Жара в Сельхозпоселке: «Сегодня Генплан — это табличка с объявлением, где написано: продается земля вместе с жителями и их имуществом»

 
39 688
05 августа 2015 в 13:13
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий

30-градусная столичная жара, буквально расплавившая вчерашний день, для некоторых столичных чиновников оказалась далеко не главным испытанием. Конфликт в Сельхозпоселке, начавший набирать обороты еще этой зимой, во вторник выплеснулся очередным взрывом народного гнева. Аплодисменты, осуждающее «ууууу», демонстративный уход из зала, смех и голосование — на обещанной встрече с жильцами по вопросам сноса домов было все. 

Как и во время предыдущего собрания, поговорить с чиновниками изъявили желание сотни жителей Сельхозпоселка. Правда, на этот раз встреча была организована более грамотно: появилась питьевая вода со стаканчиками, несколько микрофонов, а на случай непредвиденных ситуаций — охрана. Однако место собрания — актовый зал средней школы №178 — оказался слишком компактен: организаторам впору было арендовать малый зал Дворца Республики, а не помещение, предназначенное для школьных концертов.

Желающие принять участие в обсуждении и заслушать выступления городских чиновников заняли все основные и дополнительные места, толпились в проходах, слушали выступление, усиленное динамиками, под открытыми окнами школы. В фойе перед актовым залом до поры до времени пытались разобрать звуки десятка четыре сельхозпоселовцев.

Несмотря на открытые настежь окна, кислорода катастрофически не хватало: тяжелый, спертый воздух как будто можно было резать ножом. Хорошо, что никого из участников дискуссии, многим из которых далеко за 60, не хватил удар.

К чести руководителей различных ведомств и управлений, назначенная на 18:30 встреча началась вовремя. Вступительное слово «отцов города» было долгим и пространным: рассуждали о судьбах столицы, строительстве третьей ветки метро, прекрасном будущем Минска, если кое-кто будет сознательным и поступит так, как минчане из частного сектора, которые в 50—60-е годы безропотно соглашались на снос. «Вы еще в 20-й год вернитесь. Ближе к теме! При чем здесь мы?» — начало доноситься из зала, когда, по мнению собравшихся, спикеры слишком ушли в лирику.

Держать ответ перед горожанами пришлось в основном председателю Комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома Павлу Лучиновичу. Главные архитекторы Советского района и «Минскградо» все больше отмалчивались, давая лишь краткие пояснения по мере необходимости.

— Перед нами стоит задача сдерживания роста города Минска. Столица больше не будет развиваться, — начал выступление Павел Сергеевич, чем сразу же позволил людям подчеркнуть очевидное противоречие.

— Так а зачем вы Сельхозпоселок собираетесь снести и застроить? Сколько сюда многоэтажек хотите впихнуть?

— Есть определенные социальные стандарты. И они, к сожалению, не соблюдаются. Обеспеченность жильем конкретного человека не выдержана в Минске. Могу вам ответственно заявить: в городе практически нет участков без обременения. Небольшие территории остались только в жилом районе Каменная Горка и Лошица. Насчет Советского района: пропорции таковы — на значительной части территории живет совершенно незначительное количество населения. Город обеспечил разработку необходимой проектной документации. В целом я подтверждаю, что эти документы направлены на дифференцированный подход. Не ставится задача тотального сноса частного сектора. Вдоль магистральных улиц мы действительно предусматриваем создание многоквартирной застройки.

Мы понимаем, что было неправильно не разрешать людям развивать и реконструировать свои дома десятилетиями. Надо определять четкие сроки.

За 2015—2016 годы должен быть решен вопрос с отселением и выплатой компенсаций. Физический снос будет осуществляться в течение 2017 года. Это территория улиц Тиражной, Тургенева, Комаровское кольцо, Гало. Город берет на себя такие обязательства, — заверил Павел Лучинович.

Краткое и спокойное выступление чиновника, кажется, только раззадорило жильцов. К всеобщему удовлетворению свободный микрофон попал в руки дерзкого, по нынешним меркам, жильца Александра, который задавал каверзно-насмешливые вопросы, всякий раз сопровождавшиеся бурными аплодисментами и одобрением зала.

— Скажите, пожалуйста, какую площадь территории Минска занимает посев сельскохозяйственных культур? Можете на карте показать. Почему просо надо оставить, а территорию частного сектора снести? — покусился на святое мужчина.

— Потому что наша земля самая дорогая. Перепродадут ее подороже! — закричали женщины.

А вот Павел Лучинович объяснил, что все дело в экологии и высокой ценности пахотных земель. Кроме того, «есть масса примеров, где такие земли будут изымать».

— Хорошо, почему тогда выделяются новые территории под частную застройку? Я имею в виду такие улицы, как Золотая, Серебряная, Агатовая, Изумрудная, Бриллиантовая, — интеллигентно издевался Александр над нашей суровой действительностью. Когда чиновники его не поняли, пояснил: — Школьная, Тихая, Пионерская, Речная (это все Дрозды).

— И живут там в нашем социально возводимом государстве нянечки из детских садов, работники прокатного цеха, учителя начальных классов, — ерничал мужчина. — Так зарезервируйте эти территории за нами и спокойно сносите Сельхозпоселок.

Предложение, по понятным причинам являющееся безумием в современном Минске, осталось без ответа.

— На территории города Минска живет 2 миллиона человек, сколько еще деревень вы собираетесь перетянуть в город? — продолжал «давить» вопросами подготовившийся к собранию жилец не робкого десятка.

— Я, кажется, уже объяснил: у нас обеспеченность квадратными метрами на человека отстает от наших заданных социальных стандартов. Нам не хватает территории, — ответил председатель Комитета архитектуры и градостроительства.

— Ни один инвестор ничего бесплатно не делает. Он зарабатывает деньги. Почему я должен менять свою жизнь и ее уклад ради того, чтобы кто-то заработал деньги?

Такие бурные и продолжительные аплодисменты, какие раздались после этого вопроса, вряд ли припомнит любой из белорусских исполнителей средней руки.

— Большая часть площадок сейчас выделяется посредством аукциона. Без заявительного и конкурсного принципа земля под многоэтажную застройку предоставляется только государственным предприятиям. Город зарабатывает, — попытались оправдать государственными нуждами все неудобства людей чиновники.

— Вы сорок лет запрещали нам строиться. Нельзя было капитально ремонтироваться, увеличивать площади, проводить воду и канализацию. Штрафовали без конца, если кто-то что-то делал. А теперь говорите, что нас надо снести, потому что жилье ветхое? — взял слово пенсионер Виктор Белькевич.

— Мы признаем, что это было неправильно. Сейчас город поворачивается к людям.

— Так вы все равно не разрешаете нам строиться, сносите против желания. Чем вы к нам повернулись?

— Этот участок получал еще мой дед. Сорок лет нам говорят, что мы идем под снос. Скажите, куда меня практически из центра города собираются отселить? В Каменную Горку, каменные джунгли? Спасибо, я не хочу. А еще и компенсировать по ветхому жилью, — возмутилась коренная жительница Сельхозпоселка.

— Сейчас заканчивается разработка Генерального плана города… — начал было отвечать Павел Лучинович.

— То есть собирается 20 человек и решает, где и как нам жить? — перебили его люди.

— Почему мы, коренные минчане, прожившие здесь всю жизнь, должны уезжать из города Минска в какие-то Смолевичи, Руденск и бог знает куда еще. Понимаю, если кто-то не смотрел за своим домом — им переезд за счастье. А тем, у кого добротные дома, что вы скажете? Что они получат? Нас притесняли всю жизнь, даже детей к себе прописать не могли. Сколько можно?

Почему компенсацию считают только по первым двум пунктам указа №58 — квартиры нам предлагают и деньги. Но ведь есть пункты четыре и пять, где прописано, что мы имеем право получить равноценный дом! — составили коллективный вопрос сельхозпоселовцы.

Тут уже взвилась дама из президиума — такая «наглость» со стороны жильцов, которые захотели вместо своих насильно сносимых домов получить другие такие же, заставила ее эмоционально и раздраженно выступить:

— Пятый пункт — это указ для всей Республики Беларусь. Там, где возможно строительство и получение в собственность жилого дома, она предоставляется. Но в городе Минске такой возможности нет.

После этих слов зал снова взорвался: крики «почему?», «раз нет возможности, то и не сносите», «а вы сами поедете в другие города», улюлюканье и даже свист нарушили доселе более-менее мирный ход собрания. Человек двадцать поднялись со своих мест и демонстративно вышли: «хватит это слушать, переливают из пустого в порожнее», «наши интересы им до лампочки».

— Послушайте, нет для нас земли в Минске, так дайте в ближайшем пригороде — Дроздово, Тарасово, Цна, Валерьяново, Раубичи, Веснянка. Каждую неделю на «Онлайнере» публикуют результаты аукционов — земля есть, и ее продают с молотка. Раз вы нарушаете наши права и лишаете возможности жить в Минске, то отдайте участки в этих населенных пунктах — без очереди и без проведения аукциона, на вечных правах. Почему не предусмотрена для нас земля рядом с МКАД, — выступил один из мужчин, которого поддержали земляки, но не чиновники.

— Очень правильный вопрос, — взял слово архитектор Советского района. — Есть проблема с Минской областью и районом. Мингорисполком постоянно посылает запросы и ходатайства в те населенные пункты, которые вы назвали. Нам приходят ответы, что свободных участков нет. Отселять некуда.

— Сейчас все эти деревни — перенаселенные, где нет детских садов, школ, не хватает инженерной инфраструктуры, — попытался образумить желающих переехать в престижные поселки людей главный архитектор района Иван Микула.

— Администрация всеми силами пыталась говорить сегодня на разные темы, переводила нас на индивидуальные вопросы, — взяла слово представитель инициативной группы Ольга Дейнекина. — Я прошу вернуться к той теме, ради которой мы собрались. Мы сегодня не обсудили ни одного вопроса, связанного с законностью ваших действий. Сейчас Генплан — это табличка с объявлением, где написано: продается земля вместе с жителями и их имуществом. Через изменения Генплана исполком гарантирует любые возможности инвестору.

Так вот, какими документами, которые носят более высокую юридическую силу, чем Конституция, вы руководствуетесь, когда лишаете нас собственности? Указ №58 не соответствует Конституции! Наши участки выделились в 40—50-е годы, а 58-й указ — только недавно подписан и распространяется на правовые отношения, которые возникли после его принятия. Поэтому вы не имеете права нас продавать инвестору.

Павел Лучинович пообещал сделать запрос относительно соответствия указа действующей Конституции.

Общее собрание продолжалось до девяти вечера. Люди снова требовали сохранения всех построек в Сельхозпоселке и предоставления возможности отремонтировать свои дома, а также проложить коммуникации. «21-й век! У вас есть ванна? Я тоже хочу сделать себе ванну!» — эмоционально выступила девушка.

— 11 гектаров и 117 частных домовладений подлежит сносу. На фоне 250 гектаров всего Сельхозпоселка это незначительная территория, — попытался «успокоить» людей, попавших под снос, главный архитектор Советского района и снова привел странные успокоительные аргументы: — Половина остается в зоне сохранения, половина — в зоне сноса, но на эту территорию застройщики не определены. Поэтому вас ни сегодня, ни завтра сносить не будут.

— А когда? Еще 10 лет ждать и не иметь возможности что-либо делать? Надоело жить так, что невозможно планировать свою жизнь даже на пять лет вперед. Чего стоит ваш Генплан? Этот дом — это мое, я его не продаю, это вы пришли ко мне и пытаетесь лишить собственности. Я не хочу никуда уезжать — ни в квартиру, ни за МКАД.

— Исходя из того, что здесь происходит, понятно, что Горизонтпроектстрой работает с вами несколько некорректно, — продолжил главный архитектор. — Он должен вам предлагать варианты, которые вы желаете и которые предусмотрены законом. Не надо вам ехать в хрущевку.

После долгих обсуждений президиум и люди сошлись на том, что надо провести анкетирование, которое позволит узнать мнение сельхозпоселовцев: какой процент жителей готов на переезд, кто недоволен компенсацией, какие условия будут приемлемыми. «Я вижу, что мотивы у людей разные», — пояснил Павел Лучинович. Люди потребовали, чтобы члены инициативной группы присутствовали при подсчете голосов.

Чиновники еще пытались воздействовать на сознательность и разум собравшихся, говоря, что их земля ценная, она будет работать на экономику города и позволит сотворить новый красивый проспект — «лицо города», но совершенно не слыша замечания жильцов, что за ценную землю надо давать хорошую компенсацию. Расходились сельхозпоселовцы разочарованные: ничего обнадеживающего они не услышали. Один из мужчин, уходя, прокричал: «No pasarán!» — похоже, жильцы не сдадутся и чиновники так просто не пройдут по их земле.