалась от Праги современной, но если и есть городской уголок, точно не забывший выдающегося восточнославянского гуманиста, то он здесь, на Граде, в тени грандиозной готики собора святого Вита, под стенами старого дворца. К сожалению, днем проникнуться мыслью, что в начале XVI века полоцкий парень мог получить образование в Польше и Италии и работать при чешском королевском дворе, мешают кажущиеся бесконечными группы туристов. Впрочем, здешняя многолюдность — тоже яркая грань характера этого города, с которой приходится мириться.

Не вполне очевидно, но в Праге живет значительно меньше людей, чем в Минске. Именно туристы, организованные и не очень, не дают потерять ощущение мегаполиса. Кажется, они есть здесь в любое время года, вытесняя коренных пражан из центра на окраины. Немало и экспатов, приехавших сюда за лучшей долей: услышать русский от таксиста, администратора в гостинице или продавщицы на Вацлавской площади проще простого.

В колорите Праги есть многое от подобной мультикультурности, нравится это кому-то или нет. Демократический город принимает всех — от нищих беженцев и бэкпекеров, путешествующих по Европе без гроша в кармане, до вполне состоявшихся людей, переезжающих сюда ради жизни в невыносимо прекрасном архитектурном заповеднике.

Даже сама по себе Прага полицентрична. Каждый из пяти ее исторических районов изначально был отдельным городом со своей главной площадью, своей ратушей, своими чиновниками, ее занимавшими, и (очень часто) с непростыми отношениями с соседями. Лишь в конце XVIII века Прагу наконец удалось объединить в нечто целое, но порой все равно кажется, что сепаратистский дух по-прежнему здесь.

И в пределах одного района, одного «города» из той оригинальной пятерки, и сформировавшей чешскую столицу, пейзаж — архитектурный и ментальный — может стремительно меняться. Пышные доходные дома Парижской улицы с ее дорогими бутиками мгновенно сменяют средневековые постройки старого еврейского квартала Йозефова с его синагогами и частоколом могил на древнем кладбище. Модницы на тропе шопинга соседствуют с раввинами, а запах денег — с духом голема, легендарного глиняного великана, созданного пражскими каббалистами.

В такой парадоксальной естественности — вся суть города, места, расслабленная атмосфера которого не может не вдохновлять. Напряженность чувствуется разве что на Вацлавской площади. Вероятно, в любом туристическом городе должно быть нечто подобное, точка, где человеческие пороки заметнее всего, где из героя-путешественника можно легко превратиться в жертву.

Но проигнорировать ее все равно нельзя. Это путеводитель по пражской архитектуре XIX—XX веков: от роскошного неоренессанса Национального музея через стильный функционализм 1920-х и послевоенную классику к брутальному модернизму 1960—1970-х годов. Наконец, это важное место для национального самосознания чехов и их идентичности как народа. Именно на Вацлавской площади в 1969 году устроил самосожжение студент Карлова университета Ян Палах, протестовавший против ввода советских войск в Чехословакию.

Здесь же начинается улица на Пршикопе. Некогда граница Старого и Нового городов, сейчас она превратилась в оживленный пешеходный променад, главную торговую артерию с магазинами, куда более демократичными, чем на Парижской. Обычный маршрут в конечном итоге неизбежно приводит в лабиринт улочек Старе-Места, где находится неочевидная, но важная для белоруса цель — Клементинум у Карлова моста. Сумевший проникнуть на территорию этого бывшего иезуитского коллегиума, который занимает Национальная библиотека Чехии, обнаружит там мемориальную доску Франциску Скорине — еще один белорусский след на пражской земле.

В этом плотном, переполненном людьми замечательно сохранившемся урбанистическом пейзаже ярко выделяются десятки и десятки церквей. При этом в своем отношении к религии пражане (и чехи вообще) эволюционировали заметнее всех в Европе. 60—70% населения города и страны в бога не верят. Это удивительный атеистический остров, со всех сторон окруженный истово католическими странами. Костелы здесь сейчас — это скорее музейные объекты, площадки для столь популярных у туристов концертов органной музыки, нежели сакральные объекты. Еще одна грань местных либеральных нравов.

Популярные пивные в монастырских залах никого не удивляют, тем более что выглядят они там естественно. Пиво варилось в монастырях, да и вокруг этого напитка в стране создан настоящий культ, в котором, в отличие от религии, здесь еще не разочаровались. Поддерживают его и гости Праги, убежденные путеводителями, что настоящее пиво бывает только в Чехии.

Такая культура близка белорусам, неудивительна поэтому и ее популярность. Минимум снобистского пафоса, максимум демократичности, простой, понятный и, что немаловажно, доступный формат отдыха, возведенный в Праге с присущей чехам изобретательностью в абсолют.

У этого города множество других лиц, объединяет же их одно — готовность Праги и пражан постоянно меняться. Именно поэтому не выглядит инородно знаменитый «танцующий дом» Фрэнка Гэри — деконструктивистская фантастика, пришельцем с другой планеты возникшая прямо в историческом центре города. Более того, здесь она сама становится объектом пристального внимания приезжих. Это удивительное, редкое и оттого тем более ценное свойство места и его обитателей.

Свобода совести, свобода выбора, наконец, свобода нравов — это все про него. Порой кажется, что «город тысячи шпилей» даже переходит за грань разумного, но в этом ультралиберализме он весь. Бороться и искать, найти и не сдаваться — строки, когда-то написанные Альфредом Теннисоном, идеально подходят беспокойному характеру Праги. Не сидеть на месте, только вперед, в новое плавание!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Поездка состоялась благодаря поддержке туристической компании «Аэротрэвел». Следите за новыми выпусками!

Читайте также:

Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский
ОБСУЖДЕНИЕ