Задержите дыхание: районы Минска, где царствует нестерпимая вонь

 
04 ноября 2015 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Малиновский

В последнее время смог стал частым гостем столицы. Непроглядная пелена накрывает город с завидным постоянством, заставляя минчан полной грудью вдыхать прогорклый, дурманящий воздух. Конечно, до китайского «отравленного тумана» нам еще далеко, но первые звоночки уже появились. Впрочем, пережить нашествие смога большинству горожан под силу: день-два — и дымка рассеивается, так что очереди в аптеку за марлевыми повязками еще никто не наблюдал. Правда, есть среди минчан и отдельная категория особо «везучих» жителей, которые подвергаются атаке сомнительных ароматов гораздо чаще, чем все остальные, — это обладатели престижного и не очень жилья рядом с производствами. Чадящие адские трубы, километровые свалки, канализационные стоки и перерабатывающие цеха вблизи городских квартир — все то, что превращает воздух в смрад и отравляет жизнь минчан, — в обзоре Onliner.by.

ЖК «Каскад». Александр: «Вонь просто выносит мозг — металлическая, густая, сочная»

О проблемах новоселов жилого комплекса «Каскад» не слышал разве что тот, кто совсем недавно перебрался в Минск. Симпатичный ярко-зеленый квартал, где уже проданы сотни квартир, делит свое воздушное пространство с Минским заводом отопительного оборудования. На первый взгляд кажется, что производство находится на порядочном удалении от ЖК, но это не спасает «каскадовцев» от вони и выбросов, идущих с радиаторного завода. Откреститься от дурно пахнущего соседа у них не получится: перенос такого гиганта за МКАД потребует неимоверных финансовых затрат, а в планах города масштабных переездов нет. Поодиночке и массово владельцы квартир обращались в различные инстанции, но ситуация, на их взгляд, ничуть не изменилась.

— Когда ветер дует в сторону «Каскада», запах стоит все время — запах, который ни с чем и никогда не перепутаешь. Сначала он витает по дворам, а потом появляется и в квартирах, — описывает свои будни Александр, рассказ которого напоминает начало фильма ужасов. — Бывают дни, когда весь двор окутан белесым дымом — предметы, которые находятся в нескольких десятках метров впереди, четко рассмотреть невозможно. В такие моменты различные службы могут мямлить, что это выхлопы от машин, но не надо делать из нас дураков.

Если поймать самый пик выброса, можно прийти в капитальный ужас: вонь просто выносит мозг. Она жуткая, металлическая, очень густая и сочная. Сколько нам уже приходило отписок: и про автоматические измерения, и от компетентных служб — все якобы в порядке. Но что нам эти бумажки, если воняет?!

Когда смотришь на весь комплекс с высоты 18-го этажа, видишь, что завод вроде далековато, а сам «Каскад» не маленьких размеров. В таком случае напрашивается вопрос: сколько гадости надо «выхлопнуть», чтобы загадить такой объем воздуха?

— Радиаторный — это жуть, — переживает Ирина. — Если он работает и ветер дует в нашу сторону, дышать невозможно. И ведь это не просто неприятно, но и очень вредно (почитайте, какие болезни все это вызывает). В «Каскаде» много молодых семей, деток — ну как можно к людям так безразлично относиться?..

Наш жилой комплекс — классное место для жизни, многое продумано. Но завод, конечно, все портит. Мы с мужем шутим, что главная мечта «каскадовцев» — чтобы на месте радиаторного парк высадили. Да что угодно, лишь бы не чадящие вагранки. Согласитесь, что ситуация, когда в центре города пыхтит и воняет такое вредное производство и зачастую стоит сизый дым, ненормальная.

Да, местные власти будут оправдывать его существование большими затратами на перенос, но, как мне кажется, бессмысленно строить спорткомплексы для укрепления здоровья жителей и сразу же травить последних вредными выбросами. Нам отовсюду, куда мы ни обращались, приходят отписки, мол, выбросы в норме. Но как такое может быть? Вдруг они замеряют, когда завод не работает…

— Когда выбирал жилье, изучал эту тему на форумах и в интернете. Рассчитывал, что новые очистные сооружения изменят атмосферу в квартале, — рассказывает еще один новосел. — К тому же оставалась надежда, что завод вынесут за пределы города. Живу в «Каскаде» уже третий год, из моих окон видны трубы вагранок, и я точно знаю, когда они работают.

Трубы выбрасывают густой белый дым со специфическим запахом, поэтому окна со стороны завода мы стараемся не открывать: вонь невыносимая в любую погоду. Этот запах невозможно перепутать с другими, на которые ссылаются в своих отписках санитарные службы города. Это не смог и не выхлопы автомобилей — это запах плавленого чугуна. Но вот санслужбы в своих официальных письмах ссылаются на высокую транспортную нагрузку, выбросы других предприятий и соответствие проб воздуха предельно допустимым нормам.

Какой-то сезонности в работе завода я не замечал. Скорее всего, интенсивность выбросов зависит от заказов, поступающих на завод. Понятное дело, я переживаю за здоровье своих близких, детей, так как последствия подобного соседства могут выявиться спустя годы. Когда-то было желание продать квартиру и переехать, но останавливают бытовые трудности. Лучшее решение, которое я вижу, — перенос завода за территорию города. Со мной согласятся жильцы «Каскада» да и, пожалуй, всего Фрунзенского района.

Руководству радиаторного завода я бы советовал не только иметь в арсенале розу ветров, на которую они так любят уповать, но и взять на себя социальную ответственность, на практике принять все возможные меры по снижению выбросов загрязняющих веществ и публиковать эти данные в общем доступе. Не мешало бы пригласить на встречу жильцов «Каскада» и начать, наконец, диалог с нами.

— Не знаю, во сколько у них начинается смена, но вонять может уже с самого утра, — делится наболевшим еще один «каскадовец» Олег. — Летом, особенно в июне и июле, было очень трудно дышать. Я специально уходил из дома куда подальше. Если дует сильный ветер, он, конечно, все эти выбросы развеивает. Но если ветерок метра 3—4 в секунду, нам приходится тяжело. Даже когда езжу по Тимирязева на машине, выключаю забор воздуха с улицы: от этого запаха просто невыносимо.

В официальные письма и ответы завода не верю. В сторону радиаторного смотрит множество квартир, и каждый жилец может рассказать вам и про свое самочувствие, и про головные боли. У нас регулярно стоит сизый дым, который не развеивается, удушливый запах. О чем еще после этого можно говорить?.. Да и окна у людей закопченные. Предлагаю всем, кто подписывает документы о том, что показатели всегда в норме и все замечательно, приехать сюда и подышать.

Воинственную позицию жильцов на Минском заводе отопительного оборудования не понимают:

— Какие жители жалуются? «Каскада»? В сентябре было совещание у замглавы Фрунзенского района по этому вопросу. Я выступал там, был с документами. Роза ветров не попадает в ту сторону. Им не дует, — ответил главный инженер.

— Но люди говорят, что попадает и дует…

— Есть официальный документ по выбросам. Замеры производятся автоматически по шести точкам вокруг завода. Я бы понял жалобы с других улиц и точек, но не оттуда. Лучше бы жители посмотрели, во сколько раз увеличилось количество транспорта. Мы давали достаточно информации в прессе: проводили и все показывали, постоянно шлем во Фрунзенский исполком отчеты о мерах, которые приняли.

В отделе маркетинга также согласились немного порассуждать на «зловонную» тему. Аргументы специалистов свелись к тому, что завод стоит на своем месте уже 60 лет, а «Каскад» — даже меньше 10. К тому же предприятие — крупнейший налогоплательщик во Фрунзенском районе.

Завод «Строймаш». Василий: «Район заволакивает желто-черным дымом, а в это время детишки играют в песочнице»

Еще одна зловонная «литейка» притаилась на улице Рыбалко. Трагичность ситуации заключается в том, что жилой квартал, состоящий в основном из стареньких пятиэтажек и всего нескольких более свежих построек, от завода «Строймаш» отделяет только двухполосная дорога. Хотя есть и свои маленькие плюсы — предприятие работает под заказ.

— Вот эта труба — причина всех бед нашего района, — полушутя говорит Василий, указывая на потемневшую трубу не самых больших размеров.

Он переехал в дом, находящийся на первой линии от завода, около двух лет назад.

— Место здесь «эксклюзивное». От местных жителей знаю, что началось все не вчера: завод сколько здесь находится, столько и коптит. Руководство козыряет тем, что предприятие появилось раньше, чем жилые дома: мол, мы здесь были первые, значит, имеем больше прав. Окна моей квартиры выходят прямо на завод, так что их деятельность всегда на виду.

Завод работает под заказ, так что ежедневных смен, чтобы каждое утро запускалась вагранка, нет. Но смысл в том, что, когда труба начинает дымить, находиться на улице нереально. Первый час — просто ужас, желто-черным дымом заволакивает весь район. И тут уже как ветер подует: если повезет, все унесет в сторону промзоны, если нет, задыхаться будут люди в квартирах. У меня дома пластиковые окна всегда плотно закрыты, и все равно запах просачивается, по крайней мере первые два часа. К концу смены уже более или менее, дымок еле идет. На самочувствии это особо не сказывается, быстрого эффекта нет. А как это повлияет на здоровье в целом, видимо, узна́ем с годами.

Любопытно, но усиленно работать они начинают где-то в пять часов вечера по пятницам. Можно только догадываться, с чем это связано. Если бы днем коптили, еще куда ни шло: все люди на работе — даже и не заметили бы. Думаю, если бы контролирующие органы относились к этому вопросу более серьезно, нарушения бы здесь фиксировали регулярно. Я общался со специалистами из Комитета по охране окружающей среды, они признают, что серьезных рычагов воздействия на завод нет — провести замеры, оштрафовать, пожурить. В месячные нормы по выбросам «Строймаш» вроде укладывается, но сами понимаете, что это означает, если «дымить» не каждый день. Так можно надышаться за один раз на всю жизнь.

Вроде говорят, что будет модернизация, смонтируют новую трубу, поставят фильтры. Хотя и сейчас уже можно было бы кое-что сделать для жителей: учитывать направление ветра, выбирать время, когда дома находится минимум людей. И не «кочегарить» в самую жару, как это было летом: на улице за тридцать, и так дышать тяжело, а еще и вонища от завода. Просто подходить надо более разумно. Если бы видели ситуацию, когда вечером дети в песочнице играют, а над домами витает желтый дым, вы бы ужаснулись.

О жалобах минчан на едкий запах и дым сотрудники завода, конечно же, знают. Но уверяют: еще чуть-чуть — и все закончится:

— У нас проходит модернизация, есть план мероприятий. Вторая вагранка уже сделана, будет установлена до конца года. Та вагранка, которая работает, уже модернизирована. На обеих вагранках установлены системы очистки — были до этого и сейчас будут.

МАЗ, МТЗ и другие. Сергей и Игорь: «В районе две беды: адские трубы и „горнисты“»

Если всего один завод, оснащенный «литейкой», способен существенно усложнить горожанам жизнь, то что уж говорить о тех, кто стал владельцем «квадратов» в районе, который изначально создавался для того, чтобы чадить, коптить, собирать и выпускать. Покупка квартиры в Заводском или Партизанском районе как бы предполагает добровольный отказ от свежего городского воздуха. «Пролетарский дух» уже давно напрягает часть минчан, справедливо требующих установки современного очистного оборудования, которое должно работать каждый день, а не по большим праздникам.

— Если утром открыть окна, с улицы в квартиру поступает смрад от тракторозаводской «литейки». Сколько еще десятилетий будут травить жителей Дражни, Автозавода и Серебрянки? Когда закроют или вынесут за пределы города эту адскую трубу? — переживает за свое здоровье и самочувствие земляков Сергей.

Впрочем, минчанин Игорь, живущий на улице Запорожской, не столь категоричен:

— Раньше запахи «литейки» доносились до нас гораздо чаще. Сейчас же заводы работают вполсилы, на многих предприятиях рабочая неделя длится всего три дня, и ароматы производств появляются гораздо реже. Но в особо неудачные дни, когда ветер дует с юга, все еще можно уловить специфические нотки.

Особый признак соседства с «литейкой» — состояние автомобилей. Если машина будет долго стоять на месте, а завод — работать, как и положено, во все смены, то кузов покроется мелкими частицами то ли пыли, то ли металла. Эти частицы въедаются в краску, оставляя после себя точечные следы. И если на темной машине это не так заметно, то со светлой беда: незапланированный «заводской слой» не смывается. Но, повторюсь, сейчас литейные запахи скорее редкость. Проблема у нас в районе несколько иная. Несмотря на все экономические трудности, в дни зарплаты и аванса под каждым кустом и на каждой лавочке располагаются «горнисты» — по двое-трое мужики с бутылочкой коротают время. Не самое приятное зрелище.

Как и в предыдущих случаях, санэпидемстанция успокаивает: жить рядом с заводами не так и плохо, реальность ведь меняется к лучшему: «По данным ОАО „Минский тракторный завод“, предприятием принят к исполнению план природоохранных мероприятий с реализацией в 2015—2019 гг., предусматривающий ряд природоохранных мероприятий, направленных на улучшение качества атмосферного воздуха. Непрерывные круглосуточные наблюдения за уровнем загрязнения атмосферного воздуха в зоне влияния выбросов ОАО „МТЗ“ осуществляются государственным учреждением „Республиканский центр радиационного контроля и мониторинга окружающей среды“ Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды на автоматической станции контроля №13 по ул. Радиальная, 50. Информацию о качестве атмосферного воздуха в режиме реального времени можно получить на сайте rad.org.by».

Курасовщина и мясокомбинат. Дмитрий: «Вонять стало меньше, но приспособиться к этому запаху нереально»

От запахов производственных перейдем к ароматам пищевым. Угоститься продукцией Минского мясокомбината любят многие, а вот проехать мимо улицы Казинца, не задержав дыхание, еще недавно было под силу далеко не каждому. Тошнотворный запах сшибал даже самых стойких, заставляя мечтать о том, чтобы обрести сверхспособность разучиться дышать или по крайней мере лишиться обоняния. Выворачивающий наизнанку смрад въелся в память многим. Правда, сейчас на заводе если и не покончили со зловонием, то снизили «градус» уж точно.

— В Курасовщине я живу 14 лет, то есть застал времена еще до модернизации завода, — делится опытом выживания минчанин Дмитрий. — Мой дом находится на площади Казинца — в четырех остановках от мясокомбината. И хочу сказать, что ароматы реально доходили даже до нашего квартала. Помню, раньше, когда летом мимо завода проезжал троллейбус, все задерживали дыхание за две остановки до «объекта икс» и выдыхали только через две остановки после. Сейчас стало проще, хотя согласиться с тем, что запахи исчезли полностью, я никак не могу. Воняет все равно. И я уверен, что единственный способ избавиться от этих запахов — вынести завод за черту города. По-моему, такое производство само по себе не может быть идеально чистым, ведь там есть убойный цех, постоянно привозят животных.

Просто не представляю, как живут люди рядом с мясокомбинатом. Я искренне сочувствую им. Понятно, что отчасти они привыкают, но полностью приспособиться к этой вони нереально. Особенно летом — там невозможно находиться. Боюсь, что в теплое время года запахом пропитывается просто все, а окна в квартире открыть невозможно. Хотя, соглашусь, в целом стало намного легче. Если бы я жил ближе, наверняка задумался бы о том, чтобы продать квартиру и уехать в другой район.

Знаю, что раньше было огромное количество обращений на завод. Что-то там поменяли, радиус «поражения» сократился, но в него по-прежнему попадают жилые дома. Думаю, живущие там люди — самые несчастные минчане. Хотя, надо отметить, продукция у мясокомбината отличная, и я с удовольствием ее покупаю.

К чести Минского мясокомбината проблему там не отрицают:

— Года три назад мы закрыли цех по переработке утильсырья, поэтому запахи уменьшились. Полностью исчезнуть они не могут: нам поставляется живой скот (свиньи, коровы), от него в любом случае есть запах, от этого никуда не деться. А от основного источника мы избавились. Заключен договор с организацией, которая ежедневно приезжает и забирает у нас утильсырье на переработку, ничего не залеживается.

Шабаны. Ирина: «Когда на район „наваливается“ запах, приходится закрывать окна или убегать с улицы»

Несмотря на довольно скромные криминальные «заслуги» в настоящем, за микрорайоном Шабаны продолжает тянуться сомнительный шлейф из прошлого. Классическое сочетание шести букв, ставшее именем нарицательным, по-прежнему вселяет ужас в неокрепшие умы и рождает шутки на тему гопников, вечерних приключений и суровости местных жителей.

Признаемся, при свете дня район не выглядит устрашающе. Мрачно и депрессивно — да, но не больше. Обычные люди в обычном ритме идут по делам, гуляют с детьми, по-своему веселятся.

Омрачает жизнь в этом районе зловонная проблема. Шабаны могут «похвастать» соседством со свалкой. Окна некоторых квартир выходят прямо на полигон, который в осенней дымке выглядит загадочно.

Дополняет картину источников мерзких запахов кожевенное объединение, мусороперерабатывающий завод и очистные сооружения. Станция аэрации, хоть она и расположена почти в 20 километрах от жилого района, то и дело подкидывает «воздушные поцелуи» на «Большую землю».

Возле самих рукотворных озер, где никогда не цвести кувшинкам и не загорать купальщикам, стоит невыносимая вонь. Стоит пройти лишний шаг к тому, что по виду напоминает воду, и тебя начинает выворачивать. И это поздней осенью, что уж говорить про летний зной.

Удивить жителей Шабанов расспросами про вонь нам не удалось: все знают, терпят, пытались писать и обращаться, но помощи не дождались. Оттого приняли миазмы как данность и даже не выражают особых эмоций по этому поводу.

— Бывает, появляется запах, даже не знаю, от чего именно он идет, — рассказывает молодая мама. — Некоторые говорят, что из Гатово, некоторые — что от очистных сооружений. Я живу здесь не так давно, поэтому не могу сказать, сколько это продолжается. Но летом было — налетит вонь и держаться может по полчаса. Как только почувствовал что-то подозрительное, надо сразу закрывать окна, иначе и в квартире будет не продохнуть. Точно помню, что пару раз за лето такое было.

Ирина, также проживающая в Шабанах, более категорична:

— Когда «наваливается» эта вонь, дышать просто невозможно — глаза слезятся. И дети жалуются, но что тут объяснишь: надо потерпеть? Уже сколько лет дышим непонятно чем. Приходится буквально бежать с улицы домой, от отвращения лицо сводит.

Но столичные власти не дремлют, по крайней мере обещают исправить ситуацию в ближайшее время: документация на реконструкцию и «осовременивание» очистных сооружений уже разработана. Предполагается, что решить «зловонный» вопрос удастся в следующем году. «Планируется не перенос, а реконструкция», — пояснял в начале осени председатель Мингорисполкома.

Вам будет интересно:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Минчанин: «Работаю возле радиаторного завода. К концу дня нахожусь в пограничном состоянии между обмороком и рвотой»

Минчане по-прежнему жалуются на неприятные запахи радиаторного завода: «Если ветер в нашу сторону, на ночь закрываем окна»

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Малиновский